Мода

На самом верху

Почувствовать себя принцессой, не меньше, можно в Гштааде — если правильно выбрать отель

Сквозь бесшумные вращающиеся стеклянные двери я попадаю внутрь, скрипящий морозный воздух растворяется в теплом аромате горящих дров, и, не успевая опомниться, я слышу свое имя — меня приветствует по-русски с легким акцентом девушка в форме: «Здравствуйте, добро пожаловать в «Гштаад Палас»!»

Сбылась моя мечта, и мы вместе с семьей добрались до отеля, который уже сто лет (в прошлом году здесь отметили юбилей) является пристанищем богатой и знаменитой публики со всего мира. На протяжении своей сознательной жизни я слышала от разных знакомых об этом месте — и вот наконец утопаю в глубоком, обтянутом тартаном кресле, а любезный молодой официант откупоривает rosé. Сразу же, как бывает в таких местах, замечаю знакомое лицо. Это Олимпия Скарри, художница из Женевы и частая гостья в гштаадском шале ее деда, известного иллюстратора детских книг. Недавно она организовала здесь выставку Elevation 1049, в которой и сама приняла участие. Названием для выставки послужила высота города над уровнем моря. С января по март работы таких мэтров современного искусства, как Уго Рондиноне и Томас Хиршхорн, стояли по всему городку: устремленные в небо шесты сверкали на солнце, отражавшемся от альпийских вершин и глади озера Лаунен, где, по преданию, люди топили все свои печали.

Олимпия советует нам снять усталость от трехчасового переезда из Женевы, пообедав в лобби отеля, «в его сердце», как тут принято говорить. И вот уже напротив меня трещит камин, с расписного потолка спускается огромная люстра в стиле ар-деко. Повсюду старые деревянные панели и грубо обработанный натуральный камень, которые смягчаются коврами ручной работы. Обстановка роскошная, но не кричащая, в отличие от современных пятизвездочных гостиниц с высокими потолками и бесконечным мрамором.

Но главное украшение отеля, конечно, его гости. Публика здесь собирается изысканная, но скромная, сразу видно: деньги старые. Нельзя сказать, что преобладает какая-то одна национальность: слышна английская, итальянская, немецкая, французская, греческая речь. В рождественские каникулы восемьдесят пять процентов гостей — постоянные клиенты, которые приезжают сюда каждый Новый год на протяжении долгого времени, при этом оплатив не меньше двенадцати суток, как того требует железное правило отеля.

Секрет успеха прост: гостиница принадлежит одной семье на протяжении трех поколений. Эрнст Шерц стал управляющим в 1939 году, его сын Эрнст Андреа принял эстафету спустя тридцать лет, а теперь внук Андреа продолжает семейный бизнес. Среди людей в лобби-баре узнаю его по фотографии — он подошел поприветствовать солидную даму в мехах бокалом шампанского. Многие из постоянных клиентов дружат с этой семьей, и радушные хозяева не скупятся на гостеприимство. Нам Андреа сделал комплимент по поводу наших озорников-детей: во многих других отелях их за непоседливость только порицали. Тем временем мне принесли курицу карри, детям — бургеры, а мужу — холодный ростбиф с горчичной заправкой. Еда выше всяких мишленовских похвал.

Мария — говорящая по-русски девушка родом из Болгарии, любезно встречавшая нас при входе, — приглашает подняться в номера, где нас уже ждет распакованный багаж. Нам достались две сообщающиеся комнаты, что очень удобно, когда путешествуешь с детьми. Обстановка домашняя: светлое дерево, ковры, текстиль, большие окна, балкон и грандиозный вид из окна на заснеженный искрящийся склон.

