You are viewing the Russian Vogue website. If you prefer another country’s Vogue website, select from the list

  1. АФИША
  2. Афиша

Тим Уокер о своей выставке в Музее Виктории и Альберта

Модный фотограф провел Vogue экскурсию и рассказал, чем его особенно вдохновила коллекция V&A

Тим Уокер о своей выставке в Музее Виктории и Альберта

Тим Уокер в Музее Виктории и Альберта, 2019

К выставке по итогам своей 25-летней карьеры Тим Уокер готовился четыре года. Но просто ретроспективой Tim Walker: Wonderful Things не назвать: идея в том, чтобы создать диалог между работами Уокера и постоянной экспозицией Музея Виктории и Альберта. «Встать в один ряд с коллекцией V&A было для меня невероятной честью, — признается фотограф. — Этот музей — бальзам на душу каждого. Он, как лекарство, исцеляет от всех ужасных вещей, происходящих в мире».

Вместе с куратором выставки Сюзанной Браун Уокер изучил все 145 залов музея, самые понравившиеся экспонаты легли в основу десяти фотопроектов. Вместе с другими работами Тима их можно увидеть в декорациях сет-дизайнера Шоны Хит, его давней напарницы. «Мне не хотелось возводить стены и разделять пространство», — отмечала Хит, чьи работы неотъемлемо присутствуют в фантазийных съемках фотографа. Сюрреалистичные сады, чрезмерно обставленные комнаты, чучела животных, будто сошедшие с картин Дали, — вместе Уокер и Хит создают сказочные миры, достойные пера братьев Гримм. Прежде чем выставка откроется широкой публике 21 сентября, мы попросили Тима Уокера провести для нас персональную экскурсию и рассказать о самых ярких эпизодах карьеры.

Фрагмент экспозиции Tim Walker: Wonderful Things в Музее Виктории и Альберта, 2019
Фрагмент экспозиции Tim Walker: Wonderful Things в Музее Виктории и Альберта, 2019

Первый зал похож на краткий обзор всех ваших работ, включая портреты людей, с которыми вы сотрудничаете на постоянной основе: Тильды Суинтон, художника Грейсона Перри, танцора Линдси Кемпа. Что вас так в них привлекает?

Я называю это стеной моих муз. Как фотограф, я всегда визуализирую свои работы до того, как приступаю к исполнению. Но эти люди ломают мои изначальные представления и выдают нечто совсем другое, неожиданное. Взять, к примеру, Кристен Макменами. В одной из съемок она выступала в образе русалки, и от такого сюжета вы ожидаете чего-то изящного. Но в одноименной сказке Ганса Христиана Андерсена куда больше нюансов — в ней есть мрачность, соблазнение, сексуальность. Это съемка про человеческий опыт. Мне никогда не нравились слишком «сладкие» истории, и Кристен удалось добавить ей необходимой глубины.

То же самое касается Тильды. Мы обсуждаем проект — и она перевоплощается в персонажа, которого я не придумывал, нечто иное. Тогда я просто документирую эту трансформацию. Именно к этому я стремлюсь как фотограф — испытывать удивление, порой даже шок.

Тим Уокер. Джулиет Бьюик, Horse in House. Эглингем-Холл, Нортумберленд, 1998
Тим Уокер. Джулиет Бьюик, Horse in House. Эглингем-Холл, Нортумберленд, 1998

Вы не пользуетесь вспомогательными средствами вроде фотошопа. Почему? Чрезмерная продуманность кадра убивает эффект спонтанности?

Да. Красота заключается в ошибках, удивлении и внезапности. И не может существовать в рамках строго организованной идеальности. Поэтому я и люблю фотографировать на пленку — она ловит моменты между статичными кадрами. По той же причине мне нравится работать с танцорами, такими как Гарри Александер, MJ Harper и Джордан Робсон, а также с хореографом Майклом Кларком. В такие моменты моя задача — поймать весь диапазон их движений.

Монтаж выставки Tim Walker: Wonderful Things в Музее Виктории и Альберта, 2019
Монтаж выставки Tim Walker: Wonderful Things в Музее Виктории и Альберта, 2019

Вы начинали карьеру ассистентом Ричарда Аведона. Какой главный урок вы вынесли из этого опыта?

Аведон был гением в навыках общения с людьми, которых снимал. Он постоянно говорил: «Главное — это человек, будь с ним целиком и полностью, все остальное не важно». Аведон всегда придумывал персонажей для своих моделей. Однажды мы снимали рекламную кампанию Versace, на площадку вышли Надя Ауэрманн и Кристен Макменами, одетые в черные костюмы, и я подумал: «Как мы можем снять это в стилистике Аведона?» Тогда он сказал моделям: «Представьте, что вы две вороны, которые борются за лежащего на полу червя». Я определенно научился у него такому режиссерскому подходу к съемкам.

