You are viewing the Russian Vogue website. If you prefer another country’s Vogue website, select from the list

Хотите получать уведомления о самых важных новостях из мира моды? Да, подписаться

Скотт Кэмпбелл о долге художника и сумках Louis Vuitton

Интервью Vogue с самым знаменитым татуировщиком современности

Скотт Кэмпбелл о долге художника и сумках Louis Vuitton

Скотт Кэмпбелл

Сегодня и завтра в Москве в музее современного искусства «Гараж» пройдет арт-хэппенинг Whole Glory американского художника Скотта Кэмпбелла. Во время шоу самый известный тату-мастер в мире – среди его клиентов Леди Гага, Марк Джейкобс и Кортни Лав – сделает татуировки нескольким десяткам москвичей, выигравшим это право в лотерею. Но есть подвох: Скотт не будет видеть лиц своих клиентов и не станет обсуждать с ними будущие татуировки. Vogue узнал у Кэмпбелла, что ждет участников аттракциона, а также о том, какую татуировку нужно делать прямо сейчас.

из
instagram: @scampbell333

instagram: @scampbell333

instagram: @scampbell333

instagram: @scampbell333


Ваша биография впечатляет: вы не учились в арт-школе, не заканчивали курсы при галерее «Как новичку заявить о себе», а просто взяли и из татуировщика стали современным художником. В чем секрет?

Я верю, что долг художника – нарушать правила. Если ты живешь с оглядкой на кем-то придуманные схемы – ты не художник. Да, нам говорят: прежде чем нарушать правила, их нужно знать… Чушь. Чтобы стать художником, нужно одно: любить то, что ты делаешь. Арт-школы, конечно, нужны, они дают инструментарий. Это как с поэзией: чтобы писать стихи, нужно знать много слов. Но я всему, что нужно, научился посредством татуировок. Ведь там как: вначале говоришь с человеком, узнаешь его историю, что он чувствует, о чем мечтает, а потом придумываешь, как это выразить через рисунок. Для этого у тебя есть два десятка классических символов – череп для смерти, роза для любви, птица для свободы – и твоя безграничная фантазия. 

из
instagram: @scampbell333

instagram: @scampbell333

instagram: @scampbell333

instagram: @scampbell333


Когда вы поняли, что готовы от татуировок перейти к арту? 

Помню, мне было пятнадцать лет, я пошел на выставку. Рядом с каждой картиной висела табличка с объяснением: «Этой работой автор хотел сказать, что…» Я думал, что никогда не стану художником, ведь я не просыпался с утра, имея в голове ясный комментарий о том, какую работу я сейчас сделаю и что она будет означать. Я не мыслил такими категориями. Поэтому я стал татуировщиком и переехал в Нью-Йорк, где моими клиентами стали арт-деятели, о которых я читал в книгах по искусству. Тогда-то я понял, что, во-первых, художники такие же раздолбаи, как и я, которые не могут получить работу. А во-вторых: объяснение приходит к тебе только через годы после того, как ты сделал арт-объект. Ты должен делать то, что чувствуешь, даже если ты не понимаешь, что это значит. Объяснять – дело критиков. Наверное, вы уже поняли: мне ближе эмоциональное искусство, чем концептуальное. 

instagram: @scampbell333
instagram: @scampbell333
 
Чему еще вас научили татуировки?

Эта работа познакомила меня с потрясающими персонажами. Чтобы человек получил правильный рисунок, я должен узнать, кто он – поэтому всегда спрашиваю: не важно, кто передо мной, приговоренный убийца или Дженнифер Энистон. В моей жизни так было сто раз: я садился с человеком, мы начинали разговаривать, и в конце сеанса я понимал, что он мне дико нравится, что я счастлив, что нас свела судьба. Это удивительный опыт. Я не знаю другой такой работы, которая бы совмещала все это. 

При этом на проекте Whole Glory в «Гараже» вы будете делать прямо противоположное: бить татуировки незнакомцам в полной тишине. Как так? 

