Радости жизни

«Хочу, чтобы это было художественной оргией» — Рик Оуэнс о своей инсталляции в Центре Помпиду

Дизайнер соединяет гламур и гранж во время ярмарки FIAC

Уже третий год подряд во время парижской ярмарки современного искусства Foire Internationale d'Art Contemporain (FIAC), которая в этот раз проходит с 17 по 20 октября, в Центре Помпиду проводится свое мероприятие: You x Art x Centre Pompidou. 17 октября дизайнер Рик Оуэнс, известный glunge-эстетикой (гибрид от слов glamour и grunge), представит инсталляцию на пятом этаже Центра. Презентация проекта пройдет в формате перформанса, в котором роли живых статуй отведены выбранным дизайнером арт-деятелям, а декорациями выступит мебель Rick Owens. Завершится действо настоящим рейвом.

В прошлом году карт-бланш на освоение музейного пространства получил португалец Давид Балула, а первым был итальянский художник и режиссер Франческо Веццоли. Перед обоими не ставили никаких рамок в плане художественного выражения, так, в 2017 году в честь 40-летия Центра Помпиду было подготовлено совместное выступление с Парижской оперной академией. Вся прибыль от мероприятия You x Art x Centre Pompidou, организованного «Друзьями Центра Помпиду», идет на покупку новых работ для коллекции Национального музея современного искусства. Благодаря патронажу некоммерческой организации только за 2018 год для него было приобретено 120 экспонатов, и теперь музей может похвастаться самой большой коллекцией современного искусства в Европе.

В преддверии единственного вечера, когда работу Рика Оуэнса можно будет увидеть воочию, дизайнер рассказывает Vogue, как упражняется в творческой свободе.

Рик Оуэнс и Мишель Лами

Расскажите, чего зрителям ожидать от вашего проекта с You x Art x Centre Pompidou?

Я начал работу над ним с мысли: «Что радикального я могу сделать в пространстве, наполненном самыми невероятными шедеврами?». И пришел к выводу, что нужно привнести в него вещи своего авторства. Идея в том, чтобы заполнить пространство живыми произведениями искусства — я говорю о людях, которые посвятили свою жизнь творческому самовыражению и которыми я восхищаюсь. Они будут помещены на другие объекты искусства — мебель моего авторства — и будут вступать в эмоциональный контакт с экспонатами Центра Помпиду. Хочу, чтобы это была художественная оргия в контролируемой музейной среде.

Должен сказать, что весь проект построен на сотрудничестве на равных: я не ставлю хореографию исполнителей и не говорю им, что делать, я просто сочинил историю. Конечно, он реализован при поддержке моей жены Мишель, которая занимается мебелью Rick Owens. Хотя у меня есть представление о том, что я хочу видеть, именно она помогает реализовать эти замыслы и определить вектор развития дизайна.

Мишель Лами в Монсе, Бельгия, 2013

Почему вам важно было выйти за пределы моды и заняться искусством, дизайном интерьера, издательским делом?

Когда я занимаюсь дизайном одежды, то много думаю о среде. Мне нравится идея связанности всего подлинного: когда то, что вы носите, соотносится с тем, что вы из себя представляете, где и как вы живете. Все должно быть определено в целостную концепцию — в этом есть мораль, которая всегда меня интересовала.

Идеи из весенне-летней коллекции 2020 как-то отразились на том, что вы сделали для You x Art x Centre Pompidou?

Не буквально, но, как я уже сказал, я стараюсь, чтобы во всем, что я делаю, была последовательность, эстетическая нить. Работая над последней коллекцией, я черпал вдохновение в мексиканском наследии семьи моей матери, которую я практически не изучал ранее. Недавно я посетил выставку в музее Пегги Гуггенхайм в Палаццо Веньер дей Леони в Венеции, она была посвящена путешествиям художников Джозефа и Анни Альберс по Мексике и влиянию этой страны на их работы. Оказалось, что они делали наброски пирамид и документировали ацтекские письмена. Это восхитило меня, потому что у них получилась игривая немецкая интерпретация Мексики — такой поход мне очень близок, он прямо противоположен распространенным клише.

Какие произведения из собрания Центра Помпиду вы находите особенно вдохновляющими?

Инсталляция итальянского художника Джузеппе Пеноне, в которой все стены облицованы лавровыми листьями за проволочной сеткой. Рядом с ней находится инсталляция Йозефа Бойса «Бедственное положение» со стенами, покрытыми серым войлоком, и еще пол работы Карла Андре в соседней комнате. Я всегда мечтал именно о таком доме: со стенами, как у Пеноне и Бойса, и полом, покрытым металлической плиткой.

Что самое лучшее в работе над музейным проектом?

Наверное, музеи привлекают меня в первую очередь тем, что у них всегда богатая история. Только вспомните, сколько было похищенных произведений искусства и сколько споров и даже скандалов возникает вокруг них. Музеи в моем понимании представляют собой вместилище истории мира, включая разнообразные увлечения, злодеяния, войны, конфликты, алчность и, конечно, представления о красоте. Это вообще довольно непристойные места.

Как вы выбираете материалы, из которых делаете мебель?

В течение какого-то времени я находился под влиянием антропософского движения в дизайне мебели, и идея соединения органических материалов мне очень близка. Я дал ей толчок в сторону роскоши, используя акры алебастра и мрамора. Некоторые формы, которые выбираю для мебели Rick Owens, настолько просты, что я, например, включаю в дизайн рога, чтобы дать ощущение натуральности. Рога напоминают корону, для меня они — символ великолепия.

Правое из парной серии кресел Rick Owens, 2013

Как идеи единства концепции и подлинности, о которых вы говорили, реализуются в вашем собственном доме?

Обычно мои дома выглядят очень просто. Вся мебель в них изготовлена из необработанного дерева и выдержана в очень простых геометрических формах. Я люблю сделать акцент на пол: в моем доме в Венеции он сделан из сардинского камня, а в доме в Конкордии повсюду травертин. Стены не украшаю картинами — вместо них я размещаю модерновые скульптуры на постаментах.

Я пришел к выводу, что все это довольно автобиографично. Раньше я много чему потворствовал, но с годами стал чувствовать себя более комфортно, когда нахожусь под контролем. Определенно, есть искушение вернуться к тому потаканию, это свойственно каждому из нас. Все мы иногда думаем: «Что, если я просто на все наплюю и буду делать, что хочу, черт возьми?». В отказе от контроля есть нечто потрясающее, но обычно мы на это не решаемся, потому что у нас есть обязанности. Благородство — это хорошо, но в нем зачастую присутствует оттенок сожаления, ведь мы чувствуем, что получили бы больше удовольствия от жизни, если бы нам не нужно было постоянно держать все под контролем.

Скетч Рика Оуэнса

Подпишитесь и станьте на шаг ближе к профессионалам мира моды.

Фото: Danielle Levitt, MATTHIEU BREDON-HUGER

Читайте также

Радости жизни

Тим Уокер о своей выставке в Музее Виктории и Альберта

Мода

«Просто футболки было бы недостаточно»: Мэри Катранзу о показе в храме Посейдона

Радости жизни

Выходит новая книга о Доме Dior — и это «ода радости»

Edition