You are viewing the Russian Vogue website. If you prefer another country’s Vogue website, select from the list

Хотите получать уведомления о самых важных новостях из мира моды? Да, подписаться

Другая Джеки

В Нью-Йорке открывается выставка об иконе стиля 1970-х, аристократке и революционерке Жаклин де Риб

Другая Джеки

В платье, созданном по ее собственному дизайну, 1983

Точно выдерживая законы драматургии, кураторы музея Метрополитен после грандиозной выставки «В китайском зеркале» сделали камерную, посвященную одной личности. Впрочем, личности настолько масштабной, что ее жизнь и ее гардероб превращаются в музейные артефакты.

Выставка называется «Жаклин де Риб: искусство стиля». Французская аристократка, чей стиль и образ жизни вошли в мифологию ХХ века, Жаклин де Риб — из тех удивительных женщин, кого называли своей музой величайшие дизайнеры столетия и снимали лучшие фотографы мира. Глория Вандербильт, Марелла Аньелли, Лулу де ля Фалез, Жаклин де Риб — при всех неограниченных возможностях они не только танцевали на балах и примеряли наряды, но и всю жизнь занимались делом, будь то продюсирование или дизайн одежды или украшений.

«Задолго до того, как Жаклин запустила свою линию одежды, про нее говорили: «Она изобретает моду, и то, что она носит сейчас, другие будут носить через два года, — говорит куратор Института костюма Метрополитен Гарольд Кода. — Она одной из первых стала смешивать высокое с низким, а если для создания образа нужно было разрезать на куски винтажное кутюрное платье, Жаклин делала это не задумываясь. Она даже создала собственную тушь, чтобы подчеркивать миндалевидные глаза».

В экспозиции — более шестидесяти платьев из архива Жаклин де Риб, охватывающих период с 1959 года до наших дней, а также фотографии и видео. Здесь будут образцы Haute Couture и prêt-à-porter, а также наряды для костюмированных балов, на которых красавица графиня была одной из главных героинь.

Рожденная в Париже 14 июля 1929 года, в День взятия Бастилии, она всегда говорила, что революция у нее в крови. Впрочем, это была ползучая революция. Не впадая в крайности попсовых 1960-х или хиппующих 1970-х, она всегда стояла особняком, даже в самых чопорных и однозначных ситуациях находила собственное правильное решение.

С Мэрил Ланвен, женой племянника и наследника Жанны Ланвен, на балу в Версале, 1973. Жаклин де Риб, Уильям Кляйн, Vogue US, 1697. С галеристом Жан-Габриэлем Миттераном, братом президента Франции, на балу, Париж
С Мэрил Ланвен, женой племянника и наследника Жанны Ланвен, на балу в Версале, 1973. Жаклин де Риб, Уильям Кляйн, Vogue US, 1697. С галеристом Жан-Габриэлем Миттераном, братом президента Франции, на балу, Париж

Она пережила не слишком счастливое детство, в котором самым близким человеком для нее был дед, а не интеллектуалка-мать и плейбой-отец, а ее тинейджерство пришлось на все ужасы Второй мировой. Хотела стать балериной и имела для этого все данные, но мать высмеивала ее длинную шею, и Жаклин оставалось лишь мечтать о другой жизни, сцене и красивых костюмах, которые она запросто шила собственными руками. Замуж вышла в восемнадцать лет — однажды и навсегда. Это был абсолютно равный брак: виконт Эдуар де Риб принадлежал к высшему парижскому обществу.

Главный редактор Vogue Диана Вриланд, увидев ее впервые, немедленно отправила к Ричарду Аведону на съемку. Он сделал портрет, вошедший в историю фотографии, — женщина с миндалевидными глазами и бесконечной шеей, у которой египетский длинноносый профиль и тяжелая черная коса. В этом портрете — гениальное прозрение фотографа о грядущей египтомании в моде и мастерство превращать красоту в произведение искусства вне времени и моды. Сама героиня, когда в середине 1950-х ее часто сравнивали с Нефертити, считала, что подобное утверждение не соответствует истине, но именно это помогло ей найти свой стиль.

В Итальянских Альпах, 1950
В Итальянских Альпах, 1950

Чуть позже в Нью-Йорке Жаклин получила первое в своей жизни предложение заняться дизайном: американский модельер Олег Кассини, одевавший Грейс Келли и Жаклин Кеннеди, был восхищен ее повадками и стилем и разгадал тайное желание быть дизайнером. В этих первых попытках ей помогал молодой неизвестный итальянец Валентино Гаравани: он рисовал эскизы, чего сама графиня не умела. И страшно ревновала, когда он бросил ее и уехал в Рим открывать собственный Дом моды, однако с удовольствием покупала и носила его вещи, чем он, в свою очередь, всегда гордился. Одна из любимых и преданных клиенток Кристиана Диора, она тем не менее была единственной, кто позволял себе вносить коррективы в его платья — ей все прощалось.

Де Риб умела произвести впечатление не только своей внешностью и нарядами: эта красавица аристократка была первоклассной спортсменкой. Именно на лыжне она поразила Эмилио Пуччи, который заказал графине коллекцию платьев. Это был второй и все еще не вполне самостоятельный дизайнерский опыт Жаклин. Она вообще с радостью ввязывалась в любую новую для себя историю. Например, собиралась сыграть в фильме Лукино Висконти «В поисках утраченного времени» вместе с Аленом Делоном и Шарлоттой Ремплинг (Висконти так и не успел снять этот фильм). А в конце 1960-х отправилась на Ибицу, которая как раз становилась пристанищем модной богемы, чтобы построить там дом, причем друзья утверждают, что в процессе строительства она участвовала буквально, потому что практически все умела делать своими руками. 

Ей хотелось жить молодой жизнью, ей казалось, что графский титул ее старит. В 1982 году пятидесятитрехлетняя Жаклин де Риб осуществила свою мечту — создала собственный Дом моды. Он просуществовал десять лет и имел большой успех, особенно в Америке: в ее одежде ценили взрослую элегантность без скучного намека на возраст. «В ней живет русская принцесса и девица из Фоли-Бержер», — говорили про Жаклин де Риб. В этом парадоксальном сочетании несочетаемых качеств и кроется секрет одной из главных модных героинь нашего времени.

Со светским львом Массимо Гарджиа, Париж, 1970
Со светским львом Массимо Гарджиа, Париж, 1970

комментарии / 0

оставить комментарий