You are viewing the Russian Vogue website. If you prefer another country’s Vogue website, select from the list

  1. АФИША
  2. Афиша

Что русские женщины везут в Венецию на время биеннале

Главное о проекте Фонда V-A-C и «священном братстве» Тинторетто

Что русские женщины везут в Венецию на время биеннале

Роза Барба. Регион Трухильо. 1977

В этом году на Венецианской биеннале как никогда мощное представительство женщин. Наши не отстают, хоть и выступают вне зачета.

Искусство без границ

Современный миропорядок полностью изменил восприятие времени, а вместе с ним меняется и подчиненный часовым стрелкам уклад жизни. Что с этим делать — вопрос не из простых. И если коучи по тайм-менеджменту не справляются, на помощь приходят современные художники.

8 мая в венецианском «Дзаттере» фонд V-A-C представляет новый проект Time, Forward!/«Время, вперед!» — плод изысканий российской команды V-A-C и Омара Холефа, молодого и проактивного арт-деятеля, успевшего к тридцати с небольшим занять место куратора чикагского Музея современного искусства. Вместе с куратором фонда Марией Крамар, выпускницей Высшей школы экономики и Kingston University London, свою работу они называют просто проектом и никак не выставкой, оперируя между собой понятиями «танец», «балет», «постановка». Такое словотворчество фонд уже опробовал в прошлом году на «Генеральной репетиции» — театральном действе и выставке одновременно, длившейся почти целый год на территории Московского музея современного искусства. «Люди по привычке полагают, что выставка — это организованные ряды картин на стенах, но у искусства не может быть границ. Мы много экспериментируем с формами презентации, если требуется, изобретаем новые, чтобы гарантировать максимальную свободу творческого поиска не только художникам, но и зрителям», — объясняет свою позицию директор фонда Тереза Мавика.

Дарья Иринчеева. Вид на Сургут, Сибирь. 2016. Изображение к видео Anthropocene Markers. ©NASA Goddard Space Flight Center и U.S. Geological Survey
Дарья Иринчеева. Вид на Сургут, Сибирь. 2016. Изображение к видео Anthropocene Markers. ©NASA Goddard Space Flight Center и U.S. Geological Survey

Вместе с V-A-C ответы ищут 14 художников и художественных групп со всех концов света: Джоана Аджитомас и Халил Джорейдж, Роза Барба, Александра Доманович, Дарья Иринчеева, «Куда бегут собаки», Адам Линдер, Харун Мирза, Тревор Паглен, Валид Раад, Джеймс Ричардс, Кирилл Савченков, Александра Сухарева, Кристофер Кулендран Томас в сотрудничестве с Анникой Кульман, Валентин Фетисов. В бой брошены аудиоинсталляции, скульптура, фото- и видеоарт, иммерсивные пространства.

На Марии Крамар: пиджак из хлопка с шерстью Alexander Wang, хлопковые брюки Helmut Lang. На Александре Сухаревой: твидовый жакет и хлопковая блузка Gucci, хлопковые брюки COS. На Дарье Иринчеевой: шелковое платье Izeta, кольца — собственность героини. На Евгении Сусловой: атласное пальто Prada
На Марии Крамар: пиджак из хлопка с шерстью Alexander Wang, хлопковые брюки Helmut Lang. На Александре Сухаревой: твидовый жакет и хлопковая блузка Gucci, хлопковые брюки COS. На Дарье Иринчеевой: шелковое платье Izeta, кольца — собственность героини. На Евгении Сусловой: атласное пальто Prada

Кто такие «мы»?

Отказ от игры в алхимию с мужским и женским в составе участников Time, Forward! на фоне расширения женского присутствия и так называемой morte dell’uomo (итал. смерть мужчины) в Венеции — еще один шаг к освобождению искусства, считает Тереза: «Феминизм — это не про то, чтобы все было поровну. Да и гендер в искусстве, на наш взгляд, не самое главное. Поверхностные разговоры и механическое квотирование только укрепляют существующие границы».

Название «Время, вперед!» отсылает к XX веку — эпохе лозунгов и манифестов. «Только наш лозунг — это ирония, — признается Мария. — Раньше люди всерьез говорили: «Мы строим светлое будущее». И сразу становилось понятно, кто что строит и зачем. Сегодня ситуация кардинально поменялась: прямолинейные лозунги не работают. В формуле «Мы строим светлое будущее» каждая переменная вызывает вопрос. Строим ли? Будущее ли? Что такое «будущее»? И вообще, кто такие «мы»?»

Из наших соотечественниц в проекте принимает участие Дарья Иринчеева, которая изучает время через наблюдения за антропогенным влиянием на планету и создает сложносочиненные объекты из кафельной плитки и снимков из Google Earth. А также дуэт художницы Александры Сухаревой и поэтессы Евгении Сусловой, работающих над «зеркалами, соединяющими реальность и сверхчувственное бытие». В их стекле благодаря примеси токсичных сплавов непредсказуемым образом отпечатываются пойманные отражения: «Не только предметы и лица, но и длящиеся во времени события, память места, сознание и идеи людей».

