You are viewing the Russian Vogue website. If you prefer another country’s Vogue website, select from the list

Послевоенный мир глазами Эда ван дер Элскена на выставке в Париже

Беззаботная богема Парижа 1950-х и ужасающая охота на слонов в африканских саваннах — в объективе одного из главных фотографов прошлого столетия

Послевоенный мир глазами Эда ван дер Элскена на выставке в Париже

Близнецы на площади Nieuwmarkt в Амстердаме, 1956

Если окажетесь в Париже до сентября, непременно загляните в галерею Jeu de Paume: там 13 июня открывается персональная выставка выдающегося голландского фотографа Эда ван дер Элскена. Спустя без малого два десятилетия после смерти его по-прежнему чтут как одного из главных деятелей культуры послевоенной эпохи, занимавшегося кинематографом, журналистикой и, конечно, фотографией. Эд прожил всю свою жизнь с камерами в руках: вместе с ним они жили с каждой из его трех жен, колесили на шее фотографа в родном Амстердаме и путешествиях по Парижу и Токио, Чили и Центральной Африке. Камеры были с ним даже на смертном одре — как настоящий «репортажник», даже умирая от рака, он документировал окружающую его жизнь. 


из
Послевоенный мир глазами Эда ван дер Элскена на выставке в Париже

«Девушка в токийском метро», 1981

Послевоенный мир глазами Эда ван дер Элскена на выставке в Париже

«Вали Майерс (Энн) перед зеркалом», 1953. «Ата Кондо проверяет серию своих фотографий под лампой», 1953

Послевоенный мир глазами Эда ван дер Элскена на выставке в Париже

На улице Beethovenstraat, Амстердам, 1967

Послевоенный мир глазами Эда ван дер Элскена на выставке в Париже

Ата Кондо, Париж, 1952. Лос-Анджелес, 1960

Послевоенный мир глазами Эда ван дер Элскена на выставке в Париже

В окрестностях Nieuwmarkt, Амстердам, 1961

Послевоенный мир глазами Эда ван дер Элскена на выставке в Париже

«Пьер Фьолетт (Жан-Мишель) и Полет Вьеломм (Клодин) целуются в кафе Chez Moineau на Рю де Фур», 1953. Брижит Бардо, 1952


Мир, который отражается в его фотографических работах, наполнен чувственностью, поэзией и эротизмом. «Он был человеком, который хотел бы вживить камеру в свой мозг, чтобы постоянно записывать окружающий мир», — говорят кураторы выставки Беатрис Руф и Марли Гили. Несмотря на то что камера была неотъемлемой частью жизни Эда, в его работах нет оттенка того, что называется солипсизмом — выдвижением собственного видения как единственно правильного. Его не интересовала демонстрация авторской идентичности, зато он преследовал цель показать социум и особенно контркультуры. Его объективы захватывали судьбы беззаботной богемы послевоенного Парижа и ужасающую охоту на слонов в африканских саваннах, джазовых музыкантов на сцене и разрушенный еврейский квартал Амстердама. Почти всегда — в «отстраненном» черно-белом, высоко контрастном, зернистом варианте.

Открывать для себя мир середины прошлого века, каким видел его Эд ван дер Элскен, отправляйтесь в Париж до 24 сентября. 


Послевоенный мир глазами Эда ван дер Элскена на выставке в Париже
«Официантки», Филиппины, 1960
комментарии