Тим Уокер. Из серии Box of Delights. Джеймс Спенсер, Бэкап, Ланкашир, 2018
Тим Уокер. Из серии Box of Delights. Джеймс Спенсер, Бэкап, Ланкашир, 2018

Многие ваши фотографии сняты на фоне пейзажей Нортумберленда, которые можно увидеть у живописцев романтической школы, от Уильяма Тернера до Джона Мартина. Почему это место вас так вдохновляет?

Когда я только начинал, редактор моды Карен Харрисон рассказала, что в Нортумберленде есть особняк, который называется Эглингем-Холл, и он наверняка должен мне понравиться. Мы вместе поехали туда на съемку, и я влюбился в это место. Я понял, что оно может стать идеальной сценой для моих «постановок». У каждого дома есть душа и персональная история, а уж у Эглингем-Холла и подавно. На мой взгляд, Нортумберленд с его пляжами, холмами и полями — очень атмосферная и многогранная локация.

Витраж «Брачная ночь Товита и Сары». Около 1520, Кельн. Тим Уокер. Из серии Illuminations. Сара Грейс Валлерстедт, Ана Виктория и Зузанна Бартошек в Valentino. Лондон, 2018
Витраж «Брачная ночь Товита и Сары». Около 1520, Кельн. Тим Уокер. Из серии Illuminations. Сара Грейс Валлерстедт, Ана Виктория и Зузанна Бартошек в Valentino. Лондон, 2018

Зал Illuminations на вашей выставке вызывает почти религиозные ассоциации. На эту серию вас вдохновили витражи XVI века из коллекции V&A. Почему они?

Самое интересное для меня — свет, проходящий через цветное стекло, и сюжеты на витражах. Терри Блоксэм, помощник куратора из отдела керамики и витражей V&A, объяснил мне, что религиозные лидеры использовали их в образовательных целях. Многие прихожане в то время были неграмотными, поэтому вся информация доносилась до них подобными визуальными средствами. Мой любимый витраж — «Брачная ночь Товита и Сары», основанный на сюжете из ветхозаветной Книги Товита. В центре композиции изображена собака, символизирующая верность, а сбоку от кровати — тапочки, которые, как мне рассказал Терри, означают подчинение одного партнера другому.

Тим Уокер. Из серии Illuminations. Ана Виктория, Зузанна Бартошек и Сара Грейс Валлерстедт в Lanvin, Gucci и Heather Huey. Лондон, 2018
Тим Уокер. Из серии Illuminations. Ана Виктория, Зузанна Бартошек и Сара Грейс Валлерстедт в Lanvin, Gucci и Heather Huey. Лондон, 2018

Серия Cloud 9 навеяна акварелью XVI века с изображением индуистских богов Кришны и Индры. Вы путешествовали в самые разные уголки мира, фотографируя местных людей и культуры. Как вам удается не задевать чьи-то чувства и относиться к чужому наследию с уважением?

Мне невероятно повезло с тем, что журналы отправляли меня в самые необычные страны — от Папуа-Новой Гвинеи до Бирмы и Монголии. Думаю, вся выставка направлена на то, чтобы показать многообразие народов и их понятия красоты. Если говорить о Cloud 9, я хотел создать атмосферу Индии, находясь в Вустершире. Я очень горжусь тем, что Великобритания — мультикультурная страна.

Кроме того, я хотел уйти от позиции собственника этих снимков. Главный импульс выставки — диалог с музеем. Работая над ней, я познакомился со многими кураторами V&A. Когда они показывают мне что-то из архива, будь то индийские акварели, золотая лакированная табакерка XVIII века или репродукция гобелена из Байе, то рассказывают об этих экспонатах с невероятным энтузиазмом. Сотрудники музея любят их, но не обладают ими. Думаю, такое отношение к работам нашло отклик в моем сердце — охранять и беречь, а не быть единоличным владельцем.

Тим Уокер. Из серии Cloud 9, Radhika Nair. Першор, Вустершир, 2018. Акварель «Кришна и Индра». Около 1590, Лахор
Тим Уокер. Из серии Cloud 9, Radhika Nair. Першор, Вустершир, 2018. Акварель «Кришна и Индра». Около 1590, Лахор

Музейные хранители могут проводить месяцы, а то и годы за реставрацией одной работы. Вы же существуете в рамках модной индустрии, которая живет на куда более быстрых скоростях. Опыт сотрудничества с музеем изменил ваш взгляд на этот вопрос?

