You are viewing the Russian Vogue website. If you prefer another country’s Vogue website, select from the list

  1. Новости
  2. Новости

Алина Насибуллина — подающая надежды молодая актриса

Алина рассказала Vogue о начале романа с рэпером Хаски, отношении к материнству, будущих проектах и упущенном шансе

Алина Насибуллина — подающая надежды молодая актриса

На Алине: платье Kenzo; водолазка Miu Miu; сумка Prada; туфли Balenciaga. Фото: Николай Зверков; Vogue Россия, Январь 2019

«Рената Литвинова и Мадонна, в ней есть что-то от них обеих», — говорит 28-летняя Алина Насибуллина про свою героиню из фильма «Хрусталь» — диджея Велю, которая живет в Минске 1990-х, где зарплаты выдают хрустальными люстрами и лебедями, носит синий парик и красное пальто и мечтает попасть на родину хауса в Чикаго. Снятый интернациональной женской командой (режиссер Дарья Жук из Минска, но режиссуре училась в Америке, продюсер — немка, оператор — бразильянка) «Хрусталь» выдвинут от Белоруссии на «Оскара», так что Алина прилетела на нашу съемку из Лос-Анджелеса, где представляла картину американским киноакадемикам.

Героиня «Хрусталя», который в середине декабря вышел в прокат, будто списана с Алины: обе учились на юридическом, а мечтали о свободе и творчестве. Не дождавшись диплома, Алина уехала в Москву и поступила в Школу-студию МХАТ на знаменитый курс Брусникина. «Новосибирск — хороший город, и театральный, и научный, но я росла в спальном районе, в моем доме было пятнадцать подъездов, и жизнь в коробочках меня пугала... Вообще два года назад, когда начались съемки «Хрусталя», я совпадала с Велей и внешне, и внутренне. Был во мне какой-то протест. Я тогда решила, что профессия актера с походами по кастингам унизительна и что я буду художником. У меня был перформанс, когда я пару месяцев носила белый парик, вела себя очень свободно и говорила всем, что я Маша Монро, дочка Влада Мамышева-Монро. Так что к роли Вели готовиться не пришлось».

Теперь у Алины естественное шатеновое каре, на ней черная водолазка, широкие гофрированные брюки, кроссовки и объемный, в редкий яркий горох черный пуховик русской марки Inshade. Она монтирует короткометражку, которую сняла как режиссер: «Сначала я хотела снять видео-арт про последний поезд, про то, как перед тобой закрываются двери. Эта мысль преследует меня. Дело даже не в том, что ты упустил шанс, а в том, что ты за жизнь не сделал каких-то элементарных вещей, просто не заметил их. Потом я вспомнила евангельскую притчу про десятерых дев, которые ждали жениха, но он припозднился, а лишь у пятерых из них было в светильниках масло, чтобы выйти ему навстречу. Так и родилась эта история про девушек и поезд». Проводницу сыграла Ингеборга Дапкунайте, а в главных ролях — молодые актрисы из мастерских Кудряшова и Брусникина. «В актере нужны искренность, душа и умение не делать ничего лишнего, — говорит Алина. — Я обожаю делать кастинги. И мужу для клипов тоже». Муж — Дмитрий Кузнецов, он же рэпер Хаски. «Мы познакомились на вечеринке GQ, а сразу после этого я уехала в Минск, он приезжал меня навещать. Мы гуляли, разговаривали. Он даже снялся в эпизоде, чтобы был лишний повод увидеться».

Москва с Третьяковской галереей, лавочкой под куполом листвы у музея Толстого и Высоко-Петровским монастырем посреди мегаполиса. Свое кино. Любимый муж. «Я столько всего себе намечтала, что теперь надо просто работать, — смеется Алина. — А на будущее? Много детей и внуков. Ну и не сильно испортиться к концу жизни».

Прическа: Марина Рой/Royteam
Макияж: Юлия Рада for Shiseido
Aссистент фотографа: Андрей Гапанович
Стилист: Ксения Проскурякова
Ассистенты стилиста: Анастасия Митина, Анастасия Карлышева
Продюсер: Карина Чистякова
Ассистенты продюсера: Маргарита Синяева, Юлия Заузолкова, Софья Лебешова
Ретушь: Paragon Retouch
Редакция Vogue благодарит L’Appartement и «Ами Ковры» за помощь в проведении съемки
комментарии