Lifestyle

В ГУМе выставят портреты Сен-Лорана, Барышникова и Лагерфельда

Смотрим работы Владимира Сычева — советского фотографа, снимавшего для Vogue

«Володя, посмотри, кто тут висит  — Шарль де Голль». — «Ах да, точно, Шарик», — отвечает супруге Владимир Сычев. Он неспешно прогуливается по залам гостиницы «Метрополь», увешанным фотографиями именитых постояльцев. Некоторых из них Владимир знает лично, некоторых может процитировать и рассказать о них пару интересных историй. Сразу можно отметить, что память у великого советского фотографа феноменальная: он помнит, кого и в каком месяце снимал для Life, какой распорядок дня у Пьера Кардена («Встает в четыре утра, до шести отвечает на письма, ложится в полночь, и потом опять — как белка в колесе»), любимые произведения Михаила Барышникова и трогательную робость Ива Сен-Лорана. Сычев помнит всех и все, а в России одного из самых печатаемых фотохудожников мира знает не каждый. Это легко объяснить — хоть родился Владимир Сычев в 1945 году в Казани, более 40 лет живет и работает за границей. Ситуацию поможет исправить масштабная выставка «Вечное-сиюминутное», которая 25 апреля открывается в рамках Открытого фестиваля искусств «Черешневый лес». Снимки Сычева будут показывать на 3-й линии ГУМа до 19 мая.

Vogue Paris, 1980

«В первую очередь я уличный фотограф, меня привлекает движение, — поясняет Владимир Сычев, — у меня было несколько выставок в Париже: о Ките Харинге, расписывающем Берлинскую стену в 1986 году, вернисаж с портретами кутюрье в 2015-м, на который пришел Карл Лагерфельд. Проводилась выставка и по «восточному» периоду, когда я работал в Москве, и по «западному» периоду — после иммиграции. Концепция этой выставки — совместить все периоды».

Владимир Сычев, Москва, 2018

Впервые Владимир Сычев взял в руки «Зенит» в 1965-м, тогда же познакомился с художником Алексеем Аникеенком: «Он объяснил, как улучшить фотографию путем кадрирования». Благодаря дружбе с нонконформистами Сычев осознал, что фотография — не искусство, а ремесло, репродукция реальности. «А вот черно-белая фотография оторвалась от чистой репродукции, но не долетела до искусства. Поэтому я говорю, что ее можно повесить на стену, а цветную — на коробку от конфет». Второе правило, которого Сычев придерживается с самого начала карьеры, — для хорошего результата надо снимать каждый день и как можно чаще нажимать на кнопку.

В 1972 году Владимир переехал в Москву, оформлял журналы и музыкальные пластинки, а спустя семь лет иммигрировал в Париж: «У меня не было никаких ожиданий. Я говорил: если я не нашел место в своей стране, нечего думать, что меня ждут в Европе».

Рекламное приложение Vogue Paris для галереи «Арткюриаль», 1982. Рекламное приложение Vogue Paris для авиакомпании Заира, 1981

Однако Франция приняла фотографа с распростертыми объятиями — через месяц после приезда вышли две самые большие публикации за всю историю еженедельного новостного журнала Paris Match, потом двадцать семь страниц и обложка Stern. Такая же ситуация произошла с парижским Vogue — чтобы Владимира взяли в самый авторитетный журнал моды, хлопотал сам Хельмут Ньютон. «Звонит мне директор французского Vogue Роже Гайе: «Хельмут Ньютон давит на нас, мы должны дать вам работу, но вы же не фотограф мод?» — «Нет». — «Моду не знаете?» — «Не знаю». — «Не расстраивайтесь: если ничего не выйдет, пойдете на показ с редактором Франсин Кресан, она подскажет, кого снимать». Так, Неделю моды открыла Nina Ricci в воскресенье вечером, а закончилось все Yves Saint Laurent в четверг. Первые проявленные пленки привели Гайе в восторг, и впервые за 50 лет у Vogue появился свой фотограф по контракту. Первая публикация в Vogue — 40 страниц, в последующие два года — еще 200. «А затем я ушел, потому что больше люблю новости. Скажите любому фотографу, что я сам ушел... Не сумасшедший ли?» — улыбается Сычев. Даже на интервью для российского Vogue Владимир пришел с «лейкой», припрятанной под объемным пиджаком. Не для того чтобы эффектнее смотреться в кадре — отнюдь нет. Он называет себя «охотником в засаде», задача которого — добыть интересный кадр: «Я всегда внимательно смотрю по сторонам. Уличная фотография — это когда что-то происходит в трех метрах от тебя». Ну а если не происходит? «Ничего страшного, меня это не обескураживает. Я люблю улицу — это мой дом родной».

Для Сычева нет ни престижа журналов, ни престижа городов. После 32 лет во французской столице он переезжает в Берлин. «Немцы недоумевают: «Как можно покинуть мировой центр культуры, моды и гастрономии?» А я им говорю: «Моя мечта была жить в Мексике, причем провинциальной. Поймите, мне все равно, где жить. Лишь бы люди ходили по улицам пешком».

Жан-Поль Готье, 1983

Жан-Поль Готье, около 1983

Соня Рикель, 2002

Кит Харинг расписывает юбку диаметром 30 метров для Грейс Джонс, Париж, 1986

Подпишитесь и станьте на шаг ближе к профессионалам мира моды.

Фото: Владимир Сычев; Людмила Рутгайзер

Читайте также

Lifestyle

Гороскоп Vogue: июль 2020

Lifestyle

Гороскоп Vogue: август 2020