You are viewing the Russian Vogue website. If you prefer another country’s Vogue website, select from the list

  1. Новости
  2. Новости

Как Маркус Мартинович стал успешным художником, а его мама — арт-менеджером

12-летний художник с диагнозом «аутизм» покоряет мир искусства

Как Маркус Мартинович стал успешным художником, а его мама — арт-менеджером

Vogue Россия, октябрь 2019. Фото: Ольга Изаксон. Стиль: Юлия Варавкина

«Если ты назовешь ребенка трактором, то у него не появится гусениц, но если я напишу на картине «Гвоздь», то вы станете его искать», — говорит художник Маркус Мартинович. Ему всего 12 лет, но этим летом на «Флаконе» прошла уже седьмая его персональная выставка под названием «Я тут. Я с тобой». В прошлом году он стал самым молодым участником шестой Московской международной биеннале молодого искусства. А несколько месяцев назад его работа «Мама в платье в горошек» была продана на аукционе Sotheby’s в Катаре.

У Маркуса расстройство аутистического спектра (РАС). РАС — это диагноз, обозначающий нарушения в развитии. От самых сложных до тех случаев, когда особенности даже визуально не заметны, но всех их объединяет одно — проблемы во взаимодействии с внешним миром.

Одна из тем, которую Маркус активно исследует как художник, — это эхолалия, то есть повторение услышанного. Многие люди с РАС иногда повторяют слова, обрывки фраз или целые предложения. Логику, по которой они выбирают текст для повторения, они объяснить не могут. Маркус знает, что эхолалия — это его особенность. Его предыдущая выставка с куратором Катей Бочавар в феврале 2019-го называлась именно так, и весь первый этаж летней экспозиции на «Флаконе» — это тоже осмысление эхолалии. По словам Натальи Исаевой — агента и мамы художника, — Маркус давно заметил, что в те моменты, когда он подходит к людям и проговаривает повторяющееся слово или обрывок фразы, собеседники пытаются интерпретировать это по-своему. Маркусу показалось это забавным, и он начал иронизировать над этим в своих работах. «Он подшучивает над нами, когда пишет эти слова на холстах. Когда его спрашивают: «Зачем ты написал это слово?», он не понимает вопроса. Слово для него — это то же, что и линия».

Тяжелая эпилепсия, долгое лечение в Германии, трудности в развитии, поздно поставленный диагноз «аутизм» — начало жизни у Маркуса было непростым. «В Германии мне сказали, что состояние Маркуса в первую очередь будет зависеть от моего состояния, — говорит Наталья, — что мне нужно заботиться о себе. После этих слов я поняла, что быть мамой особенного ребенка — не такая большая трагедия, какой она мне казалась в России». После этого семья Маркуса начала функционировать в новом режиме. Они стали вместе с мальчиком ходить в кино, но могли выйти на середине фильма, если он был перевозбужден, стали ходить в кафе, где еда подходит и им, и ребенку, стали больше развивать потенциал Маркуса, чем тянуть его до нормы. «Правильный диагноз — это просто вектор помощи», — Наталью абсолютно не пугают формулировки. Диагноз дает возможность правильно подобрать инструменты для реабилитации, если это необходимо.

На Маркусе: бомбер Off-White; футболка Levi’s; брюки, собственность героя. На Наталье: платье Jil Sander
На Маркусе: бомбер Off-White; футболка Levi’s; брюки, собственность героя. На Наталье: платье Jil Sander

Еще десять лет назад очень немногие психиатры в России могли поставить маленькому ребенку диагноз «аутизм», и это осложняло реабилитацию. Сегодня еще до трех лет малышу с РАС можно начать проходить курс АВА-терапии во всех крупных российских городах. И получить помощь можно не только в государственных центрах сопровождения, но и через благотворительные организации: «Обнаженные сердца», «Белая ворона», «Наш солнечный мир», «Выход» и другие.

«Вероятно, если постараться, то почти каждый человек сможет найти у себя хотя бы один из симптомов аутизма, особенно в стрессовой ситуации, но это не значит, что он у нас у всех есть», — говорит психолог Маргарита Полисская. Для аутизма характерно огромное количество самых разных признаков: стереотипные движения, узкие интересы, сниженный уровень социальных контактов, отсутствие зрительного контакта с другими людьми, повышенная чувствительность, задержка или отсутствие речевого развития, любовь к строгому распорядку дня и прочие. Чаще всего для постановки диагноза РАС необходимо наличие «триады нарушений»: это нарушения в общении, тяга к стереотипному поведению, отсутствие или задержка речи.

