You are viewing the Russian Vogue website. If you prefer another country’s Vogue website, select from the list

Хотите получать уведомления о самых важных новостях из мира моды? Да, подписаться

Сразу четыре новые выставки в музее АРТ4

Работы Константина Звездочетова, Дмитрия Краснопевцева, Игоря Шелковского и Александра Нея выставят всего на неделю, так что не мешкайте

Сразу четыре новые выставки в музее АРТ4

Константин Звездочетов. Из серии «Карты». 2000

Последний весенний месяц в музее АРТ4 запомнится нам сразу четырьмя новыми выставками. Там покажут живопись патриарха современного искусства Константина Звездочетова и классика неофициального искусства Дмитрия Краснопевцева, панно Игоря Шелковского и скульптуры Александра Нея. Открытие — одно на всех — состоится завтра, 18 мая. Но давайте обо всем и обо всех по порядку.

Экспозицию Константина Звездочетова составили работы 2000-х годов. Он — признанный гений русского современного искусства, который ловко и остро высмеивает реалии, демонстрируя эквилибры постмодернистской иронии. Со времен участия в арт-группе «Мухоморы» и до сегодняшнего дня Звездочетов занимается тем, что реанимирует разных культовых персонажей, будь то богатыри, боярыня Морозова или девушка с упаковки сыра «Виола» — в живописных сюжетах на злобу дня. Художник исследует низовую культуру, отечественную мифологию, образы мировой истории искусства и идеологические клише. Работая с ними, он обращается к полумаргинальным языкам: пишет объявление от руки, рисует пропагандистские плакаты, афиши для провинциального кинотеатра, лубочные скетчи для рекламного постера или сатирического журнала. Жанры представлены на выставке во всем многообразии.

Константин Звездочетов. Диптих «Рай и ад». Верхняя часть. 2005
Константин Звездочетов. Диптих «Рай и ад». Верхняя часть. 2005

Константин Звездочетов. «Два богатыря». 2005
Константин Звездочетов. «Два богатыря». 2005

Скульптор Игорь Шелковский известен скорее как издатель легендарного иммигрантского журнала «А-Я», который в 80-е годы знакомил всю заграницу с советским нонконформизмом. Именно он первым публиковал работы Кабакова, Булатова, Меламида и других ключевых представителей советского неофициального искусства. Правда, за все семь лет, что выходил журнал, Шелковский не опубликовал в нем ни одной своей работы. С его скульптурными панно публика познакомилась значительно позже, чем с творчеством многочисленных коллег. В своих абстракциях Шелковский обращается к истории современного искусства — эксперты отмечают влияние на него конструктивизма, концептуализма и поп-арта. Однако автор гордо именует себя «маргинальным оригиналом» и категорически отказывается примыкать к какому бы то ни было направлению. «Моя задача — подражание природе,  — говорит он. — Шишкин рисует все эти веточки, иголочки, а я ту же природу выражаю, но более абстрактными средствами, ненатуралистическими».

Игорь Шелковский. «Облака». Дерево, 1996
Игорь Шелковский. «Облака». Дерево, 1996

Выставка Дмитрия Краснопевцева примечательна тем, что она первая в своем роде за последние девять лет. В экспозицию вошли больше двух десятков живописных полотен, написанных в период с 1940-х по 1980-е годы. Ранние работы художника, представленные тут, вообще на вес золота. Их сохранилось крайне мало — большую часть Дмитрий когда-то уничтожил сам. Так что, увидеть произведение Краснопевцева, датированное 1947 годом, большая удача. Он один их немногих творцов второй половины XX века, избежавший какого-либо сотрудничества с официозом и не ставший при этом заложником нонконформизма — неофициальный художник чистой воды. Его уникальный пластический язык стал частью метафизического направления советского неофициального искусства 1960–1980-х годов. Философские натюрморты Краснопевцева подобны размышлениям его любимых немецких романтиков о течении времени и бренности всего вокруг. «Произведение искусства смертно, материал, в котором оно воплощено, будь то камень или бумага, дерево, бронза или холст, уничтожим. Но сама идея, предмет произведения, то, что отражено и изображено в нем, должно быть выше времени и изменений, должно быть незыблемым, вечным, не подверженным смерти и уничтожению» — так автор говорил о своем искусстве.

Дмитрий Краснопевцев. «Кувшины». Холст, масло, 1962
Дмитрий Краснопевцев. «Кувшины». Холст, масло, 1962

Дмитрий Краснопевцев. «Привязанная ваза». Холст, масло
Дмитрий Краснопевцев. «Привязанная ваза». Холст, масло

И еще один герой — Александр Ней. В его терракотовых скульптурах наследие древних цивилизаций Месопотамии, Египта, Китая и современное технологическое видение образовали тандем. С самого начала карьеры Ней не ассоциировал себя ни с одним из известных направлений, осознанно держался особняком и в России не выставлялся. А в 1974 году эмигрировал в Нью-Йорк, где обрел публичное признание. Только за первый год пребывания там художник провел пять персональных выставок. Главное для Нея — опыт как художника, так и зрителя. «Ни наигранная интеллектуальность, ни точное исполнение не производят впечатления, если автор сам не пережил то, что изображал, — говорит он. — Тепло жизни — вот что привлекательно, поразительно и радостно». Эта выставка — вторая персональная экспозиция Нея на родине. Первая прошла в 2009 году.

Все четыре выставки в галерее АРТ4 продлятся всего неделю и завершатся 25 мая. Так что тянуть с визитом никак нельзя, нужно идти. Тем более что в рамках Ночи музеев, 21 мая, там проведут серию бесплатных экскурсий. Если на них не попадете, приходите днем, музей открыт ежедневно с полудня и до 20:00. Адрес прежний — Хлыновский тупик, 4.

Александр Ней. «Наблюдатель». Терракота, 2011
Александр Ней. «Наблюдатель». Терракота, 2011

Александр Ней. «Женская голова». Терракота, 2012
Александр Ней. «Женская голова». Терракота, 2012

комментарии / 0

оставить комментарий