You are viewing the Russian Vogue website. If you prefer another country’s Vogue website, select from the list

Хотите получать уведомления о самых важных новостях из мира моды? Да, подписаться
Журнал

«Да, я делала пластические операции. И гордиться тут нечем»

В свои семьдесят семь Джейн Фонда опять начинает новую жизнь и показывает, как достойно стареть и в любом возрасте получать то, чего хочешь

«Да, я делала пластические операции. И гордиться тут нечем»

Платье, Nina Ricci; кольцо, Pomellato

«Просто смешно, что при моем возрасте люди считают меня законодательницей моды!» — говорит Фонда и смеется своим неподражаемым хрипловатым смехом. Мы встретились с ней приятным летним вечером на Манхэттене. На актрисе серый кашемировый комплект: облегающая туника с длинными рукавами и узкие брюки. Образ 1970-х дополняет длинная золотая цепочка и массивное угловатое кольцо. Хотя актриса страдает остеоартритом, двигается она легко и красиво, возможно, потому, что всю жизнь занималась балетом и аэробикой. Идеальная осанка и стройная фигура примечательны в любом возрасте, но, учитывая, что Фонде скоро восемьдесят, ее внешний вид просто поражает.

Такая фигура создана, чтобы носить красивую одежду. На последнюю церемонию «Грэмми» Джейн пришла в комбинезоне Balmain, подчеркивающем каждый изгиб. Рианна тогда воскликнула: «Боже мой! С возрастом я бы хотела быть похожей на вас!»

«Правда странно? Я ведь уже практически впала в маразм, — улыбается Фонда, вспоминая тот эпизод. — Честно говоря, раньше у меня были напряженные отношения с модой. Когда я начинала актерскую карьеру в Нью-Йорке, мне нужно было платить за учебу и приходилось подрабатывать моделью. Меня страшно раздражало, что необходимо много внимания уделять внешности, да я никогда особо и не интересовалась нарядами». 


vg_0615-WM-FOND-03_1.jpg
Шелковое платье, расшитое блестками, Lanvin; платиновые кольца с сапфиром, хрусталем и бриллиантами, David Webb


За свою жизнь Фонда трижды выходила замуж за совершенно разных мужчин, сыграла главные роли в знаменитых фильмах и всегда отличалась от других актрис своим стилем. Задолго до выхода «Клюта» (1971) сделала короткую стрижку и слегка взлохматила волосы. Так она выглядела на протяжении 1970-х, а копировали ее фирменную прическу еще несколько десятков лет. И хотя Фонда утверждает, что эротический образ покорительницы космоса Барбареллы для одноименного фильма придумал Пако Рабанн, именно актриса на века превратила ленту в энциклопедию моды. «Я всегда знала, что мне подходит. Накануне «Грэмми» я только взглянула на тот комбинезон и сразу поняла — то что надо. Мне идет что-то структурное, без оборок и бантов, то, что подчеркивает талию и попу — у меня всегда была красивая попа. А вот верхнюю часть рук я могу выставить напоказ только темным вечером при свечах. Я стала старше и сдержаннее. Молодая девушка может много себе позволить. Раньше я считала, что ничего хорошего в сдержанности нет, но сейчас думаю по-другому». 

На отношение Джейн самой к себе всегда влияли мужчины. Незадолго до своего шестидесятилетия она решила снять автобиографический документальный фильм и попросила свою дочь Ванессу Вадим помочь ей. В ответ услы­шала: «Возьми хамелеона, пусть он ползает по сцене — и фильм готов». Обидно, зато точно. Если продолжить сравнение с рептилиями, то с каждым новым мужчиной, будь то отец (легендарный актер Генри Фонда) или три мужа и возлюбленные в промежутках, Джейн скидывала старую кожу и становилась совершенно другим человеком. 


2.jpg
В фильме Роже Вадима «Барбарелла», 1967


Она будто возрождалась в каждом новом «я». В своем нынешнем воплощении — телезвезда популярного сериала, филантроп и да, законодательница моды — Фонда ничуть не менее энергична, чем раньше. «Я начала интересоваться тем, что подумают обо мне мужчины, из-за отца. Я видела в нем себя и хотела получить одобрение». Когда ей было двенадцать, ее мать покончила с собой, после чего девочка замкнулась. «Я готова была превратиться в кого угодно, лишь бы понравиться людям, чью любовь и внимание мне хотелось завоевать, — писала она в автобиографии «Моя такая длинная жизнь» 2005 года. — Я пыталась стать идеальной».

Несмотря на опасения отца, она стала актрисой. Первые пробы состоялись 1959 году. Фильм назывался «Пэрриш», но так никогда и не был снят. Партнером Джейн выступал Уоррен Битти, для которого это также были первые пробы. Он вспоминал, что их «кинули, как львов в клетку, и мы целовались, пока чуть было не откусили друг другу головы». Сама Фонда не помнит, как все прошло, но в шутку подмечает: «Я думала, что Уоррен — гей. Он играл на пианино, и все друзья у него были геи». Ей очень нравился Роберт Редфорд, с которым они снимались вместе в фильме «Босиком по парку» (1967): «Я по уши влюбилась. Между нами ничего не было, но целоваться с ним было просто изумительно». 

