You are viewing the Russian Vogue website. If you prefer another country’s Vogue website, select from the list

Хотите получать уведомления о самых важных новостях из мира моды? Да, подписаться

Секреты ювелирного искусства Van Cleef & Arpels на выставке в Киото

В древнейшей японской столице ювелирные изделия соседствуют с кимоно и императорской керамикой

Секреты ювелирного искусства Van Cleef & Arpels на выставке в Киото

Модель в серьгах и колье с жемчугом и бриллиантами. Фото: Генри Кларк, Vogue US, 1953

Как короля делает свита, так славу ювелира делают женщины, которые носят его украшения. Среди клиенток парижского Дома Van Cleef & Arpels были королевы и примадонны: Грейс Келли, герцогиня Виндзорская Уоллис Симпсон, светская львица середины ХХ века, американская миллиардерша Барбара Хаттон, Мария Каллас и Элизабет Тейлор. Основанную в 1906 году марку они ценили за высочайшее мастерство и готовность выполнить любой каприз, вроде модели яхты из рубинов, золота и яшмы со встроенным звонком для вызова дворецкого. Мастера Van Cleef & Arpels первыми придумали украшения-трансформеры — золотое колье с рубинами и сапфирами превращалось в браслет или пояс, а его цветы можно было носить отдельно как брошь.

Золотая брошь Les Inséparables с рубинами, сапфирами и бриллиантами, 1946. Эскиз колье для королевы Египта Назли, 1939
Золотая брошь Les Inséparables с рубинами, сапфирами и бриллиантами, 1946. Эскиз колье для королевы Египта Назли, 1939

В 1930-е годы с легкой руки Альфреда ван Клифа женские сумочки заменили ювелирные минодьеры: коробочки для всего — от сигарет до пудры и помады. Причем в корпус были вмонтированы выдвигающиеся часики, позволяющие незаметно узнать время. На светских раутах смотреть на часы считалось неприличным. Технология невидимой закрепки, когда камни очень плотно подгоняются друг к другу и нанизываются между двух золотых «рельсов» толщиной с волос, — тоже ноу-хау французской марки.

Секретам мастерства ювелиров Van Cleef & Arpels посвящена выставка, открывающаяся в Национальном музее современного искусства в Киото 29 апреля. Старая императорская столица, знающая толк в ремеслах, хочет посмотреть на то, что создавали гайдзины-европейцы, которые даже не умели говорить по-человечески, зато способны были сделать такие вещи, которым место не в витрине магазина, а в музее.
из
Золотая брошь «Птица» с желтым бриллиантом 96,62 карата, изумрудами, сапфирами и бриллиантами

Золотая брошь «Птица» с желтым бриллиантом 96,62 карата, изумрудами, сапфирами и бриллиантами

Колье-трансформер Hawaii Passe-Partout с рубинами, сапфирами и бриллиантами, 1939

Колье-трансформер Hawaii Passe-Partout с рубинами, сапфирами и бриллиантами, 1939

Золотое колье с изумрудами и бриллиантами принцессы Ага-хан, 1971. Платиновая брошь-булавка с изумрудами, ониксом и бриллиантами, 1919

Золотое колье с изумрудами и бриллиантами принцессы Ага-хан, 1971. Платиновая брошь-булавка с изумрудами, ониксом и бриллиантами, 1919

Платиновый браслет с бриллиантами, 1927

Платиновый браслет с бриллиантами, 1927

Корабль Varuna из золота, серебра и дерева с яшмой, 1907

Корабль Varuna из золота, серебра и дерева с яшмой, 1907

Золотой несессер Dragon с эмалью и нефритом, 1923

Золотой несессер Dragon с эмалью и нефритом, 1923


На выставке в Киото представлены самые знаменитые вещи. Например, единственное в своем роде колье в индийском стиле с изумрудами, брошь-подвеска «Птица», в которой соединены желтый бриллиант в девяносто шесть каратов, принадлежавший в 1930-е оперной диве Ганне Вальской, и золотая райская птица с изумрудами, сапфирами и желтыми и белыми бриллиантами. Их покажут рядом с шедеврами японского мастерства: дзюни-хитоэ — церемониальными кимоно из двенадцати слоев расшитого золотом шелка, костюмами для классического японского театра и украшениями, образцами искусства золотой лакировки маки-э, керамикой.

Эскизы брошей из коллекции Ballerina, 1940. Броши Fennecs из коллекции Arche de Noé Haute Joaillerie, 2016
Эскизы брошей из коллекции Ballerina, 1940. Броши Fennecs из коллекции Arche de Noé Haute Joaillerie, 2016

В Японии мастеров, способных делать такие шедевры, относят к живому национальному достоянию, эти люди при жизни становятся памятниками культуры. «Именно в этом подходе — главная прелесть киотской выставки, — говорит Николя Бо. — Можно ли себе представить экспозицию Матисса, предназначенную исключительно для коллекционеров Матисса? Это же абсурд. Если бы Van Cleef & Arpels не прославился на выставках в Париже в 1925 году или в Нью-Йорке в 1936-м, он не стал бы так знаменит».

Барбара Хаттон в колье с лунным камнем, Vogue US, 1937
Барбара Хаттон в колье с лунным камнем, Vogue US, 1937

комментарии / 0

оставить комментарий