Дарья Иринчеева. Эскиз к инсталляции Anthropocene Markers для проекта «Время, вперед!». 2019
Дарья Иринчеева. Эскиз к инсталляции Anthropocene Markers для проекта «Время, вперед!». 2019

Диалоги, цели, смыслы

Однако искать ответы в этих работах, равно как и в других, разместившихся на трех этажах «Дзаттере», устроители не советуют. «Мы лишь задаем вопросы, а ответы на них могут родиться только в диалоге, — напоминает Крамар. — Наша первостепенная задача — спровоцировать общественную дискуссию и вовлечь в нее как можно больше людей. Поэтому проект будет сопровождать большая публичная программа, которая выйдет за пределы «Дзаттере». Мы хотим поработать с другой публикой. Не той, что приезжает в Венецию ради биеннале. Нам интересны местные сообщества: пенсионеры, школьники, студенты и так далее. Мы собираемся предложить им самые разные форматы общения: от прогулок по городу до разговоров о смерти в Death Cafe. Возможно, вместе мы приблизимся к новому пониманию времени или придем к выводу, что современному человеку вообще стоит отказаться от попыток его понять».

Присоединиться к команде исследователей может каждый, кто купит билет в Венецию и заглянет в «Дзаттере» до 20 октября. Количество мест не ограничено.

Кристофер Кулендран Томас и Анника Кульман. Кадры из работы Being Human. 2019
Кристофер Кулендран Томас и Анника Кульман. Кадры из работы Being Human. 2019

Тинторетто, феминизм, братство

«Художницы? Феминизм? Знаете, недавно мы дома это обсуждали, и оказалось, что у меня две дочери феминистки, мама почти феминистка, а я нет. Я не настаиваю на гендерном принципе при создании проектов. Я за коллективное творчество и проектность», — говорит Ольга Шишко, руководитель отдела кино и медиаискусства в ГМИИ и сокуратор (вместе с директором Пушкинского музея Мариной Лошак) выставки «В конце пребывает начало...», которая организована совместно с фондом Stella Art Foundation в венецианской церкви Сан-Фантин. Она откроется 8 мая и будет бесплатно работать для публики с 11 мая до 11 сентября.

Проект посвящен живописцу XVI века Якопо Тинторетто — как говорит Ольга, «невероятно живому», вдохновлявшему Дэвида Боуи и придумавшему все, чем живет искусство сегодня: иммерсивность, сериальность, оптические иллюзии. Над разными аспектами творчества Тинторетто размышляет команда современных художников. Причем каждый получит на полчаса в свое распоряжение все пространство церкви, это будет скорее двухчасовое действо, чем выставка.

Ирина Нахова. Визуализация для выставки «В конце пребывает начало». 2018
Ирина Нахова. Визуализация для выставки «В конце пребывает начало». 2018

Театральный режиссер Дмитрий Крымов делает видеоинсталляцию о соединении возвышенного и обыденного в «Тайной вечери» Тинторетто. Концептуалистка Ирина Нахова отвечает за связь классика с сегодняшними социальными явлениями. Пионер видеоарта американец Гари Хилл превратит «Тайную вечерю» в звуковые и световые волны. А молодой дуэт из Цюриха !Mediengruppe Bitnik готовит «тайную интервенцию».

На Ольге Шишко: водолазка из хлопка с кашемиром Falconeri. Фото: Павел Харатян. Стиль: Анастасия Митина.
На Ольге Шишко: водолазка из хлопка с кашемиром Falconeri. Фото: Павел Харатян. Стиль: Анастасия Митина.

Что значит скуола?

«Чтобы создать цельное произведение искусства, сегодня необходимо участие людей из разных профессий, областей, поколений и представителей разного гендера в том числе, — говорит Ольга. — Собственно, и Тинторетто работал в артели, причем предпочитал выполнять заказы не дожей — к ним он отправлял своих сына с дочкой и подмастерьев, — а скуол». Что такое венецианская скуола? Это объединение людей по какому-то духовному принципу, независимое от церкви и государства. Тема братства для Тинторетто очень важна. Он и действие «Тайной вечери» перенес в подвал к бедным людям, превратив ее из истории предательства в историю причастия, приобщения».

Дмитрий Крымов. «Тайная вечеря». 2019
Дмитрий Крымов. «Тайная вечеря». 2019

Идея братства важна и кураторам Ольге Шишко и Марине Лошак, затеявшим проект «Пушкинский XXI», чтобы собрать коллекцию современного мультимедиа-искусства и наладить связь между классиками из цветаевского собрания и нашими современниками. Причем самыми технически продвинутыми. Ольга и сама сыплет терминами из экономики и программирования так, будто окончила физтех, а не изучала живопись барокко на истфаке МГУ. Шишко рассказывает, что американка Ив Суссман создала свою видеоработу как оммаж «Менинам» Веласкеса, а теперь, разбив запись на 2034 фрагмента, продает кусочки всем желающим с помощью технологии блокчейн.

«Для нас с Мариной концепция совместного владения искусством — тоже идея братства, — отмечает Ольга Шишко. — Когда вы делите произведение и владеете кусочками, это возможность иногда собраться и эти кусочки соединить. А тот, у кого не вышло приехать, может открыть свой файл на другом конце света. И необязательно, чтобы собрались все 2000 фрагментов, — 200 штук тоже воссоздадут работу, пусть и с черными квадратиками».

У Шишко и Лошак есть план — осенью 2020 года привезти венецианскую выставку в Москву и устроить криптовечеринку, где гости будут майнить себе роли в тайном обществе. Уже и слоган готов: «Присоединяйтесь к братству Тинторетто». Осталось только разобраться, что все это значит.

Ирина Нахова. Визуализация для выставки «В конце пребывает начало». 2018
Ирина Нахова. Визуализация для выставки «В конце пребывает начало». 2018
комментарии