Радости жизни

Как Натали Портман переодевали в легендарные наряды Жаклин Кеннеди

Завтра на экраны выходит биографическая драма «Джеки»

Жаклин Кеннеди все называют иконой стиля, но для меня она нечто большее, чем просто хорошо одетая женщина. Она была послом правительства Кеннеди в мире, человеческим лицом американской политики», — говорит работавшая на картине художница по костюмам Мадлен Фонтен. Ее конек — чисто французская элегантность: это она одевала Одри Тоту в платья в цветочек и уютные кардиганы в «Амели», она же создавала образы муз Ива Сен-Лорана в одноименной картине. И в фильм о первой леди Америки, который выйдет в России в конце месяца, чилийский режиссер Пабло Ларраин пригласил Мадлен не случайно — ведь Джеки обожала французскую моду.

До замужества Жаклин училась в Сорбонне, прекрасно говорила по-французски и обожала туалеты Chanel, Dior, Balenciaga. В Америке в то время носили пышные расклешенные платья с рукавами-фонариками. Джеки предпочитала компактные, четкие силуэты и плотные ткани, чтобы костюмы всегда держали форму. Cтав женой президента, она уже не могла одеваться в Париже, поэтому призвала на помощь голливудского дизайнера с русскими корнями Олега Кассини. Через сестру Ли Радзивилл, которая была завсегдатаем парижских шоу, первая леди выбирала модели, а Кассини шил такие же, но в более американском духе. В итоге за те три года, что она провела в Белом доме, вещи в стиле Жаклин стали хитом продаж — даже за железным занавесом в СССР журналы мод объясняли, как воссоздать ее наряды. «В фильме есть момент, когда героиня Натали Портман входит в магазин, а там всюду стоят манекены — ее копии, — рассказывает Фонтен. — Что она в этот момент думает? Наверное, каждый должен ответить на это сам».

Сюжет фильма повествует о четырех днях из жизни первой леди до и после убийства Джона Кеннеди. Режиссер хотел добиться максимального сходства актрисы и персонажа, хотя в жизни Портман совсем не похожа на свою героиню: рост ниже, кость тоньше, узкое вытянутое лицо, но в фильме сходство поражает. И дело не только в игре Натали или прическе с пышным начесом, но и в костюмах — художница постаралась максимально точно воссоздать гардероб Джеки. «Первым делом я засела в архивы и была потрясена до глубины души, — говорит Мадлен. — Я просмотрела сотни и сотни снимков — у Жаклин Кеннеди не было ни одного проходного образа, каждая деталь была продумана до мелочей! Даже в саду или на пляже у нее всегда идеальная одежда, прическа, аксессуары и украшения».

Самым сложным было повторить розовый твидовый костюм Chanel, в котором первая леди была в день убийства президента в Далласе. Фотографии Джеки в залитых кровью жакете и юбке облетели мир — она отказалась переодеваться до возвращения в Вашингтон, сказав: «Пусть все видят, что они сделали». Хотя в повседневной одежде любимым цветом Джеки был черный, для официальных мероприятий она предпочитала пастельно-розовый, который оттенял ее оливковую кожу. «Я пыталась найти идентичную ткань такого цвета, но это оказалось невозможно, — рассказывает Фонтен. — Современная мода идет по пути упрощения — ткацкое и другие ремесла, которые использовали пятьдесят лет назад, во многом утрачены, добиться такого качества ткани сегодня нереально. В итоге я нашла максимально похожую замену — к счастью, в ателье Chanel наш костюм одобрили и выдали аутентичные пуговицы». Остальные наряды в фильме были воссозданы в точности. Вот Джеки в красном костюме проводит экскурсию по Белому дому (для Натали Портман жакет сделали чуть короче, чтобы зрительно удлинить фигуру). А вот в черном платье-футляр склоняется над гробом мужа.

В фильме есть лишь одна сцена, в которой художница по костюмам не опиралась на архивные кадры: в ней Джеки, сидя в спальне, перебирает платья и никак не может остановиться на чем-то одном. «Режиссер хотел показать, что, став вдовой, она потеряла себя, все встало с ног на голову — женщина, которая всегда точно знала, как одеться сообразно ситуации, не может выбрать наряд, — говорит Фонтен. — Здесь я дала волю фантазии и разложила перед Натали ворох ярких костюмов-двоек и платьев, характерных для 1950–1960-х».

Важная роль в ленте отведена и аксессуарам. Как и муж, Жаклин Кеннеди не любила шляпы, но понимала, что без них не обойтись. Она носила шляпку-таблетку, которая подходила к ее крупной голове и пышным волосам, и очень быстро эта деталь стала ее визитной карточкой. В вопросе туфель Джеки предпочитала классику: «Средний каблук, носок острый, но не чересчур, никакого намека на женщину-вамп, вы знаете, что я люблю элегантность...» — писала она своей помощнице.

В фильме почти не будет других фирменных аксессуаров Джеки — шейных платков, которые она обычно повязывала как в феллиниевской «Сладкой жизни» узлом набок, и темных очков в пол-лица, — режиссер не хотел закрывать глаза Натали. Первая леди США обожала колье и серьги и с удовольствием их носила, а вот перстни и кольца, кроме обручального, избегала — ей казалось, что у нее слишком крупные пальцы. А ее любимые часы Piaget с бриллиантами, изумрудами и нефритовым циферблатом даже появятся на экране — в конце 1990-х марка выкупила их у семьи Кеннеди и теперь предоставила для съемок. Эта модель — символ мастерства ювелиров Piаget: гибкий золотой браслет выполнен в технике palace décor и напоминает ткань, сотканную из переплетенных сверкающих нитей, — к слову, к выходу фильма марка выпустит капсульную коллекцию часов в стиле Джеки.

Также в кадре будет множество украшений из жемчуга — от ниток-колье, которые первая леди надевала в один, два, три ряда, до парадных серег-гирлянд. Жемчуг был знаком чистоты и одновременно атрибутом буржуазии, признаком класса, и Джеки это нравилось. «Через цвета и оттенки окружавших ее вещей мы хотели передать цвета и оттенки ее жизни, — говорит Фонтен. — Мода была для нее и панцирем, и манифестом, с ее помощью она выражала себя».

Подпишитесь и станьте на шаг ближе к профессионалам мира моды.

Читайте также

Мода

Как Жаклин Кеннеди спасалась от холода

Украшения

Легендарные бриллианты De Beers в повседневных украшениях

Украшения

Легендарные бриллианты De Beers в повседневных украшениях

Edition