В замшевых ботиночках, узких вельветовых брюках и верблюжьем полупальто она стала символом богемного шика. В то время ее уже покорил Роже Вадим, снявший ее тремя годами ранее в «Карусели» и известный своими победами над Брижит Бардо (прославившейся благодаря Роже) и Катрин Денев. Фонда отрастила волосы, перекрасилась в блондинку и переехала во Францию. Они с Вадимом поженились в 1965 году. Вадим изменял, уверяя, что ревность — удел буржуазии. Фонда же хотела быть хорошей женой и поэтому поддерживала увлечения мужа, порой не отказываясь и от секса втроем: «Я настолько глубоко запрятала свои истинные чувства, что в итоге убедила себя, что получаю от такой жизни удовольствие». 


3.jpg
С третьим мужем, медиамагнатом Тедом Тернером, 1990


Вадим занимался карьерой жены — именно он посоветовал ей сыграть главную роль в «Барбарелле», снятой по мотивам французских комиксов. Футуристичные декорации и костюмы в духе 1960-х. «Я никогда не снималась ни в чем подобном. Мне было очень страшно и весело одновременно. Сумасбродный фильм! В первой сцене я появляюсь совершенно голая! Я так переживала, что напилась. Так на протяжении практически всех съемок и ходила пьяная». Во время съемок тридцатилетняя Фонда обнаружила, что беременна. Родилась дочь Ванесса. В 1968 году, после выхода фильма, актриса появилась на обложке журнала «Лайф» как самая желанная женщина мира и стала секс-символом того времени.

Однако она снова полностью изменилась во время съемок следующего фильма — «Загнанных лошадей пристреливают, не правда ли?», драмы Сидни Поллака о танцевальном марафоне времен Великой депрессии. Фонда понимала, что скоро наступит конец ее браку, и интуитивно чувствовала, что нужны перемены: «Я вернулась в Лос-Анджелес и вдруг поняла, что больше не хочу подражать другим женщинам Вадима. И сказала парикмахеру: «Сделайте что-нибудь! Хочу снова стать собой». 

Вместе с прической (короткие темно-каштановые волосы) изменилось и настроение. Она согласилась сыграть проститутку в «Клюте» и получила «Оскара» за лучшую женскую роль в черном костюме от Ива Сен-Лорана. Расставшись с Вадимом, Джейн поклялась, что никогда больше не будет жить вместе с мужчиной. Но в 1971 году встретила Тома Хайдена, политического активиста, чьи взгляды совпадали с ее собственными (как-то Фонду арестовали по пути из Канады, где она собирала средства для борьбы с войной во Вьетнаме), и по уши влюбилась. 

Буквально за одну ночь актриса попрощалась со всеми атрибутами старой жизни. Сменила мебель в стиле бидермейер и ковер от Роя Лихтенштейна на деревянные кабельные катушки, использовавшиеся в качестве столов, кресла-мешки и напольные матрасы с индийскими узорами. Хайден и Фонда неоднократно ездили в Северный Вьетнам и купили квартиру в бедной части Санта-Моники. Вскоре у пары родился сын Трой. 

А в 1978 году подруга предложила Джейн вместе записаться в спортивный зал. Актриса пришла в восторг и очень скоро вместе с тренером решила организовать свое дело. В 1982 году в магазинах появились кассеты «Джейн Фонда. Упражнения», на которых красовались ее фото в гетрах и полосатом трико, — всего было продано семнадцать миллионов копий. Так родилась новая индустрия спортивных видео.

Хотя Хайдену с помощью заработанных Джейн денег удалось попасть в Ассамблею штата Калифорния, он считал, что их брак дал трещину после того, как Фонда из политической активистки превратилась в королеву аэробики. «Том считал, что я учу людей тщеславию, — вспоминает она. — Все думают, что актеры очень богаты, но до того, как я выпустила спортивное пособие, у нас совсем не было денег. А мне хотелось финансировать то, во что я верю. Еще раньше, чтобы купить дом, я одолжила денег у отца, и наконец у меня появилась возможность рассчитаться с ним». 


4.jpg
В рекламе своего комплекса аэробики, 1989


«Когда мы расстались с Хайденом, мне хотелось его убить, — вспоминает Джейн. — Но одна мудрая женщина мне сказала: «Через два года вы станете друзьями». «Как бы не так!» — ответила я. Но именно так все и вышло. А когда Вадим умирал, я сидела у его постели. Как бы я ни злилась, всегда старалась сохранить дружбу с мужчинами, с которыми была когда-то близка». 

