Мода

Выступает сильно

Канадская певица Кайза вмиг стала королевой танцпола и новой иконой моды. Как ей это удалось и чего от нее ждать теперь?

Яркие легинсы с высокой талией, вареная джинсовка, белые кроссовки — двадцатипятилетняя Кайза врывается в студию в Вильямсбурге, одетая, как Мадонна двадцать лет назад. Прямо с порога шутит и задорно смеется. От выбранных стилистом черно-белых нарядов в спортивном стиле она в восторге, а вот от услуг парикмахера и визажиста вежливо отказывается: сама делает свою фирменную прическу — ловко скручивает косу и пришпиливает ее на манер ирокеза, а потом рисует яркие стрелки. Готово! Кайза уверенно позирует перед камерой — пластично выгибается, дурачится. Такой я ее себе и представляла, только не думала, что она такая юная!

Не забуду, как прошлой зимой впервые услышала Кайзу — в машине играло радио, зазвучали первые ритмичные аккорды ее зажигательного хита Hideaway, захотелось немедленно поддать газу или пуститься в пляс посреди шоссе. Вместе со мной на танцпол потянуло еще сто пятьдесят миллионов человек — именно столько просмотров у ее первого клипа. Забавно, что песню Hideaway Кайза, по ее словам, сочинила как раз за рулем — за полчаса по пути в аэропорт. Затем развернула машину и помчалась в студию: скорее записать. Клип сняли быстро и одним дублем. Вот Кайза в джинсах-бананах и белой короткой майке выходит из такси и начинает танцевать на фоне граффити Бруклина.

Благодаря видео девушку взял в оборот Карл Лагерфельд, известный своим чутьем на талантливую молодежь. Подшефный ему Дом Fendi сделал певицу лицом рек­ламной кампании солнцезащитных очков Color Block — массивные, в двойной оправе, оригинальные и яркие, как сама Кайза. «В моде мое любимое время — начало девяностых: все эти четкие формы и краски вырвиглаз!» — говорит певица и откусывает от большого вегетарианского сэндвича, который ей принесли в перерыве. Ее собственный гардероб — путеводитель по эпохе рейва: открывающие пупок топы и спортивные треники, вареные джинсы с подтяжками и яркие бомберы, мини-платья, расшитые блестками, и кроссовки — примерно так были одеты Spice Girls в хите девяностых Wannabe.

Откуда она выпрыгнула, как чертик из табакерки? На жизнь Кайза зарабатывала с четырнадцати лет — мыла полы в доме престарелых, подавала еду в кафе и сидела на ресепшене. «Официанткой я была ужасной, а ресепшен был просто пыткой — я все время что-то рисовала и вечно косячила. А первую песню я написала в восемнадцать, когда развелись родители. И вдруг поняла, что музыка лечит: протанцуешь до утра, и боль уходит», — рассказывает мне Кайза после съемки. И кроме распада семьи поводов печалиться у Кайзы, уроженки олимпийского Калгари, было немало: «Мама сидела без работы, отец перебивался случайными заработками. Еду покупали по льготным купонам для бездомных, вся моя одежда была из комиссионки. Мы с мамой часами рылись в поисках футболки, хоть отдаленно напоминавшей то, что носили другие дети. В итоге я сама перешивала вещи — чего только в моем гардеробе не было».

Недаром говорят, что жизнь у бедных веселее, чем у богатых: дома маленькая Кайза и два ее старших брата частенько изображали группу The Jackson 5 — мама обожала Майкла Джексона, сама составляла детям репертуар, шила костюмы и устраивала фотосессии. «Музыка в доме звучала всегда: Майкл Джексон, соул-дивы Robin S, Арета Франклин и Этта Джеймс, — вспоминает Кайза. — А я обожала Алию и Эрику Баду». С трех лет девочка занималась балетом, пока в пятнадцать травма колена не разрушила ее надежды выйти на профессиональную сцену. В семнадцать вслед за братом она отправилась служить в резерв Королевского канадского флота и все лето провела на сборах — научилась азбуке Морзе и снайперской стрельбе.

За свои ранние музыкальные опыты, записанные дома под гитару, она выиграла стипендию престижного музыкального колледжа Беркли в Бостоне. Отучившись, переехала в Нью-Йорк, где познакомилась с продюсером и диджеем Рами, с которым и записала Hideaway. Дебютный альбом Sound of a Woman, куда вошел хит, был представлен в октябре и сразу занял верхнюю строчку в танцевальном рейтинге Billboard.

Критики пишут, что музыка Кайзы — идеальная комбинация ритмов девяностых и мощного лиричного вокала: это по душе как сорокалетним, так и поколению их детей. Но ей самой эти глубокомысленные выводы явно по барабану. «Все песни в альбоме — история моего романа, — тут она переходит на шепот. — Я первый раз в жизни влюбилась, но не сложилось, мы расстались. Так родилась моя музыка».

В ближайших планах у нее гастрольный тур, запись нового альбома и модная премьера — Кайза усовершенствовала детский навык кройки и шитья и вот-вот выпустит собственную линию одежды на стыке музыки, искусства и моды: «Это спортивные вещи, которые можно носить куда угодно: широкие шорты, майки с цифрами и топы с арт-принтами». Принты она составляет из своих же рисунков и портретов: к примеру, на одном из топов — желтая уточка с лицом Кайзы. Скажете, смело? Но что-то мне подсказывает, что и здесь ее ждет успех. «Всю свою жизнь я не останавливаясь шла вперед и точно знаю: у меня все получится, нужно просто много работать».

СТИЛЬ: ANNE CHRISTENSEN. ПРИЧЕСКИ: RITA MARMOR/STREETERS. МАКИЯЖ: FULVIA FAROLFI/BRYAN BANTRY. МАНИКЮР: CASEY HERMAN/KATE RYAN. АССИСТЕНТЫ ФОТОГРАФА: PAUL PARK, MARU TEPPEI, NICHOLAS ONG. АССИСТЕНТ СТИЛИСТА: RACHEL PINCUS. АCCИСТЕНТ ВИЗАЖИСТА: ROBERT REYES. ПРОДЮСЕР: ELENA SEROVA.

Подпишитесь и станьте на шаг ближе к профессионалам мира моды.

Фото: STEVEN PAN