You are viewing the Russian Vogue website. If you prefer another country’s Vogue website, select from the list

Как Катрин Ненашева делает модным политическое искусство

Перформансы 24-летней художницы на улицах российских городов рассказывают о системном насилии

Как Катрин Ненашева делает модным политическое искусство

На Катрин: костюм из шерсти и атласа Joseph, хлопковая рубашка COS, кожаные казаки Dior

«Каждый раз, выходя на акцию, я подсознательно готова к тому, что день закончу в отделении полиции, — признается 24-летняя художница Катрин Ненашева. — За себя уже не переживаю, больше волнуюсь за родных в Краснодаре, которые прочтут в новостях и потом будут с ума сходить». Прогулки по городу в тюремной робе или очках виртуальной реальности — Катрин известна своими многодневными акциями на острые социальные темы.


«ТОКСИЧНЫЕ ОТНОШЕНИЯ ИЛИ ПРОИЗВОЛ ВЛАСТЕЙ — НАСИЛИЕ СТАЛО ЧАСТЬЮ СИСТЕМЫ. С ЭТИМ НУЖНО БОРОТЬСЯ».

Один из ее последних проектов «Груз 300» исследует посттравматический синдром, разбирая истории людей, переживших пытки. Столкнувшись с насилием полицейских в мае прошлого года на территории самопровозглашенной Донецкой народной республики, Катрин задумала проект, который должен был помочь ей понять и пережить случившееся. Вернувшись в Россию, она связалась с заключенными, полученные фото- и видеоматериалы вместе с рассказами людей, подвергнувшихся системному насилию, должны были показать осенью прошлого года в Государственной галерее на Солянке, но накануне открытия в выставочных залах «вдруг прорвало трубы», и выставку перенесли на неопределенный срок.

Сама художница связывает это со своей акционистской деятельностью: «Мне просто дали понять, что политическое искусство здесь не нужно». Несмотря на это, проект «Груз 300» не прекратил свое существование и перерос в серию перформансов, в ходе которых художница часами неподвижно лежала в клетке на улицах Москвы, Махачкалы и Санкт-Петербурга. «Сейчас вместе со знакомыми музыкантами и художниками мы придумали иммерсивный спектакль на основе «Груза» и устраиваем закрытые показы, где зрители могут поработать над собственной травмой, разделив переживания. Насилие меняет человека, сбивает его настройки идентичности. Наша задача — помочь людям вновь обрести себя и научить жить дальше».

Cтиль: Александр Зубрилин
Прически и макияж: Юлия Точилова для Oribe
Ассистент фотографа: Василий Патраков
Ассистент стилиста: Анастасия Митина
Ассистент визажиста: Валерия Витько
Продюсер: Карина Чистякова
Ассистенты продюсеров: Маргарита Синяева, Алиса Шмидт
комментарии