You are viewing the Russian Vogue website. If you prefer another country’s Vogue website, select from the list

Журнал

В ритме самбы

Создатель марки Paule Ka Серж Кажфинже перенес в парижскую квартиру краски любимой Бразилии

19 Июня 2014 Алексей Тарханов

Кресла Pierre Paulin, стеклянный столик и синий диван в гостиной куплены в галерее, принадлежащей антиквару Флоранс Лопеc

Француз Серж Кажфинже никогда не учился моде, но создал марку Paule Ka, бутики которой есть в Париже, Нью-Йорке и Гонконге. Ни дня не учился архитектуре, но фотографии интерьеров его домов печатают архитектурные журналы. Прославился узкими черными платьями, которые в ходу у интеллектуалок и богемы, а в жизни окружает себя яркими, немного безумными вещами.

Серж Кажфинже в кабинете у фотомозаики «Джеки Кеннеди» работы Роберта Сильверса

В его парижской квартире на набережной Вольтера — три главные приманки. Адрес, от которого текут слюнки у агентов по недвижимости. Шесть окон на Лувр и сады Тюильри на противоположном берегу Сены. И почти музейная коллекция мебели и искусства. Сам шестидесятилетний хозяин, приманка номер четыре, только что пришел от антиквара, у которого купил статую для своего дома в Провансе. «Не удержался, — почти извиняется он. — Каждый день я сижу на антикварных сайтах, когда гуляю, обхожу галереи, где бы я ни был: во Франции, Штатах, Бразилии. Сегодня один русский торговал скульптуру, что-то у них не заладилось, отдали мне».

Красный диван Владимира Кагана и картина Петера Циммермана в гостиной задали настроение всей квартире

Эта квартира досталась Сержу десять лет назад. На самом деле ему хотелось вида на Эйфелеву башню, но подвернулся Лувр, и он взял Лувр. Неплохо для провинциала, приехавшего во Францию в четырнадцать лет и начавшего карьеру в Лилле. Детство он провел в Бразилии, где жил его отец, и переезд в город северной Франции, где жила мать, дался ему нелегко. Другая температура отношений — во всем. Отец хотел, чтобы он учился архитектуре, а Серж полюбил одежду: «Здесь я как будто бы проснулся, понял, что такое мода, что такое искусство. Все это я нашел во Франции». В пятнадцать лет он уже оформлял витрины лилльского бутика Yves Saint Laurent. В двадцать вместе с мамой и тетей открыл бутик, где продавал платья Azzedine Alaïa, Thierry Mugler и Kenzo. А в 1987 году тридцатитрехлетний Серж переехал в Париж и запустил собственную марку. Назвав ее в честь тети Полы, Серж вдохновлялся элегантным стилем Джеки Кеннеди и Одри Хепберн. В 2006-м бутик его марки расположился на знаменитой Сент-Оноре — романтичные силуэты, утонченность и элегантность пришлись парижанкам по вкусу.

В столовой – стулья и стол Tulip Эро Сааринена (Knoll), итальянский деревянный комод 1960-х годов. На стенах – работа британского художника Идриса Хана и «Гейша» Этана Левитаса

Когда Серж переехал на набережную Вольтера, квартира выглядела в духе диких 1970-х: уродливые стенные панели, коричневый ковролин, желтые и бирюзовые ванные комнаты. А он превратил свое жилище в заповедник минимализма: два кресла, обеденный стол со стульями, письменный стол и кровать. «Мне казалось, что надо обойтись минимумом — никаких посторонних предметов». Но вскоре появилась еще одна квартира, на сей раз в Рио-де-Жанейро, которую Кажфинже с удовольствием обставил смешной цветной мебелью 1950-х годов. «Когда я возвращался в Париж, мне было грустно. Во-первых, потому что я скучал по Рио, а во-вторых, потому что моя квартира была такой серой. И в какой-то момент я сказал себе: хватит, хочу цвета!»

Стол из полированной бронзы голландского художника Райнера Босха и последняя съемка Мэрилин Монро, фото: Берт Стерн, 1962

Все началось с покупки картины немецкого художника Петера Циммермана, знаменитого своими цифровыми коллажами. Как только она появилась в гостиной, стало ясно, что дни стульев и канапе цвета хаки сочтены. «Я давно гонялся за диваном работы немецкого дизайнера-модерниста Владимира Кагана. И вдруг обнаружил один в Палм-Спрингс — ярко-красный!» Следующим приехал си­ний диван, стеклянный стол посреди комнаты изогнулся на бронзовых ножках, у окна встали оранжевое и желтое кресла. И Кажфинже заболел коллекционированием: «Этот стол молодого голландского художника Райнера Босха из полированной бронзы весит двести пятьдесят килограммов, четыре человека с трудом втащили его сюда. А это вазы французского скульп­тора-керамиста Пола Шамбоста, оформлявшего парижскую «Галерею Лафайет». Я мечтал о них, а потом купил на распродаже коллекции керамики Рафа Симонса. Прислуге запрещено к ним даже приближаться!»

В кабинете под картиной Volumes итальянца Дадамайно (Эдуарда Эмилия Майно), купленной на FIAC, стоит кресло Butaca Tulip 1959 Эстель и Эрвина Лаверн

Сколько человек живет в квартире? «Я один, и очень счастлив, — отвечает Серж. — Часто думаю: что будет, если однажды я решу все это продать? Но нет, я слишком к этому привязан. А жаль — нельзя так привязываться ни к чему в жизни».

Комод в спальне украшают скульптуры Girouette француза Филиппа Икили
комментарии

подписка на журнал

Для Вас все самое интересное
и свежее в мире моды

VOGUE на планшете

Свежий номер журнала
по специальной цене

VOGUE на iphone

Скачайте
по специальной цене!

VOGUE коллекции

Для iPhone
и iPad