Как только в прессе появились сообщения о расставании Фонды и Хайдена, ей неожиданно позвонил медиамагнат Тед Тернер. «В тот самый день! — смеясь, вспоминает Фонда. — У меня был нервный срыв, и я могла говорить только  шепотом. Попросила его перезвонить через полгода». Он так и поступил. Точно день в день. Я спрашиваю, помнит ли она, что надела на первое свидание. «Шутите? — восклицает Фонда. — Конечно! Короткую обтягивающую черную кожаную юбку Azzedine Alaïa и откровенный топ того же цвета. А еще широкий черный пояс, чулки и высоченные каблуки. Прямо хоть эротическую сцену снимай! Я так волновалась! Я же семнадцать лет не ходила на свидания! Тед буквально пожирал меня глазами. Я уже давно не вызывала ни у кого такой реакции. В этой одежде рядом с Тедом я чувствовала себя совсем другим человеком, не такой забитой, как с прежними мужьями. Я чувствовала себя свободной». 

И снова Фонда с головой погрузилась в жизнь мужчины. Перестала сниматься, перекрасилась в блондинку, вставила грудные имплантаты — полная боевая готовность к роли молодой жены богача. В то время она носила только Versace. Фонда и Тернер поженились в 1991 году. Но через месяц Джейн узнала, что у него роман. Она тут же ушла от мужа, но Тед пообещал, что этого больше не повторится, и она вернулась. «Мы прекрасно проводили время! — настаивает актриса. — Но ему не сиделось на месте. Он любит двигаться в горизонтальном направлении, а я в вертикальном. Мне хотелось осесть в одном месте, а ему — все время куда-то бежать. Мы развелись в 2011 году. Мне было шестьдесят три. И моя жизнь опять начиналась заново». 


Все чаще актрисы после пятидесяти участвуют в рекламе –
но не средств от морщин, а духов и косметики

5.jpg
По часовой стрелке: Шарлотта Ремплинг, 69 лет; Айрис Апфель, 94 года; Хелен Миррен, 70 лет; Шер, 69 лет 


Тут ей позвонила ее бывший агент и спросила, не могла бы она участвовать в церемонии «Оскара». Фонда не снималась уже пятнадцать лет, но когда вышла вручать премию в атласном платье без бретелей и с новой прической, публика ахнула. «Одежда действительно важна. Она мгновенно меняет настроение. Увидев реакцию людей, я поняла, что сделала правильный выбор». Так начался нынешний период в жизни актрисы. 

«У меня был план: я хотела показать женщинам, как можно достойно стареть. — И, помолчав, добавляет: — Да, я делала пластические операции. И гордиться тут нечем. Но моя внешность определила мою личность. Меня учили, что, если я хочу, чтобы меня любили, надо быть стройной и красивой, — отсюда столько неприятностей». Возможно, главная слабость одновременно была ее сильной стороной: она постоянно работала над собой. Фонда снова переехала в Лос-Анджелес, где живет вместе с режиссером звукозаписи Ричардом Перри, известным по работе с Барброй Стрейзанд. Полюбила готовить. Снова снимается в кино и на телевидении. 

В сериале «Грейс и Фрэнки» Фонда и Лили Томлин из «Отчаянных домохозяек» играют женщин, которых бросили влюбившиеся друг в друга мужья. «Моя героиня, как все мы в какой-то момент, спрашивает: что делать дальше? На самом деле надо просто продолжать жить».

«Когда я только начинала работать, я часто ходила на прослушивания и познакомилась со многими девушками. Половина из них была красивее меня, а другая — талантливее, но ни у кого из них ничего не получилось. Я задавалась вопросом, почему мне так повезло. Сейчас считаю, что дело именно в том, что меня было не сломить. Я такая от рождения. В трудные дни я говорила себе: «Фонда, тебя не сломить — ты все равно будешь пытаться стать лучше». Я повторяю эти слова, как мантру, и они спасали меня уже очень много раз».

еще в разделе Журнал

Чувству стиля можно научить или дело в генах?
Чувству стиля можно научить или дело в генах?

Одиннадцатилетняя Соня Тарханова — о своих  отношениях с модой и мамой, Кариной Добротворской. А московские модницы с дочерьми собственными примерами иллюстрируют вопрос

Рената Литвинова — о том, как она обрела свой стиль
Рената Литвинова — о том, как она обрела свой стиль

Королева красной помады и черных стрелок примерила вновь актуальный гранжевый макияж 1990-х и рассказала, каким было для нее то десятилетие

Известные мамы, дочки и сестры рассказали Vogue о своих секретах красоты
Известные мамы, дочки и сестры рассказали Vogue о своих секретах красоты

Равшана Куркова с мамой, Саша Лусс с мамой и сестрой, Светлана Ходченкова, прима-балерины, модели и другие героини нашего спецпроекта из beauty-приложения сентябрьского Vogue — о красоте

комментарии /


подписка на журнал

Для Вас все самое интересное
и свежее в мире моды

VOGUE на планшете

Свежий номер журнала
по специальной цене

VOGUE на iphone

Скачайте
по специальной цене!

VOGUE коллекции

Для iPhone
и iPad

Vogue Россия
в Facebook

Vogue Россия
в Vkontakte

Vogue Россия
в Twitter

Видео-канал
VOGUE Россия

vogue россия
в instagram

Instagram

Самые яркие
фото VOGUE.ru