You are viewing the Russian Vogue website. If you prefer another country’s Vogue website, select from the list

Хотите получать уведомления о самых важных новостях из мира моды? Да, подписаться

«Мы бегали по сцене в пачках, но босые — педагоги считали нас предателями искусства»

Как Анна Абалихина вывела современный танец на большие площадки — на шоу «Большой балет» телеканала «Культура» и на фестиваль «Территория», который стартует сегодня

«Мы бегали по сцене в пачках, но босые — педагоги считали нас предателями искусства»

Платье, Louis Vuitton

На подсвеченном синим софитом помосте в крошеве льда из кокона рождается тело. Оно скользит по плоскости синхронно со сложной световой и музыкальной партитурой Вангелино Курентзиса, брата знаменитого дирижера, и только в финале приобретает человеческие черты и присущую прямоходящим вертикаль. Это сцена из спектакля тридцатилетней Анны Абалихиной «Экспонат/Пробуждение», поставленного для Александринского театра и получившего этой весной «Золотую маску» в номинации «Современный танец».

«Мы искали свежее решение и придумали налить на покрытый пленкой пол оливковое масло, — вспоминает Анна. — Танцор лишился точки опоры, и это открыло для него новые возможности. Мы сначала шутили, что у нас театр с элементами SPA, но выяснилось, что кожа впитывает масло со страшной силой, и на третьей репетиции у танцора началась интоксикация. Тогда возникла идея с гидрогелем — прозрачным  субстратом, который используют как заменитель почвы в горшках. Но оказалось, что он ледяной, и перед спектаклем техникам приходится опускать ближе к помосту осветительные приборы, чтобы он хоть немного нагрелся. Так что мои танцоры прошли и огонь, и холод, и вот теперь, кажется, медные трубы».

О балете Анна мечтала с детства, но в хореографическое училище ее не взяли по медицинским показаниям. «Я рыдала три дня, а потом поступила в Московский хореографический лицей, где педагоги были в общем-то те же, зато на последних курсах нам давали задания ставить что-то свое. Под аккомпанемент струнного квартета мы бегали по сцене в пачках, но босые — педагоги считали нас предателями искусства. Ты смеешься, а это правда была  настоящая война!»


Водолазка, Uniqlo; брюки, Max Mara
Водолазка, Uniqlo; брюки, Max Mara


Как раз тогда, в середине 1990-х, в Москву привезли первые спектакли знаменитого перформансиста Яна Фабра, и мечты о классическом балете были забыты окончательно. «У меня cорвало крышу, — смеется Анна. — Я поступила в Академию танца в Роттердаме, и все изменилось. В русском балете тебя затачивают прежде всего на то, чтобы быть исполнителем, великолепным, но все же шурупчиком. А в современном танце совершенно другая природа творчества танцора на сцене, другой тип обмена информацией со зрителем. И я постоянно ходила на выставки, не вылезала из кинотеатров во время Роттердамского фестиваля, читала огромное количество культурологических книг, связанных с телесностью, — Зонтаг, Деррида, Лакан, о которых я могла бы и не узнать никогда, оставшись внутри классической школы».

В октябре в Московском музее современного искусства в рамках фестиваля «Территория» откроется выставка «Фрагмент бесконечности», которая станет совместным проектом Абалихиной и французского видео­художника Лорана Перно, делающего видео для показов Жан-Поля Готье. В одном из залов музея Перно создаст инсталляцию, а Абалихина покажет в ней танцевальный перформанс о памяти и забвении, вечном и преходящем. Танец снимут на видео и будут показывать на протяжении всей выставки.


О «Территории»
«Мы бегали по сцене в пачках, но босые — педагоги считали нас предателями искусства»
Ход времени, смена эпох — вот главные темы десятого фестиваля «Территория», который пройдет в Москве в октябре. Совместный проект французского хореографа Рашида Урамдана с «Балетом Москва» так и называется — «Удерживая время». Кроме того, Урамдан привозит балет «Сфумато», где героями выступают настоящий туман и дождь. Из других важных танцевальных названий: «Превращаемые» финского хореографа Теро Сааринена, построенный на танцевальных техниках Японии и Непала, и «Потерянный рай» — премьера «Диалог Данс», одной из самых успешных трупп современного танца в России. Сегодняшний день осмысляет спектакль Серебренникова «Кому на Руси жить хорошо», а «Элементарные частицы» Семена Александровского рассказывают зрителю про «последнюю советскую утопию» — знаменитый Академгородок в Новосибирске. Оттуда же в Москву едут «Три сестры» Тимофея Кулябина, автора запрещенного «Тангейзера». Скандала не ждите, а вот потрясения — пожалуй. Герои на сцене глухонемые, текст произносится на языке жестов. И этот прием рождает новую чеховскую магию.


Тогда же на канале «Культура» стартует новый сезон шоу «Большой балет» — продолжение суперуспешного проекта 2012 года, благодаря которому Сергей Полунин прославился на всю страну. В этом сезоне значительная часть программы будет отведена современной хореографии, и куратором выступит Абалихина.

Рейтинговое шоу на одном из главных телеканалов страны — не просто признание личного успеха Абалихиной, но доказательство того, что в России современный танец переживает бурный рост. «Мы наконец включились в общемировой процесс, — говорит историк танца Ольга Гердт. — В 1950–1970-е годы в Европе, Америке, Японии шло глобальное освободительное движение, и его частью стал современный танец. Борясь с любой авторитарностью, он отрицал не только классический балет, но и модернистов, включая Айседору Дункан и Марту Грэм. С нуля начинали все — будь то американские постмодернисты Триша Браун и Стив Пакстон или Пина Бауш  в Германии. Они разрушили вертикаль власти хореографа над танцовщиками и спровоцировали последних на соавторство. Наше общество сейчас переживает нечто подобное и в напряженном режиме выясняет свои отношения с вертикалью и горизонталью, с идеологией и ее отсутствием, властью вообще и властью хореографа в частности. Так что успех Абалихиной — часть этого процесса». 

Сейчас цель Анны — с помощью «Большого балета» привести современный танец, пока обитающий на экспериментальных площадках вроде «Платформы», на большую сцену. «До недавнего времени классические труппы боялись рисковать и избегали современного танца, — говорит она. — Но сейчас встреча произойдет на нейтральной, но статусной территории канала «Культура», и я уверена, что после эфира широкий зритель узнает, что такое современный танец, кто-то из хореографов получит заказы из театра, а какие-то классические танцовщики захотят продолжать сотрудничество в новой области. И этот новый мир сулит много интересного».


Жакет, Max Mara; блузка, Dries Van Noten; брюки, Maison Margiela; туфли, Dior. На танцовщиках: майки, «Твое»; брюки, DRKSHDW
Жакет, Max Mara; блузка, Dries Van Noten; брюки, Maison Margiela; туфли, Dior. На танцовщиках: майки, «Твое»; брюки, DRKSHDW

комментарии / 0

оставить комментарий