You are viewing the Russian Vogue website. If you prefer another country’s Vogue website, select from the list

  1. Новости
  2. Новости

Как Виктория Толстоганова совмещает успешную актерскую карьеру и материнство

Лучшая актриса «Кинотавра» 2019 рассказала Vogue о своей главной роли — роли мамы

Как Виктория Толстоганова совмещает успешную актерскую карьеру и материнство

Vogue Россия, октябрь 2019

На Виктории: пальто Prada. На Варваре: жакет Dior; рубашка Stefanel. Фото: Павел Харатян. Стиль: Светлана Вашеняк

Плавучий ресторан на Волге с белоснежными скатертями и водкой в графинчиках, воскресные службы, консультации со знахаркой, шуры-муры с депутатом и домашняя диктатура с медоточивой улыбкой, переходящей в звериный оскал, — Кабаниха из драмы Островского больше не скучный персонаж школьной программы, а наша современница и живое воплощение патриархальных ценностей и духовных скреп. Спасибо режиссеру «Грозы» Григорию Константинопольскому и актрисе Виктории Толстогановой.

На «Кинотавре» ей, впрочем, вручили приз за другую работу. В мелодраме Оксаны Карас «Выше неба» Толстоганова сыграла мать-героиню, положившую все на алтарь здоровья младшей дочери, у которой в раннем детстве обнаружили проблемы с сердцем. Но в доме отдыха, куда приезжает образцовое семейство — любящие родители, красивые подросшие дочери в белых сарафанах, — все идет не так. Младшая не хочет носить сапоги, которые мама заботливо на нее надевает, и бегает на свидания. Папа заглядывается в сторону подружки старшей дочери. А мамина самоотверженность оборачивается самообманом и манипуляцией.

«Эти героини объединяются словом «мать». Но они им не исчерпываются, — говорит Виктория. — Про Кабаниху часто говорят, что она была когда-то Катериной, но жизнь обломала ей крылья, все живое в ней было убито, и теперь это обратная сторона Катерины. Но я этого в ней не вижу. Мне кажется, что Кабаниха — это такая страшная Русь. А вот к героине «Выше неба» я с пониманием отношусь. Ее никто не любит, и от этого она так себя ведет. Я не считаю, что счастливая женщина — это обязательно женщина, которая живет с мужем. Держаться за нелюбимого или нелюбящего мужчину губительно, и моя героиня как раз проходит этот путь. Клубок напряжения накручивается, накручивается, и все ее ухищрения ничего не стоят. Для меня это история про то, что спасение в детях невозможно. Да, ребенок делает женщину счастливее, дает ей смысл жизни, силу, но если рядом есть очаг нелюбви, то это не может не накладывать отпечаток».

Психологи давно взяли на вооружение правило авиационной безопасности: «Сначала наденьте маску на себя, потом на ребенка». В переводе с языка инструкций: если мама здорова, спокойна и уверена в себе, а еще лучше — позитивно настроена, у ребенка гораздо больше шансов выбраться из любой ситуации. И Виктория Толстоганова, хоть сама фраза про маску ей и не нравится, именно этим правилом и руководствуется. Потому и сочувствует героине, которая, несмотря на внешнюю безмятежность, слишком далека от состояния душевного комфорта, чтобы быть хорошей матерью.

Толстогановой для этого нужно сниматься: «Для меня работа такая же мощная поддержка, такой же источник длинных углеводов, как и дети». Не хотелось работать, только когда родилась старшая дочка Варя. Виктории тогда было 33. «Забеременеть ею было для меня крайне важно, это был не самый простой процесс, и когда она родилась, мне казалось, что я в раю и больше мне ничего не надо. Только после ее восьми месяцев я стала потихоньку выходить на работу. Прибегала ночью со съемок настолько соскучившаяся, что начинала ее скорее кормить грудью, а она не понимала, чего я от нее хочу».

Пальто Liu·Jo
Пальто Liu·Jo

Забеременев спустя два года снова, Толстоганова пришла с этой новостью к Никите Михалкову, снимавшему тогда «Утомленных солнцем 2». С роли он ее вопреки ожиданиям не снял, но и график менять не стал. Один блок отсняли зимой, когда живот уже начинал проглядываться. А второй поставили на 20 мая в Питере. Федор родился пятого. «У меня было кесарево, так что я подозреваю, что мой доктор, с которым мы много лет дружим, действовал в интересах кинематографа, — смеется актриса. — Потому что ребенок родился маленьким, синеньким, зато на съемки я успела. Нашла няню — нам всегда с нянями везло, — которая сказала: «Вика, не волнуйтесь». И я улетела на две недели».