Изначально я думал, что штора, которая спрячет меня от клиента, станет спасением. Я хотел бить татуировки с тем же чувством свободы, с каким я рисую эксиз на бумаге. Ведь у клиента всегда есть мнение – если я в процессе татуировки решил изменить дизайн, я должен спросить, согласен ли он с новым курсом. А тут этого не будет: участник просунет руку в отверстие, и она будет для меня просто холстом. Но все оказалось иначе: давления, ответственности стало еще больше. Знаете, если вы попросите меня сделать вам орла на руке, я выложусь по полной, но если он вам не понравится, половина вины будет на вашей совести. Ведь это вы попросили орла. А тут я на сто процентов отвечаю за результат. До сих пор не могу поверить, что люди мне настолько доверяют. 

фото: Hennessy
фото: Hennessy

Уже знаете, что будете рисовать, или это экспромт?

У меня целый ворох отличных эксизов, которые ждут не дождутся своего героя. Но все же это не конвейер: бывает, в окно просовывается рука, я ее брею, смотрю и понимаю – нужен другой рисунок, этот не подходит. Как я уже сказал, в интуицию в искусстве я верю больше, чем в разум. 

Когда мы делали этот проект в первый раз, я потом пригласил всех участников на ужин и мы познакомились. Это было как если бы ты пришел в Диснейленд, а там все герои сняли маски и ты увидел, что Микки это на самом деле Стив и так далее. Было круто. Самое поразительное, что многие на ужине отводили меня в сторону и говорили: «Спасибо, чувак. Я посмотрел, что ты сделал другим, моя татуха лучшая». И знаете, что еще мне нравится в татуировках? В отличие от арт-объектов, мои татуировки нельзя продать на аукционе Сотбис. 

Кто знает – вот недавно прах Трумена Капоте на продажу выставили. 

Да, точно. Скажем так: продать татуировку практически невозможно. А произведение искусства покупают, чтобы вложить деньги, чтобы через двадцать лет его перепродать. 

Жена Скотта, Лэйк Бэлл. На обложке New York Magazine, 2013. Instagram: @lakebell
Жена Скотта, Лэйк Бэлл. На обложке New York Magazine, 2013. Instagram: @lakebell

Совсем недавно самыми модными татуировками были сердечки и звездочки на запястьях и ступнях. Какие сейчас тренды?

Главный тренд – индивидуальность. В 1990-е как было: парень входит в тату-салон, ты спрашиваешь, что будем бить, он говорит – не знаю, давай то же, что предыдущему парню. А теперь татуировки стали так популярны, что люди хотят то, чего ни у кого нет. И это отличный момент: можно экспериментировать. Еще очень сильно повлиял инстаграм: раньше в Лос-Анджелесе был один стиль, в Лондоне другой. Это были изолированные пузыри, в которых жизнь развивалась по своим законам. Больше никаких инкубаторов, только единый мир. 

А где – я имею в виду место на теле – вы бы посоветовали делать татуировку, чтобы потом не пожалеть? Вот на нижней части спины в ближайшее время делать рисунок точно никто не захочет, особенно после того, как Эми Шумер выпустила книгу «Девушка с татуировкой на нижней части спины». Я как девушка с такой татуировкой расстроена.

Я думаю, это просто лейбл, стереотип, который скоро забудется. В этом вопросе главное: татуировка предназначена только для тебя или для всех остальных? Если для себя, многие делают на ребрах. Еще популярна внутренняя поверхность рук – от запястья до локтя, или от локтя до подмышки. Это такой компромисс: вроде бы рисунок на виду, но если нужно, его легко скрыть. 

instagram: @scampbell333
instagram: @scampbell333

Несколько лет назад вы украсили рисунками сумки Louis Vuitton, а недавно сделали дизайн бутылки для Hennessy Very Special Limited Edition. Расскажите, чем вас привлек этот проект? 

Эта марка давно сотрудничает с художниками, причем многих из них я знаю и уважаю, так что оказаться в такой компании для меня было почетно. Что интересно: когда я приехал во Францию и стал объезжать владения марки, производство, я подумал: мой мир и мир двухсотлетнего французского коньяка – как они далеки друг от друга. Но потом понял: именно это и делает нашу встречу интересной. Как разговор двух людей: если они во всем согласны, слушать их беседу не интересно, а вот если они антогонисты, начинается самое интересное. Я поместил на бутылку один из своих самых любимых мотивов – крылья, синоним свободы и путешествий.

фото: Hennessy
фото: Hennessy

комментарии / 0

оставить комментарий