Мода

Лори и лофт

Хозяйка бутика The Webster в Майами Лори Эрияр-Дюбро, закрутив роман с художником Аароном Янгом, навела свой порядок в его студии в Нью-Йорке

Отправляясь на встречу с наследницей крупнейшей коньячной династии Франции, хозяйкой самого известного бутика в Майами, невестой одного из самых модных нью-йоркских художников, я подготовилась к гламурному разговору в безупречно выверенных декорациях нью-йоркского лофта на Вустер-стрит, одной из самых прославленных улиц Сохо. Вместо этого, промокшая до нитки под проливным дождем, я поднимаюсь по узкой лестнице, оказываюсь перед длиннющим коридором и утыкаюсь в красивую старую дверь, выкрашенную в темно-красный цвет. Дверь распахивается, на пороге появляется сама Лори в ярко-оранжевом джемпере и светло-розовых брюках-бананах и немедленно начинает хлопотать, отпаивать меня горячим чаем. Никаких примет многочисленного обслуживающего персонала в квартире нет, да и сама квартира оказывается небольшой — с порога она вся как на ладони, со всеми столами и столиками, гигантским диваном и деревьями в разнокалиберных горшках, дизайнерскими вещами и странными предметами типа железной балки с надписью Police Line или камня Go Home, которые оказываются произведениями хозяина этого уютного жилища Аарона Янга.

Сорокаоднолетний Аарон тоже здесь, в спортивном костюме и шапочке, то ли только что вернулся с пробежки, то ли только собрался выходить. Он наливает себе чаю и просит разрешения посидеть с нами, но Лори запрещает: «Тебе придется молчать, — говорит она смеясь. — А ты же все равно не сможешь!»

Наш разговор — об этой самой квартире. «Это настоящий нью-йоркский лофт! В этом здании только художникам дали право покупать помещения, то есть тем, кто зарабатывает на жизнь своим искусством. Так что Аарон купил эту квартиру еще до того, как мы познакомились. Здесь была его студия — и ты можешь себе представить, что тут было, когда я впервые сюда попала. Это было нечто страшное! Не просто пыль и грязь, а смешанные с бетоном, потому что Аарон на тот момент очень много работал с бетоном. А вот в том углу была ванная, в которой ничего не менялось последние лет пятьдесят».

Меня поражает, с какой лучезарной улыбкой описывает весь этот богемный ужас выросшая в роскоши старых денег Лори. Ни тени брезгливости, высокомерия, снисходительности: за всеми слоями грязи и пыли она увидела красоту, смогла представить себе, как солнечный свет будет заливать квартиру через гигантские арочные окна. «Мне так понравилось само здание и это пространство, что мы решили отремонтировать его. Ремонтом меня не испугаешь, я их много сделала в своей жизни. Начиная с бутиков Balenciaga (на марку Лори работала по окончании Нью-Йоркского института моды, дизайна и технологий) и моего дуплекса в Париже и заканчивая бутиком The Webster в Майами. Бутик — моя гордость, он расположен в одном из лучших образцов ар-деко в городе. Здесь раньше был отель, я сделала полную реконструкцию, и так как здание историческое, то на каждый шаг требовалось разрешение. Но я сделала его еще более историческим, даже нашла обои сороковых годов. Не копии, а настоящие старые обои!»

В квартире в Сохо строители советовали ей сделать все новое, но для Лори в старинных потолках и полах вся ценность лофта, она показывает мне старые трубы с гигантскими круглыми вентилями. «Особенно я хотела сохранить паркет, пусть кривой и косой, только подобрала краситель, чтобы сделать его цвет чуть более холодным. Окна здесь красивые, не нужны никакие шторы — только жалюзи, у меня в Париже такие же. И растения у меня тут в таких же китайских горшках, как в бутике в Майа­ми, — словно одно мое жилище продолжает другое». Лори принципиально не нанимала декоратора, только архитектора, который помог достроить ванную, и он же спроектировал книжный стеллаж из дерева и разных видов мрамора.

Она с удовольствием рассказывает про каждый предмет в доме: «Кресло Оскара Нимейера — первая вещь, которую мы купили вместе с Аароном, а это покрывало было занавеской в каком-то магазине, но мне так понравился яркий желтый цвет, что я уговорила продать ее мне. Интересно, что я покупала какие-то вещи в галереях задолго до моей встречи с Аароном, а потом эти художники оказывались его друзьями. В жизни многое происходит словно по кругу. Я не коллекционер, просто умею выбирать, и это относится и к одежде, и к предметам искусства».

Мы заходим в гардеробную — одна стена от пола до потолка отведена обуви. Туфли Лори выглядят ухоженными, но здесь нет неношеных экземпляров: понятно, что все их надевали, и не раз. «А я вообще считаю, что одежду надо носить долго. И в The Webster закупаю не то, что сейчас в тренде, а то, что надолго станет любимой вещью, то, что можно дочкам оставить».

Поэтому и квартира у нее такая уютная, теплая, живая. Здесь не возникает вопроса, можно ли присесть среди всех этих произведений искусства. Это дом, в котором живут, и лишь иногда — съемочная площадка. Как, например, сегодня для русского VOGUE.

Стиль: Melaney Oldenhof. Прическа: Anthony Campbell/The Wall Group. Макияж: Kristina Khanoson/Clarins. Маникюр: Yuko/M.A.C. Ассистент фотографа: Isabel Parra. Ассистент стилиста: Laura Delman. Продюсер: Elena Serova.

Подпишитесь и станьте на шаг ближе к профессионалам мира моды.

Фото: William Waldron