You are viewing the Russian Vogue website. If you prefer another country’s Vogue website, select from the list

Ретроспектива Эгона Шиле в Fondation Louis Vuitton

Она открывается завтра, рассказываем и показываем, как художник-провокатор повлиял на моду

Ретроспектива Эгона Шиле в Fondation Louis Vuitton

Пальто из меха лисы Yves Salomon, чулки Falke. Фото: Nick Hudson. Vogue Россия, октябрь 2018

Вуайерист, неврастеник и нарцисс — ровно век назад в возрасте 28 лет умер Эгон Шиле, чьи откровенные портреты и особенно автопортреты шокируют даже сегодня. Этой осенью парижский Fondation Louis Vuitton готовит большую выставку, в которую ­войдет редкая, «невыездная» графика Шиле из частных собраний, всего сто двадцать работ. Причем откроется она одновременно с ретроспективой американского неоэкспрессиониста, героя 1980-х Жан-Мишеля Баскии. Как объясняет это сопоставление ­директор фонда Сюзанна Паже: «Других художников, которые бы за свою стремительную жизнь так решительно порвали со всеми традициями, так радикально повернули историю искусства XX века и чье влияние так далеко вышло за пределы арт-мира, не найти». Сегодня, когда улица диктует моду, принты Жан-Мишеля Баскии на пике популярности. С влиянием на моду Шиле все сложнее и тоньше.

Ретроспектива Эгона Шиле в Fondation Louis Vuitton
Платье Stella McCartney, бра Eres, туфли Miu Miu, гольфы Maria La Rosa, чулки Falke

Вену рубежа XIX–XX веков часто называют колыбелью современного мира. В ней кипела художественная и интеллектуальная жизнь. Но кипение это было подспудное — в тисках имперской системы, в душном буржуазном парнике, под слоем взбитых сливок и пеной академизма. Австрийские художники, музыканты, писатели и философы жили с предчувствием потрясений, которые ждали всю Европу. Так формировался венский модерн — сецессион. «Каждому времени — свое искусство, каждому искусству — своя свобода» — гласила надпись над входом в здание, где венские мятежники во главе с Густавом Климтом устраивали выставки нового искусства.

В семье Шиле ни о какой свободе и тем более искусстве не могло быть и речи. Он родился в семье железнодорожника, отец умер от сифилиса, когда мальчику было 15 лет. Мать считала, что он должен продолжать карьеру отца, и воспринимала в штыки его художественные увлечения: даром что до того как переключиться на младшую сестру, мальчик рисовал исключительно поезда. Сложные отношения с матерью и ранняя сексуальность — эти темы оказались близки не только Фрейду (позже высоко оценившему чувственность работ Эгона), но и Шиле. Но перед тем как отдаться своим эротическим фантазиям, юноша все-таки поступил в венскую Академию изобразительных искусств. Классическое образование его не увлекло. Зато увлекла художественная Вена. Он мечтал рисовать как Климт, копировал его декоративные изыски и демонических женщин. Красота стала навязчивой идеей Шиле, но и с художниками-сецессионистами он надолго не задержался. Рвался прочь из «черной, отвратительной Вены», где в каждом видел завистника.

Ретроспектива Эгона Шиле в Fondation Louis Vuitton
Свитер из мохера Miu Miu

Ретроспектива Эгона Шиле в Fondation Louis Vuitton
Свитер Miu Miu, платье Dolce & Gabbana, джемпер Max Mara, чулки Falke

В отличие от Климта, который писал светских дам, Шиле нахо­дил своих моделей на улице — ему позировали девушки из рабочих кварталов или проститутки. Секс в Вене начала века оставался запретной темой, но за него готовы были платить. Так что венские богачи охотно заказывали Шиле эротические рисунки.

Любимый тип модели Шиле — андрогинная женщина-девочка. Хрупкое, худое, детское тело. За эту слабость ему неплохо платили, но и он поплатился. В 1913 году загремел на три недели в тюрьму за «аморальное поведение». Споры о том, кто же он — развратник или гений, — не утихают до сих пор. Про характер Шиле известно немного. Застенчивый, честолюбивый; говорят, что после долгожданного успеха в Мюнхене в том же 1913 году говорил о себе едва ли не в третьем лице, всегда в превосходной степени и писал себя в образе святого Себастьяна. В одежде был франт, хотя это и было ему не по карману.

Ретроспектива Эгона Шиле в Fondation Louis Vuitton
Платье Nina Ricci, бра Intimissimi, гольфы Maria La Rosa, чулки Falke, туфли Miu Miu

Шиле долгие годы оставался в тени своих соотечест­венников — Климта и Кокошки. Да и мир моды охотнее покупался на их яркую палитру, копировал наряды их женщин, которым с холста прямая дорога на подиум. А у Шиле голые, часто безобразные тела, сплошная анатомия — о какой моде тут может идти речь?! Но Шиле — художник не для дизайнеров, хотя в сексуальном гардеробе австриец знал толк, и на его платья-сорочки и пеньюары с неизменными чулками дизайнеры нет-нет да и посматривают. Шиле — художник для стилистов и фотографов. Его графика — это магия экспрессивного жеста и позы, которые так и просятся на журнальную страницу. Он предложил кардинально новый подход к изображению женского тела. В отличие от классических ню, где тело выступало как пассивный объект, Шиле дал ему права, сделал его субъектом, вложил в него послание. Его картины не просто ждут зрительского взгляда, но и сами вызывающе смотрят на нас. Не этого ли эффекта стремится добиться любой модный фотограф? А мэтры и добиваются. Так, сходство «Автопортрета с женой и моделями» (1981) Хельмута Ньютона и рисунка «Шиле с обнаженной моделью перед зеркалом» (1910) поражает.

Работа с моделями — еще одна сильная сторона Шиле. Писал он исключительно модные типажи: нимфеток и истеричек, которые были идеалами женственности рубежа веков, отсюда все эти странные, изломанные жесты. Хороши и откровенны в своих желаниях были и Валли Нойциль (также натурщица Климта), и Эдит Хармс, и, само собой, его малолетняя сестра Гертруда с ее решительным, сверлящим взглядом и едва заметной улыбкой, в которой при некоторой фантазии читается и пренебрежение, и интрига — тут и начинающей модели, и просто любительнице селфи есть чему поучиться.

Ретроспектива Эгона Шиле в Fondation Louis Vuitton
Жакет и шелковое платье Bottega Veneta, босоножки Givenchy, носки Miu Miu

Ретроспектива Эгона Шиле в Fondation Louis Vuitton
Платье Chloé, бра Intimissimi, шарф Brunello Cucinelli, чулки Falke

Ретроспектива Эгона Шиле в Fondation Louis Vuitton
Платье Louis Vuitton, ботинки Stella Luna, гольфы Calzedonia, чулки Falke, трусы Eres


Стиль: Katerina Zolototrubova
Прическа: Andre Cueto Saavedra / Open Talents
Макияж: Kathy Le Sant / Open Talents
Модель: Anna De Rijk / Viva
Сет-дизайн: Kaduri Elyasher
Ассистент фотографа: Jerome Couderc
Ассистент стилиста: Ismène Duprat
Продюсер: Karina Chistyakova
Ассистент продюсера: Margarita Sinyaeva
комментарии