Мода

Гостья из будущего

Новая звезда Haute Couture Ирис ван Херпен делает платья в духе «Звездных войн»

Пару лет назад тихая голландская девушка Ирис ван Херпен проснулась едва ли не национальной героиней. Голландия, уже давно признанная страной дизайна, имеет явно выраженные амбиции стать страной и fashion-дизайна тоже. Для этого со свойственными голландцам трудолюбием и основательностью друг за другом открываются модные школы и университеты, где так же последовательно и основательно обучают всему, что необходимо дизайнеру моды. Благодаря чему в этой ра­зумной стране расцветают такие неформатные дизайнерские таланты, как Viktor & Rolf и вот теперь — Ирис ван Херпен.

И если первые живут в своем выдуманном кукольном мире, то наша героиня, наоборот, словно создает одежду для научно-фантастического блокбастера. Ее платья с рукавами-крыльями из золоченых металлических спиц напоминают космических животных — она вводит металлические нити в тончайший шелковый газ и получает одежду, словно сшитую из клубов серого дыма. Глядя на египетские мумии, воссоздает их форму в плетенных из кожи платьях. Имитирует воздействие электромагнитных лучей на человеческий организм с помощью сложнейших кутюрных техник. Покрывает кожаные нити металлической фольгой, и вещи из них превращаются в мерцающие объекты, лишь слегка соприкасающиеся с телом. Из геля, застывающего под воздействием тепла, лепит силуэты, в которых модель словно выходит из морской пены. Использует 3D-принты для создания нарядов, похожих на доисторических животных. Украшает платья объемными иголками из плексигласа, которые «прорастают, словно коралловые рифы, или имитируют электрическое свечение вокруг тела.

Все это Ирис придумывает с помощью формул, которые заимствует из арсенала серьезных ученых — физиков, химиков, биологов и конструкторов. В результате получается одежда, которую чаще всего сравнивают с живой скульптурой. Именно поэтому Гронингенский музей, один из главных в Голландии, в прошлом году устроил персональную выставку ее работ: уникальный случай для дизайнера моды.

С июля 2011 года она стала приглашенным членом Синдиката Высокой моды и показывает свою футурологию каждый сезон в Париже. Но мы встречаемся с Ирис в ее парижском шоу-руме по поводу запуска ее первой коллекции prêt-à-porter. И мой первый вопрос, разумеется, о том, почему она решила начать свою карьеру с Haute Couture? Ведь обычно дизайнеры предпочитают набить руку на готовой одежде, а потом уже вписывать свое имя в историю моды. «Кутюр — это мое естественное состояние, а прет-а-порте — уже развитие. И вот теперь я ищу возможность растиражировать все свои изобретения. А сотрудничество с учеными останется для кутюра: они ведь не мыслят такими категориями, как сезон, их нельзя поторопить».

Ирис выглядит скорее романтичной барышней, чем Барбареллой нового миллениума, бороздящей в космическом корабле удаленные от Солнечной системы галактики. Длинные золотистые волосы, фарфорово-бледная кожа, говорит негромко и скорее задумчиво, чем энергично. Может быть, это детская мечта заниматься наукой приобрела такие формы в ее сегодняшней жизни?

«Нет, я выросла в маленьком городке в провинции, там было всего триста тысяч жителей. Отец учил меня играть на скрипке, он музыкант, мама — учитель танцев. Я занималась классическим танцем с раннего детства и была уверена, что стану балериной, но в старших классах меня заинтересовала мода, хотя вокруг не было ничего, что хоть как-то было бы с модой связано. У нас телевизора даже не было, мы никогда не ходили в кино, потому что мои родители были хиппи. Это, кстати, было хорошо, потому что я научилась развлекать себя сама. Мы играли с друзьями на улице, организовывали всякие праздники, вечеринки, представления. Повзрослев, я стала ездить к бабушке, у которой был целый склад старых вещей, вплоть до перчаток и париков. Мы приезжали с целой к­омпанией друзей, наряжались и фотографировались. И вот тогда я поняла впервые, что одежда может сделать с человеком, как она меняет его и все вокруг него».

Как, собственно, и наука, которая влияет на человека и меняет мир вокруг. Именно поэтому Ирис она так занимает. «Мне всегда был интересен процесс создания вещей, возможность увидеть все изнутри. И ученые тоже смотрят на все явления изнутри». А в институте ее учили процессу создания вещей? Ирис окончила самую престижную голландскую дизайнерскую школу Артез в Арнеме, и педагоги до сих пор гордятся ею как своим главным достижением. Но она вспоминает процесс обучения скорее как школу противостояния: «Учителя не давали мне свободы: либо ты сделал работу в срок, либо убирайся вон! Это не так плохо, конечно, но преподавание в школе было больше сосредоточено на рисовании и фантазировании, а не на кройке и шитье. Много времени отводилось на подготовку эскизов, а на то, чтобы, собственно, сделать одежду, совсем чуть-чуть. Мне не нужно три месяца на то, чтобы продумать и выстроить коллекцию, я лучше потрачу это время на создание вещей. Нашим профессорам это казалось блажью, они обучали нас более отвлеченным вещам, а я вот до сих пор уверена, что компьютер в нашей работе не нужен, я лучше все сделаю своими руками».

Странно слышать эти крамольные слова от дизайнера, который пытается использовать новейшие технологии и научные достижения для создания одежды. Но в том-то и дело, что они нужны ей не как инструмент или способ упростить процесс: она видит в них красоту и изящество, совершенство линий и форм. А потом просто переводит на хорошо знакомый ей язык моды своим любимым способом, то есть практически вручную.

Конечно, отныне ручной работы станет меньше — хотя и вещи из коллекции prêt-à-porter тоже выглядят вполне рукотворными. Этому она, скорее всего, научилась на стажировке у Александра Маккуина. Он тоже почти не имел дело с Haute Couture (исключение — несколько коллекций для Дома Givenchy), но его вещи всегда выглядели уникальными произведениями высокого искусства. «Именно с ним я поняла, что такое тяжелая работа и терпение, — соглашается Ирис. — Для того чтобы создать красивую вещь, нужно потратить много времени. Не важно, кутюр это или готовая одежда».

Многие считают, что ее вещи напоминают Alexander McQueen — не случайно среди ее поклонниц Леди Гага, чья привязанность к одежде Александра Маккуина хорошо известна. В этом есть доля истины. Правда, Маккуин шел прямо противоположным путем: от практики, от портновского мастерства к абстракции. Ирис же отталкивается от абстрактных идей и воплощает их в реальные платья. Которым, как и всему, что создано кропотливым трудом, уготована долгая счастливая жизнь.

Cтиль: Hanna Kelifa. Прическа: Tomohiro Ohashi /Management Artists. Макияж: Christine Corbel/Management Artists. Модели: Suzanne Diaz, Maria Loks/Next. Ассистенты фотографа: Guillaume Blondiau, Christian Bragg. Ассистенты стилиста: Iman Alem, Guy Rugeroni. Ассистент парикмахера: Kiki. Ассистент визажиста: Celine Martin. Продюсер: Elena Serova. Ассистент продюсера: Kateryna Kudinova.

Подпишитесь и станьте на шаг ближе к профессионалам мира моды.

Фото: Daniel Sannwald

Читайте также

Красота

Бьюти-хаки из TikTok: носки вместо бигуди, лотерея теней и фальшивые веснушки

Украшения

Stephen Webster выпустили обновленную коллекцию Vertigo