You are viewing the Russian Vogue website. If you prefer another country’s Vogue website, select from the list

  1. АФИША
  2. Афиша

Каким будет «дом» фонда V-A-C на Болотной набережной и при чем тут «Санта-Барбара»

Первые выставки, структура здания и главные новости

Каким будет «дом» фонда V-A-C на Болотной набережной и при чем тут «Санта-Барбара»

Рагнар Кьяртанссон. «Печаль победит счастье»

На следующий день после шестичасового перформанса «Печаль победит счастье» — именно эту фразу исландский художник Рагнар Кьяртанссон весь вечер понедельника пел в Театре имени Маяковского — фонд V-A-C поделился деталями о главном проекте в своей истории, ГЭС-2. Каким будет это общественное культурное пространство на Болотной набережной — «главная стройка» для Леонида Михельсона, председателя правления компании «Новатэк» и президента фонда V–A–C, рассказали на пресс-конференции в ТАСС. Почему это «не музей», что ждет ГЭС-2 в ближайшие годы и как развивался проект, вместе с Михельсоном объяснили глава Департамента культуры Москвы Александр Кибовский и архитектор Ренцо Пиано, а также генеральный директор фонда V-A-C Тереза Иароччи Мавика, его художественный директор Франческо Манакорда и старший куратор Катерина Чучалина. Мы записали несколько ключевых моментов.

Леонид Михельсон и Ренцо Пьяно о новом здании фонда V-A-C

«В мире много чудес, но это главное чудо для меня, — резюмирует итальянский архитектор Ренцо Пьяно свои чувства насчет ГЭС-2, проекта, за который он сперва взялся со множеством вопросов. — Если где-то и можно воплотить что-то с прозрачной нотой сумасшествия — это здесь». 40 тысяч квадратных метров пространства рядом с Кремлем — и есть отведенное Ренцо чудо, его итальянский архитектор сложил в «хитросплетенный замок». По словам Пьяно, пространство будет организовано непредсказуемо, а Леонид Михельсон уточнил, что одних только лифтов внутри будет около тридцати. В здании бывшей электростанции, закрытой в 2015-м, будут выставочные галереи и «театр», «фабрика» с десятком пространств от студии звукозаписи до фотолаборатории, а также библиотека, ресторан, арт-резиденция, хранилище коллекции V-A-C и не только. Снаружи — березовая роща.

«В наших планах за год закончить стройку и открыться в сентябре, — заглядывает в 2020-й прародитель проекта Леонид Михельсон, который, насмотревшись на институции вроде Тейт и Центра Помпиду, не смог устоять перед обнаруженным им участком земли в Москве. ГЭС-2 разместится на стыке двух культурных кластеров: с одной стороны — Пушкинский музей и его музейный городок, с другой — Третьяковская галерея с новым строящимся зданием. Появление ГЭС-2 всколыхнуло и все, что рядом: началась реконструкция Патриаршего моста и соседних набережных.

Над сложным организмом ГЭС-2 работает более семидесяти сотрудников фонда V-A-C, все они стремятся интегрировать самые различные дисциплины. «Мы хотим установить такой тон, чтобы у людей появлялись вопросы, а не ответы», — говорит генеральный директор фонда Тереза Иароччи Мавика. «Мы будем думать, как генерировать новые идеи, изобретать новые форматы, — добавляет художественный директор фонда V-A-C Франческо Манакорда, — это культурная институция, которая создается в городе и для города».

Скетч ГЭС-2 по проекту Renzo Piano Building Workshop
Скетч ГЭС-2 по проекту Renzo Piano Building Workshop

Франческо Манакорда и Рагнар Кьяртанссон о выставочных планах

Во втором действии пресс-конференции Манакорда анонсирует пять сезонов по шесть месяцев каждый — такова выставочная «Санта-Барбара», точнее, первая программа фонда V-A-C «Святые варвары, или оба хуже». Каждый сезон посвящен одному важному вопросу/проблеме, о которых в фонде задумываются вместе с художниками.

Первый герой — Рагнар Кьяртанссон, дебютный сезон называется «Санта-Барбара: как не поддаться колонизации?». Франческо Манакорда подчеркивает, как сильна у Рагнара эмоциональная связь с музыкой, искусством и театром и способность распространять эту связь вокруг. Накануне это ощутили присутствовавшие на перформансе художника в Театре имени Маяковского. «Мы даже не думали, что такое может быть», — чуть позже резюмирует полученные тем же вечером отклики зрителей Тереза Мавика. Основой проекта для V-A-C будет новый перформанс Кьяртанссона, своего рода эмоциональная скульптура, пересказывающая историю России. «Санта-Барбара», вышедшая на наши экраны в январе 1992 года, имеет огромную ценность: она совпала со временем «карнавала, освобождения, истории энтузиазма, иногда скептицизма». Как отмечает старший куратор фонда V-A-C Катерина Чучалина, это было первым важным убеждением кураторов V-A-C, вторым было желание сделать проект именно с Кьяртанссоном. Для последнего все поначалу звучало как шутка, но ощущения, которые вызывает «Санта-Барбара» у россиян, вполне серьезны, это давно идиома максимального эмоционального накала.

После пяти месяцев с «Санта-Барбарой», в V-A-C возьмутся за тему правды. В фонде рассмотрят самые разные художественные течения, чтобы выявить правду, понять, зачем нам нужен реализм, какую роль он может играть в современном театре и музыке. «Мы считаем, что правда — это процесс, — добавляет Франческо, — и точно не что-то отлитое навсегда и неподвижное». После сезона «Правда: зачем реализм?» на Болотной набережной заговорят на тему «Мать: почему Родина — мать?», затем начнется глава «Космос наш: в будущее возьмут всех», в которой V-A-C обращаются к небезызвестной фразе Кабакова и думают о государстве в сценарии будущего, способах завладеть космосом и описать его. Наконец, финал — «Еле слышно: глас хлада тонка (3 Цар. 19: 11 — 12)». «Понижая громкость, мы заставляем себя заново задуматься о себе как институции, — объясняет Франческо Манакорда, говоря о таинстве близости, исследованиях пространства и космоса в ее поисках. — Но перейти совсем на шепот мы не можем, нам важно, чтобы аудитория нас слышала, нам важно отдать аудитории то, что мы от нее получили».

комментарии