Гштаад — старинный горнолыжный курорт в швейцарском кантоне Берн в ста двадцати километрах от Женевы, интерес к которому впервые возник в начале XX века, когда было открыто железнодорожное сообщение с Монтре, популярным у европейской аристократии и буржуазии. Именно в то время зимний альпийский отдых стал входить в моду, и свободная от революций и социальных взрывов Швейцария испытывала туристический бум. «Достоинства альпийского климата не ограничиваются летними месяцами, и польза от проведения зимы в горах стала очевидной. Нет ничего лучше для утомленного сознания, чем праздность или энергичные физические упражнения на зимнем альпийском воздухе», — написал в своем выпуске 1913 года легендарный путеводитель Baedeker. В этом же году и появился Royal Hotel and Winter Palace Gstaad с горячей водой в ванных комнатах в каждом номере — небывалой роскошью по тем временам.

Поностальгировав о прошлом, вспоминаю про насущное: меня ждут в spа, где я записана на кислородную процедуру Ivo Pitanguy — вечером рождественский гала-ужин в гастрономическом ресторане Le Grill, и надо быть при полном параде. По дороге в spа успеваю записать детей в лыжную школу — теперь завтра и всю неделю с десяти утра до трех дня смогу свободно распоряжаться своим временем!

Palace Spa поражает своим масштабом: почти две тысячи квадратных метров, открытый и крытый бассейны, огромный круглый камин посреди лаундж-зоны, но главная достопримечательность — огромный spа suite с отдельным бассейном и хаммамом. Косметологи spa используют косметику легендарного пластического хирурга из Бразилии Иво Питанги — полвека назад он одним из первых понял, что методы реконструктивной пластики могут быть применены и для эстетических целей. И прежде чем браться за нож, Питанги отправляет пациентов на курс кислородных процедур для лица и тела с использованием его косметики Beauty by Clinica Ivo Pitanguy. Их бывает достаточно, чтобы решить такие проблемы, как потеря упругости кожи, мелкая сетка морщин, темные круги под глазами. После процедуры успеваю полюбоваться звездами из открытого бассейна и бегу готовиться к ужину, который, как выясняется, состоит из шести перемен, включая устриц, белужью икру, а также дикого сибаса на гриле, вырезку, десерты, шампанское и вино.

В десять часов утра мы уже в лыжной школе, куда доехали за пять минут на микроавтобусе отеля. Сдав детей в руки опытных инструкторов, отправляемся на прогулку вдоль речки Заане до следующего населенного пункта и обратно. Это занимает полчаса и приятно бодрит. Глаз радуется: Гштаад — крошечная деревушка, где ограничено современное строительство, а все новые постройки должны выглядеть как старые. Тут не увидишь панорамных остеклений или домов в виде шара или куба, как в Церматте или Санкт-Морице. Нет здесь и толп лыжников. По городу прогуливаются респектабельные пары в шубах и меховых сапожках, многие с пакетами из местных бутиков — выбор стандартный для зимнего курорта: Prada, Hermès, Loro Piana, Moncler, мультибренд Trois Pommes.

Хотя в нашем отеле пять изысканных ресторанов, решаем попробовать традиционную кухню в городе. Выбор пал на одно из самых старых заведений — Posthotel Rössli в самом центре Гштаада. Девушки в народных костюмах обслуживают бойко, кухня — местная, швейцарская: фондю, картошка решти, перловый суп, оленина и тому подобное.

За неделю активного отдыха мы успели посетить деревушку Грюйер и посмотреть, как делают знаменитый сыр, покататься на леднике Glacier 3000, где есть специальные пологие склоны для детей, рестораны и развлечения, потанцевать в ночном клубе GreenGo. Том самом, где в феврале этого года отплясывали на своей свадьбе счастливые молодожены — старший сын принцессы Монако Каролины Андреа Казираги и колумбийская наследница Татьяна Санто-Доминго. И без долгих споров приняли решение: в следующий раз в Гштаад мы приедем летом, чтобы днем ездить на музыкальный фестиваль в Монтре и ходить на прогулки в горы, а вечером наслаждаться отелем — вы уже знаете каким.

Подпишитесь и станьте на шаг ближе к профессионалам мира моды.

Фото: BENNY HORNE; EAST NEWS; GETTY IMAGES/FOTOBANK.RU; SPLASH IMAGES/ALL OVER PRESS; STOCKFOOD/FOTODOM; АРХИВ VOGUE