Но, конечно, крайне редко можно увидеть все признаки у одного человека с РАС. Так, Маркус избегает зрительного контакта, но при этом он очень много разговаривает и, как бунтарь, не любит порядок. Работающие с людьми с РАС специалисты часто используют фразу: «Если вы знаете одного человека с аутизмом, вы знаете только одного человека с аутизмом». «Они все разные, — говорит Наталья. — Но, как правило, это очень честные и прямые люди. Они не умеют лицемерить и не держат на людей зла, не понимают, что такое месть или зависть. Отсутствие эмпатии очень часто уживается в таких людях с безграничной любовью и привязанностью к людям «из ближнего круга». Поэтому матерей детей с аутизмом часто называют «второй кожей»: через них они чувствуют наш мир».

«Со временем не только я стала его второй кожей, но и он стал моей», — добавляет Наталья. Семью Маркуса не смущают его эхолалия или стереотипные движения руками, но они переживают за его страхи и слабый контроль над эмоциями. «Несколько лет терапии научили Маркуса лучше себя контролировать, плюс он повзрослел. Слезы, похожие на истерики, все еще могут случаться раз в две-три недели. Но слезы я вижу время от времени, а слова «Мамочка, я так тебя люблю» я слышу сто раз за день. Это идеальный баланс», — смеется Наталья.

В шесть лет Маркус взял у Натальи кисти и краски — она часто рисовала дома на любительском уровне — и попросил ему позировать. На вопрос, что он рисует, ответил: «Тень матери в окне». Для первой картины он выбрал болотный и охру, которые попросил маму смешать. С тех пор Наталья стала его ассистентом. «Иногда он называет цвета, которые хочет использовать, и у меня глаз дергается, но потом я вижу результат и понимаю, что это очень красиво. Мне кажется, то, как он видит, нельзя натренировать, с этим нужно родиться».

Decision Overruled. Judge Markus Now In Session. Osb, акрил, 2010
Decision Overruled. Judge Markus Now In Session. Osb, акрил, 2010

Увидев первые работы Маркуса, мама подумала: «Мне кажется или кто-то здесь очень талантливый?» И начала рассылать картины в галереи. Первой ответила куратор и галеристка Марина Цурцумия с предложением о персональной выставке: «Увидев работы Маркуса, я обомлела, — вспоминает она. — Они ничего общего не имели с детскими рисунками. Это были философские послания, удивительно собранные по цвету».

За те семь лет, что Наталья работает как представитель Маркуса, она успела получить диплом арт-менеджера. «Если это искусство выглядит пугающе или завораживающе, люди должны это видеть», — говорит она. При этом Маркусу безразлично, что зрители думают о его работах. Он в принципе не понимает явлений, не имеющих практического смысла. Например, зачем жать руку и говорить «привет» при встрече.

 «Маркус в Сочи». Холст, акрил, 2019
 «Маркус в Сочи». Холст, акрил, 2019

Все это, впрочем, не мешает Маркусу оставаться ребенком: он увлекается супергеройскими фильмами, гонками, PlayStation и молодежной одеждой. Хотя 80  процентов свободного от школы времени он работает над арт-проектами.

Когда Маркус рисует, он просит Наталью не выходить из комнаты. Процесс создания работы для него — это очень тревожно. Наверное, так может сказать про себя каждый художник. Только если обычный человек в случае неудачи просто расстроится, то Маркус, как и многие люди с РАС, переживает это намного острее. Когда мама рядом, Маркусу спокойнее. Второй этаж выставки на «Флаконе» состоит из одной фразы, многократно повторяющейся на каждом предмете: «Я тут. Я с тобой». А третий — воплощает любовь Маркуса к паттернам.

Для Маркуса, как и для многих людей с РАС, окружающий мир — среда, которая меняется быстрее, чем он может подстроиться. Упорядочивая предметы, Маркус чувствует себя в безопасности и предлагает зрителям попробовать получать удовольствие от рутинных событий, остановив на время поток информации вокруг нас. 

«Целовать мать». Холст, акрил, 2019
«Целовать мать». Холст, акрил, 2019
Прически и макияж: Полина Нагорных/Pro.Fashionlab
Продюсеры: Карина Чистякова, Маргарита Синяева
Ассистент продюсеров: Эвелина Андакулова
комментарии