You are viewing the Russian Vogue website. If you prefer another country’s Vogue website, select from the list

Джемма Артертон о стиле и любви в фильме «Вита и Вирджиния»

В прокате с 6 июня

Джемма Артертон о стиле и любви в фильме «Вита и Вирджиния»

Джемма Артертон

Англичанке Джемме Артертон сам черт не брат: в кино крутит рискованный роман, на красной дорожке совершает революцию. «Жена дипломата и успешная романистка или ненасытная любовница, известная своими романами и заставляющая страдать бедного мужа, — какой вы хотите остаться в истории?» — спрашивают аристократку Виту Сэквилл-Уэст в фильме «Вита и Вирджиния», который 6 июня выходит в прокат. Звезда модернистского Лондона ответа не дает. «Удивительно, что в итоге у нас, в Англии, ее знают как ландшафтного дизайнера, которая создала удивительный сад Сиссингхерст, ну и что-то слышали про ее дурную репутацию», — рассказывает о своей героине актриса Джемма Артертон. В сущности, и про ту, ради которой Вита готова пожертвовать репутацией, — писательницу Вирджинию Вулф (ее играет Элизабет Дебики) — современное поколение знает не так много, разве что про ее самоубийство — спасибо фильму «Часы».

Джемма Артертон в роли Виты Сэквилл-Уэст в фильме «Вита и Вирджиния»
Джемма Артертон в роли Виты Сэквилл-Уэст в фильме «Вита и Вирджиния»

«Мы все хотели, чтобы этот фильм дышал молодостью, чтобы он стал понятен и интересен молодым, — говорит 33-летняя Джемма. — Мне кажется, режиссеру Чании Баттон это удалось — прежде всего благодаря современному монтажу и саундтреку, который непривычен для костюмного кино, но идеально соответствует героиням, бесстрашно выходящим за рамки, определенные для них эпохой».

Джемма Артертон в роли Виты Сэквилл-Уэст в фильме «Вита и Вирджиния»
Джемма Артертон в роли Виты Сэквилл-Уэст в фильме «Вита и Вирджиния»

Дочка пролетариев из Кента, Артертон прославилась сразу после выпуска из Королевской академии драматического искусства, сыграв подружку Джеймса Бонда в «Кванте милосердия». Попала в обойму сексуальных голливудских старлеток, снялась в «Принце Персии» и «Битве титанов», взбунтовалась и сбежала в европейский артхаус. С тех пор выбирает героинь, выбивающихся из представлений об общепринятом. Современную героиню Флобера в «Другой Бовари». В мелодраме «Их звездный час» — сценаристку, которую во время Второй мировой зовут писать «сопли» — женские диалоги в патриотическом британском кино, — а она умудряется вывести своих героинь на первый план. Или благополучную мать и жену, которой так осточертевают простые семейные радости, что она берет билет в Париж в один конец в драме «Побег». Этот фильм, как и «Виту и Вирджинию», Артертон еще и сама спродюсировала. Брать карьеру в свои руки, а не сидеть в ожидании удачного сценария — «новый черный» для амбициозных актрис.

К слову о черном. За пределами съемочной площадки Джемма не менее решительна. Зимой 2018-го Артертон лично обзванивала прим британского кинематографа, убеждая отказаться от заготовленных платьев и прийти на церемонию BAFTA в черном, чтобы привлечь внимание к движению #MeToo. Всех убедила и сама блистала в плиссированном платье Alberta Ferretti. А потом написала колонку для британского Vogue про то, как важно ходить на женские марши.

«Гламур для красных дорожек, английская практичность на каждый день: тренчи, расклешенные джинсы, ботинки — вот модное кредо Артертон, которая последнее время тесно дружит с Dior. — Мне нравится подход Виты к одежде: носить мужские пиджаки и галифе или летящие платья в зависимости от настроения. Но главное, конечно, в любом платье, даже кутюрном, чувствовать себя хорошо. Иначе оно вас не украсит. Прическу и макияж люблю максимально естественные. А вот серьги на выход могут быть массивные. Если у меня есть шанс надеть изумруды, я это сделаю».

«Вита и Вирджиния», «Колетт», «Фаворитка», «Две королевы» — в этом году фильмы про женщин, которые дадут мужчинам фору, выходят один за другим, и Джемма торжествует: «Наш фильм основан на пьесе, которую поставили в театре больше двадцати лет назад. Сценарий тоже был написан давно, но только сейчас на съемки появились деньги. По-моему, с «Фавориткой» была та же история, и еще пару лет назад она осталась бы артхаусом для пары зрителей. Мне кажется, изменилось главное — люди. У зрителей появился аппетит к неоднозначным, сложным историям — может, им надоели бесконечные супергерои? Или Netflix и прочие видеосервисы с их огромным выбором тем, сюжетов, форматов развили вкус зрителей, сделали их более открытыми всему новому?» В любом случае есть повод выпить шампанского.

комментарии