Фотограф не может не думать о своей смертности и скоротечности времени, потому что его задача — «замораживать» момент. С каждым нажатием кнопки затвора вы испытываете чувства истинной красоты, ужаса, смерти, темноты и света, которые только что остались в прошлом. На серию Box of Delights меня вдохновила вышитая шкатулка XVII века с миниатюрным сказочным садом внутри. Для съемки Шона воспроизвела этот сад в реальном размере. Шкатулку же сделала неизвестная девушка, трудясь при свечах задолго до изобретения электричества. Ее давно нет, но созданная вещь до сих пор хранит память. Для меня этот объект олицетворяет быстротечность времени и красоты.

Вышитая шкатулка из дерева, сатина, шелка, металлической нити, слюды и бисера. Около 1675, Англия
Вышитая шкатулка из дерева, сатина, шелка, металлической нити, слюды и бисера. Около 1675, Англия

Что для вас красота?

Недостаточно просто иметь симпатичное лицо. Внутренняя красота, образованность более фотогеничны. На выставке есть несколько портретов, на которые меня вдохновил роман в жанре магического реализма «Волшебный магазин игрушек» Анджелы Картер. Это история о девушке, которая съедает семена, и однажды из нее начинают расти цветы. Кейт Мосс прочитала сказку несколько раз и к моменту съемки четко понимала, как хочет интерпретировать главного персонажа. В Кейт столько жизни, и эта энергия так же красива, как и ее внешность.

Или посмотрите на обнаженное фото Бет Дитто. В ней тоже чувствуется невероятная любовь к жизни. Другие стеснялись бы такого тела, как у нее, но она преподносит его с достоинством, и в этом ее сила. Бет находится в большей гармонии с собой, чем я. Мне бы очень хотелось научиться у нее такому самоощущению. Красота прячется глубоко под кожей.

Тим Уокер. Why not be Oneself (Тильда Суинтон). Ренишоу-Холл, Дербишир, 2018
Тим Уокер. Why not be Oneself (Тильда Суинтон). Ренишоу-Холл, Дербишир, 2018

Один из последних залов выставки занимает съемка Why Not Be Oneself с Тильдой Суинтон в главной роли, отправной точкой стало ювелирное украшение британской поэтессы Эдит Ситуэлл. Расскажите о ней подробнее.

Когда меня привели в зал, где хранится ювелирная коллекция V&A, на одной из стен я увидел портрет Ситуэлл, а рядом — пустой кейс с бархатной подушкой, на которой остался след от украшения (тогда его на время отдали в другой музей). На деле инициатором съемки была Тильда. Она оказалась дальней родственницей Ситуэлл и, захватив с собой несколько ее колец, предложила поехать в старый дом поэтессы, Ренишоу-Холл, чтобы снять историю там.

Фрагмент экспозиции Tim Walker: Wonderful Things в Музее Виктории и Альберта, 2019
Фрагмент экспозиции Tim Walker: Wonderful Things в Музее Виктории и Альберта, 2019

В одном из залов собраны сделанные вами снимки в жанре ню, они спрятаны за латексной занавеской. Вы впервые сняли обнаженную натуру в 2017 году, почему не раньше?

Если вы работаете с модной фотографией, главный объект съемки, конечно, одежда. Я подумал, что пора освободить себя и начать снимать людей, готовых позировать обнаженными. Я хочу и дальше работать в этом направлении, чем и занимаюсь в данный момент. На мужские ню-портреты меня вдохновили картины Фрэнсиса Бэкона, я смог оценить их только лет в 40. Они пугали меня, а способность видеть красоту в чем-то мрачном приходит с возрастом. Я бы ни за что не смог сделать подобные снимки в начале творческого пути, потому что не понимал бы, какую ответственность они несут. Я всегда был стеснительным парнем, и работа фотографом научила меня общаться с людьми, понимать и чувствовать их. Снимая таких великих, как Дэвид Хокни, Дэвид Аттенборо и Маргарет Этвуд, нужно быть очень уверенным в себе, даже если они полностью одеты.

Тим Уокер в Музее Виктории и Альберта, 2019
Тим Уокер в Музее Виктории и Альберта, 2019

Камера, по-вашему, состояние души. «Если чувствуете себя несобранным, картинка будет такой же, — вы говорили ранее. — Если испытываете злость, картинка тоже получится злой. Фотография — это манифестация вашего психического состояния». А в каком состоянии находится ваша душа сейчас?

Я наглядно говорю о своем состоянии в самом финале выставки: любой конец — это начало чего-то нового, и это новое может случиться прямо здесь и сейчас. Мой путь так долго вел меня к выставке в V&A, и теперь самое время приступить к следующему этапу. Осталось только понять, каким он будет.

Выставка Tim Walker: Wonderful Things в лондонском музее V&A пройдет с 21 сентября по 8 марта 2020 года.

Тим Уокер. Pastel Cats. Эглингем-Холл, Нортумберленд, 2000
Тим Уокер. Pastel Cats. Эглингем-Холл, Нортумберленд, 2000
комментарии