You are viewing the Russian Vogue website. If you prefer another country’s Vogue website, select from the list

В ГУМе выставят портреты Сен-Лорана, Барышникова и Лагерфельда

Смотрим работы Владимира Сычева — советского фотографа, снимавшего для Vogue

В ГУМе выставят портреты Сен-Лорана, Барышникова и Лагерфельда

Пьер Берже и Ив Сен-Лоран, 1983

«Володя, посмотри, кто тут висит  — Шарль де Голль». — «Ах да, точно, Шарик», — отвечает супруге Владимир Сычев. Он неспешно прогуливается по залам гостиницы «Метрополь», увешанным фотографиями именитых постояльцев. Некоторых из них Владимир знает лично, некоторых может процитировать и рассказать о них пару интересных историй. Сразу можно отметить, что память у великого советского фотографа феноменальная: он помнит, кого и в каком месяце снимал для Life, какой распорядок дня у Пьера Кардена («Встает в четыре утра, до шести отвечает на письма, ложится в полночь, и потом опять — как белка в колесе»), любимые произведения Михаила Барышникова и трогательную робость Ива Сен-Лорана. Сычев помнит всех и все, а в России одного из самых печатаемых фотохудожников мира знает не каждый. Это легко объяснить — хоть родился Владимир Сычев в 1945 году в Казани, более 40 лет живет и работает за границей. Ситуацию поможет исправить масштабная выставка «Вечное-сиюминутное», которая 25 апреля открывается в рамках Открытого фестиваля искусств «Черешневый лес». Снимки Сычева будут показывать на 3-й линии ГУМа до 19 мая.

Vogue Paris, 1980
Vogue Paris, 1980

«В первую очередь я уличный фотограф, меня привлекает движение, — поясняет Владимир Сычев, — у меня было несколько выставок в Париже: о Ките Харинге, расписывающем Берлинскую стену в 1986 году, вернисаж с портретами кутюрье в 2015-м, на который пришел Карл Лагерфельд. Проводилась выставка и по «восточному» периоду, когда я работал в Москве, и по «западному» периоду — после иммиграции. Концепция этой выставки — совместить все периоды».

Владимир Сычев, Москва, 2018
Владимир Сычев, Москва, 2018

Впервые Владимир Сычев взял в руки «Зенит» в 1965-м, тогда же познакомился с художником Алексеем Аникеенком: «Он объяснил, как улучшить фотографию путем кадрирования». Благодаря дружбе с нонконформистами Сычев осознал, что фотография — не искусство, а ремесло, репродукция реальности. «А вот черно-белая фотография оторвалась от чистой репродукции, но не долетела до искусства. Поэтому я говорю, что ее можно повесить на стену, а цветную — на коробку от конфет». Второе правило, которого Сычев придерживается с самого начала карьеры, — для хорошего результата надо снимать каждый день и как можно чаще нажимать на кнопку.

В 1972 году Владимир переехал в Москву, оформлял журналы и музыкальные пластинки, а спустя семь лет иммигрировал в Париж: «У меня не было никаких ожиданий. Я говорил: если я не нашел место в своей стране, нечего думать, что меня ждут в Европе».

Рекламное приложение Vogue Paris для галереи «Арткюриаль», 1982. Рекламное приложение Vogue Paris для авиакомпании Заира, 1981
Рекламное приложение Vogue Paris для галереи «Арткюриаль», 1982. Рекламное приложение Vogue Paris для авиакомпании Заира, 1981

Однако Франция приняла фотографа с распростертыми объятиями — через месяц после приезда вышли две самые большие публикации за всю историю еженедельного новостного журнала Paris Match, потом двадцать семь страниц и обложка Stern. Такая же ситуация произошла с парижским Vogue — чтобы Владимира взяли в самый авторитетный журнал моды, хлопотал сам Хельмут Ньютон. «Звонит мне директор французского Vogue Роже Гайе: «Хельмут Ньютон давит на нас, мы должны дать вам работу, но вы же не фотограф мод?» — «Нет». — «Моду не знаете?» — «Не знаю». — «Не расстраивайтесь: если ничего не выйдет, пойдете на показ с редактором Франсин Кресан, она подскажет, кого снимать». Так, Неделю моды открыла Nina Ricci в воскресенье вечером, а закончилось все Yves Saint Laurent в четверг. Первые проявленные пленки привели Гайе в восторг, и впервые за 50 лет у Vogue появился свой фотограф по контракту. Первая публикация в Vogue — 40 страниц, в последующие два года — еще 200. «А затем я ушел, потому что больше люблю новости. Скажите любому фотографу, что я сам ушел... Не сумасшедший ли?» — улыбается Сычев. Даже на интервью для российского Vogue Владимир пришел с «лейкой», припрятанной под объемным пиджаком. Не для того чтобы эффектнее смотреться в кадре — отнюдь нет. Он называет себя «охотником в засаде», задача которого — добыть интересный кадр: «Я всегда внимательно смотрю по сторонам. Уличная фотография — это когда что-то происходит в трех метрах от тебя». Ну а если не происходит? «Ничего страшного, меня это не обескураживает. Я люблю улицу — это мой дом родной».

Для Сычева нет ни престижа журналов, ни престижа городов. После 32 лет во французской столице он переезжает в Берлин. «Немцы недоумевают: «Как можно покинуть мировой центр культуры, моды и гастрономии?» А я им говорю: «Моя мечта была жить в Мексике, причем провинциальной. Поймите, мне все равно, где жить. Лишь бы люди ходили по улицам пешком».

Жан-Поль Готье, 1983
Жан-Поль Готье, 1983
Жан-Поль Готье, около 1983
Жан-Поль Готье, около 1983
Соня Рикель, 2002
Соня Рикель, 2002
Кит Харинг расписывает юбку диаметром 30 метров для Грейс Джонс, Париж, 1986
Кит Харинг расписывает юбку диаметром 30 метров для Грейс Джонс, Париж, 1986
комментарии