От младшего, Ивана, который родился во втором браке с режиссером и актером Алексеем Аграновичем, Виктория на съемки не уезжала, но и так, как над Варей, не тряслась. Впрочем, вопрос баланса все еще открыт: «У меня оголтелая профессия, я постоянно ругаю себя за то, что не все время с ними. При этом я счастлива смотреть, как они растут, становятся самостоятельными. Начиная с того, что человек сам себе моет голову — то, как он маленькими ручками намыливает себе башку, страшно изумляет, — потом он сам себе готовит ужин, и заканчивается все тем, что я иду к нему за советом. Варе четырнадцать, и мне нравится с ней дружить, доверять друг другу что-то важное. Помню себя в этом возрасте, и это дает мне силы промолчать в нужный момент, ведь я была ужасным подростком, Варя — еще цветочки».

На Иване: панама и рубашка Burberry Kids. На Федоре: тренч Burberry Kids; рубашка Emporio Armani
На Иване: панама и рубашка Burberry Kids. На Федоре: тренч Burberry Kids; рубашка Emporio Armani

Дочка инженера и преподавательницы английского, старшая из четырех сестер, Толстоганова вспоминает, как в подростковом возрасте воспитывалась скорее театральной студией во Дворце пионеров на Ленгорах, чем родителями: «Папа умел ладить с маленькими, тут ему было все понятно. А когда мы подрастали, он при виде нас как-то терялся. Мама, окончившая иняз, на вопрос: «Мама, почему я не знаю языка?» — отвечает: «Ты не хотела». При этом мама поддерживала и поддерживает любое начинание мое или сестер. И вообще, нас воспитывали легко. А в Театре юных москвичей нас, например, не пускали на занятия, если мы не прочитали то, что задано».

Выбор внешкольных занятий сегодня такой, что у родителей разбегаются глаза. Хочется все и сразу. Дальше, правда, возникает проблема полного отсутствия свободного времени на то, чтобы поиграть, погулять, повалять дурака или поваляться на диване. И тут Виктория старается предложить максимум возможностей, но не давить. Восьмилетний Ваня играет на флейте, занимается футболом, английским и ходит в театральный кружок. Одиннадцатилетний Федор — футболом и английским. «Музыку он бросил, и я поняла, что, в отличие от Вани, который занимается с  удовольствием, мне его не переломить. Вообще все дети рождаются очень разные. Например, я всех стараюсь приучать к аккуратности, но по большому счету порядок в шкафу только у Федора, просто потому, что он таким родился. Он бесится, если что-то сложено не так».

У Вари были танцы, музыка, английский, художественная школа. «Я на нее напала в детстве, и в какой-то момент она не могла вздохнуть, но постепенно она все отсеяла. В прошлом году окончила музыкальную школу с красным дипломом и пока больше ничего не хочет. Мы говорили про дизайнерские курсы, но она передумала. Я затихла и жду. Насиловать не буду. Но стараюсь опять же показывать возможности. Варя летом съездила в лагерь «Камчатка», где дети за смену пробуют все: пишут стихи, снимают кино, занимаются современным искусством, и вернулась с уверенностью, что способна на многое».

Как растить детей в XXI веке, когда сдвигаются гендерные границы, меняются представления о семье и вообще все зыбко? «Только любить. Я как женщина боюсь одиночества. Так что, с одной стороны, я за семью, любовь и взаимную поддержку. А с другой, я абсолютно открыта переменам. Может, лет через пятнадцать никакой мой ребенок не взгрустнет от того, что расстанется с партнером, и вообще у них будет спокойное существование, которое не потребует ни ревности, ни зависимости. Будут они жениться или нет, рожать детей или нет, не мне им диктовать. Лишь бы улыбались, были счастливыми, умными и честными. Помечтать же можно? Хотя вполне возможно, что через год я буду говорить что-то совершенно другое».

Прически: Наталья Йонг/Pro.Fashionlab
Макияж: Алексей Молчанов
Ассистент фотографа: Андрей Харыбин/Bold
Ассистент стилиста: Анастасия Митина
Продюсеры: Карина Чистякова, Маргарита Синяева
Ассистенты продюсеров: Эрика Куталия, Эвелина Андакулова
комментарии