You are viewing the Russian Vogue website. If you prefer another country’s Vogue website, select from the list

«Лето» — это маленькая жизнь

Новый фильм Кирилла Серебренникова за месяц до выхода в прокат показали на Каннском кинофестивале. Vogue встретился с актерами, для которых этот проект стал судьбоносным

«Лето» — это маленькая жизнь

Вокруг Кирилла Серебренникова в последнее время сплошная фантасмагория и абсурд в кафкианском духе. То в ходе судебного процесса возникает спектакль, которого не было, то с Большого театра вдруг снимают афишу его нового балета, а теперь премьера в Каннах без режиссера, но он все равно присутствует на красной дорожке: его имя на табличке несет актриса Ирина Старшенбаум в роскошном платье, а в зале драматически выделяется пустое кресло. Теперь «Лето» можно назвать фильмом, которого не было. Это черно-белая кинофантазия про внутренний мир молодых и талантливых музыкантов из ленинградского рок-андеграунда на исходе Советского Союза. Кино не про героев, а про людей. Они не писали песни протеста, не выходили за нашу и вашу свободу, сочиняли «ни рок-н-ролл и ни диско», а «как пойдет», потому что не могли иначе. Романтики без причины жили под Лу Рида и Игги Попа, воображая себя их единомышленниками. Так проще, так легче стирались их ночи. Их perfect day — репетиции на Финском заливе и ленинградские квартирники, это шум времени. Такими мы видим в фильме Серебренникова Майка Науменко, Виктора Цоя и их пестрое окружение.

«Лето» — это маленькая жизнь
На Ирине: шерстяной костюм Gucci. На Тео: рубашка Koché

Так же было и на съемочной площадке: режиссер дал актерам почувствовать максимальную свободу, пережить ощущение отпуска. «Это не кино, а жизнь, запечатленная на пленку. На площадке не нужно было себя специально раскачивать, мы просто проживали лето, лучшее лето в моей жизни», — рассказывает Старшенбаум, которая сыграла супругу Майка. Накануне съемок Серебренников устроил своеобразный «сейшн в Ленсовете», чтобы всех объединить: накрыл столы для актеров с закусками «вроде кильки» и напитками покрепче, оставил знакомиться под музыку Цоя и «Зоопарка». Так Старшенбаум снова почувствовала себя подростком: «Мы вели себя как безумные тинейджеры, вырвавшиеся на свободу без родителей. Гулянки до утра, не надо было идти домой, готовить, учиться, только кусок лета, вдыхай и живи. Чувствуй».

«Лето» — это маленькая жизнь
Платье из вискозы Givenchy, серьги из белого золота с бриллиантами Messika

Филипп Авдеев, сыгравший амбициозного соратника Цоя по группе, то лето с голой попой на пляже не забудет никогда: «Самый яркий момент — ночные съемки на заливе. Мы купались, пели песни, все делали по наитию и чувствовали себя счастливыми и свободными». Авдеев вообще все время в кадре провел без четко прописанных реплик и действий — импровизация важнее. А еще гитара и вечные репетиции, лучше не придумаешь.


«Лето» — это маленькая жизнь
На Филиппе: футболка Acne Studios. На Ирине: платье Chanel, футболка H&M. На Тео: рубашка Koché, брюки Off-White

Потому, когда Серебренникова увезли, время для всех как будто остановилось, а актеры еще три дня не могли отойти и выпивали на полу в отеле. Корейский актер Тео Ю, сыгравших Виктора Цоя, тогда даже расплакался, потому что уже успел стать частью этой семьи и влюбиться в Россию и Серебренникова. Трудностей перевода на площадке не возникло, он за три месяца выучил азы русского и полностью перенял национальные особенности. После возвращения в Корею он варит борщи, печет блины и пьет водку, вспоминая летний Петербург.

«Лето» — это маленькая жизнь
Футболка Vika Gazinskaya & Secret Space for Leto

Про Виктора Цоя актер знал еще до съемок, а теперь он живет в его айфоне: «Та музыка потрясающая, вне времени, трогает и сегодня, говорит с тобой на понятном языке. Теперь я слушаю эти песни, когда не могу уснуть». Tео трогательно называет композиции по-русски, его любимые — «Каждая ночь», «Транквилизатор», «Солнечный день» и, конечно, «Лето». Их он напевал и на набережной Круазетт во время съемки. Точно так же молодые актеры по-новому открыли для себя Рому Зверя, который органично сыграл Майка Науменко, а за переосмысление песен «Зоопарка» получил в Каннах приз. Теперь Филипп, который в детстве помнит его как соседа по лестничной площадке, хочет с ним запустить какой-то арт-проект, а сам Зверь стал практически резидентом «Гоголь-центра» и следит за новыми постановками ребят.

«Лето» — это маленькая жизнь
Футболка Vika Gazinskaya & Secret Space for Leto, шорты Prada, кеды «Два мяча»

Тео теперь постоянно сравнивает себя со своим героем: «Я родился и вырос в Германии в среде, где в моем окружении не было ни одного азиата. Через это прошел и Витя. Еще ребенком я полюбил искусство и литературу, сегодня тоже пишу музыку, а иногда мне свойственна его меланхоличность. Иногда думаю – как же мы похожи...» Стиль наших рокеров тоже вдохновил корейского актера: «Так мне не приходило в голову одеваться нигде и никогда: ни в Корее, ни в Германии, но это оказалось очень стильно. Я сохранил все в своем гардеробе и теперь даже иногда надеваю на вечеринки».

«Лето» — это маленькая жизнь
Платье и металлическое колье с искусственным жемчугом, все Chanel, футболка H&M

Внутренняя эмиграция хипстеров с Рубинштейна в восьмидесятые проходила под лозунгом «Но этого никогда не было». Это лейтмотив всей картины, девиз их фантомной, но веселой жизни. Воображаемые любови, воображаемая вселенная, воображаемая свобода — все, что готово было материализоваться по мановению их волшебной палочки. Когда на улице была одна «Правда», они в электричке, троллейбусе или «на море» создавали свой «Ла-Ла Ленд», воображали бургундское вместо кишиневского, раскрашивали серых людей в красное, выстраивали альтернативные миры, а потому вопреки всему жили в унисон с европейскими ровесниками. Их «Вудсток» был даже не в ленинградском рок-клубе, а где-то внутри, его замечали только они, а всем остальным, как идиотам, объясняли, чем песни полезны homo soveticus. Молодым советским рокерам было наплевать, что денег нет, зато в них была мощь и энергия, которой спасались от внешней пошлости. Потому и комиксы с рисунками Науменко в фильме — отличная иллюстрация внутреннего мира этих музыкантов. Ирина Старшенбаум два дня где-то под Вологдой разговаривала про тех ребят со вдовой Майка, которая поверила Серебренникову и разглядела в его актерах тот самый дух свободы. «В итоге я поняла, что они были совсем другими, много читали, по-другому говорили». «Они умели просто разговаривать, не держали такую дистанцию, не боялись впускать в свой мир другого, были более открыты и находили спасение друг в друге, — подхватывает Филипп. — В Питере мы старались воссоздать эту атмосферу, живя и тусуясь постоянно все вместе».

«Лето» — это маленькая жизнь
На Филиппе: футболка Acne Studios, брюки Burberry, сумка Chanel. На Ирине: платье и колье, все Chanel, футболка H&M. На Тео: костюм Gucci, футболка Acne Studio


Фото: Jonas Bresnan

Стиль: Ksenia Proskuryakova

Прически и макияж: Katarina Kochik для Chanel

комментарии