Мода

Выше радуги

Макияж модного дуэта из Америки Proenza Schouler — ­главная сенсация этой весны — в продаже в конце апреля

Лазаро Эрнандес и Джек Макка­лоу, дизайнеры аме­ри­канского дуэта Proenza Schouler, встречают меня в роскошном люксе отеля Сlaridges вдвоем, попивая ­диетическую колу. Лазаро — мачо, черные волосы отливают синевой, лицо словно прорисовано пером, у него смеющийся взгляд, джинсы и фланелевая рубашка. Джек — типичный пай-мальчик, чуть застенчивый, воспитанный, с аккуратно подстриженными русыми волосами, в белых кроссовках и джинсовом костюме. В цитадели лондонского шика эта парочка выглядит по-мальчишески, как вундеркинды, волею случая попавшие во взрослый мир.

Сравнение со школярами отчас­ти верно, ведь в свое время каждый из них забросил первую учебу: один — на стеклодува, второй — на врача, и оба пошли учиться в престижнейшую школу дизайна Parsons. Там и родился дуэт Proenza Schouler (так звучат девичьи фамилии их мам), сенсационный успех которого уже попал во все книжки по истории моды — их дипломную коллекцию скупил подчистую универмаг Barneys.

Дебютная коллекция макияжа для M.A.C, которая появится на прилавках в апреле, — первый выход неразлучных друзей, которые творят на лесной ферме в штате Массачусетс, за границы империи моды, на новую и неизведанную территорию красоты. В коллекции четыре помады: телесная, напоминающая бальзам для губ, Woodrose, розовая блестящая Pinkfringe, красная матовая Mangrove и темно-сливовая плотная, немного готическая Primrose. Есть также четыре лака в тон помаде, персиковые и розовые румяна, карандаши для глаз и губ. Среди тюбиков, лежащих на столе, я не вижу туши. «У M.A.C она и так отличная, к тому же тут не поиграешь особо с цветом: все равно девушки выбирают черную или коричневую, — объясняет Лазаро. — Тональные средства мы тоже обошли стороной — нам нравится чистая кожа. Тем более что нас никто и не заставлял выпускать целый набор косметики».

Эксперименты Лазаро и Джека с макияжем застали модную общественность врасплох: на их показах на моделях всегда минимум косметики, а то и полное ее отсутствие. «Ваша правда, — соглашаются дизайнеры. — На наших шоу в фокусе прежде всего одежда, цвета и принты. Пару раз мы пробовали яркий макияж и сложные прически, но ­получалось как-то too much. Мы считаем, что самая большая ошибка девушек — быть слишком сильно накрашенными, отполированными до блеска. Достаточно лишь штриха красной помады, и вы будете выглядеть роскошно, даже если на вас джинсы и куртка. Мы и коллекцию макияжа сделали для тех, кто не собирает огромную косметичку, а пользуется средствами точечно».

По словам парочки, работать над коллек­цией было весело. «Мы сидели за большим столом и играли с пудрами, румянами и подводками, как некогда с фломастерами и цветными карандашами в Parsons. Смешивали цвета, будто акварели, рисовали эскизы контурными карандашами для глаз и губ. Точно так же мы рабо­таем и над одеждой: обычно садимся рядом друг с другом и набрасываем идеи. Так было когда-то и на кухне у родителей Джека в Нью-Джерси, где родилась наша первая коллекция. Конечно, когда мы придумывали макияж, были оттенки, которые нравились только одному из нас, а другому нет. Но мы всегда находили компромисс».

Если с цветами проблем не возникло, то с упаковкой пришлось повозиться — много времени ушло на решение сугубо теxнических проблем. Лазаро и Джек хотели добиться эффекта мягкого радужного перелива, как будто на мокром асфальте разлилось пятно бензина. «Как в нашей коллекции весна–лето 2010 под названием Tie-Dye, — уточняет Лазаро. — Тогда нас вдохновили молодость, серф и скейт — то, на чем оба мы выросли».

Чтобы добиться устойчивости окраски на изгибах флаконов и упаковки, ребята, по их словам, вынули душу из технических специалистов. Слава богу, головной офис М.А.С в Нью-Йорке находится рядом с ателье Proenza Schouler — сотрудники даже ходят на обед в одни и те же кафе. Дизайнеры знали, кто там за что отвечает, еще до того, как стали вместе работать. К тому же марка M.A.C делает макияж для всех шоу Proenza Schouler начиная с 2008 года.

И все равно было нелегко: Джек и Лазаро привыкли работать в ритме «одна коллекция в три месяца», не отступая от жесткого графика. А тут от первого наброска до продукта на прилавках магазинов прошел почти целый год.

В компании Proenza Schouler работает триста девушек и всего пять парней — Джек и Лазаро постоянно спрашивали у сотрудниц, что для них важно в макияже. Точно так же, как они узнают у них, какие юбки им нравятся, когда работают над одеждой. Поэтому на вопрос о том, какой они видят девушку с макияжем Proenza Schouler для M.A.C — гостьей из будущего, королевой рейв-вечеринок, модницей из района Митпэкинг или актрисой артхаусного кино, — они отвечают без заминки. «Создавая коллекцию, мы не думали ни о современных звездах, ни об иконах красоты прошлого. Нам нравятся наши сестры и подруги, с которыми мы любим проводить время, сотрудницы нашей компании. Они не красятся все утро ради того, чтобы выйти на улицу, наоборот, выглядят классно, не прикладывая к этому особых усилий».

Напоследок спрашиваю у Лазаро и Джека, собираются ли они продолжать экспансию в мир красоты. Когда ждать следующую коллекцию? Ограничится ли дело одним макияжем? «Мы развиваемся, — отвечают ребята в унисон. — Открыли два бутика в Нью-Йорке, на очереди большой магазин в Лондоне. Так что следующим шагом вполне может быть мужская линия одежды или коллекция для дома. Не будем скрывать — каждый дизайнер мечтает о собственном парфюме! Генерального плана на пятилетку у нас нет, но в голове мы это постоянно держим».

Подпишитесь и станьте на шаг ближе к профессионалам мира моды.

Фото: George Chinsee; JASON LLOYD-EVANS; ВАЛЕНТИН ЗОЛОТУХИН; INDIGITALIMAGES.COM; АРХИВ VOGUE

Читайте также

Красота

Деним-макияж — модное решение на будущую осень

Красота

Макияж в болотных оттенках — модный вариант на эту осень