You are viewing the Russian Vogue website. If you prefer another country’s Vogue website, select from the list

Кирилл Иванов и Джейн Анкома о любви к музыке, фантастических мирах и резких похолоданиях

Во время которых точно пригодится одежда из новой коллекции Woolrich

Кирилл Иванов и Джейн Анкома о любви к музыке, фантастических мирах и резких похолоданиях
T

Кирилл Иванов

О времени 
делать – и времени вспоминать  

СБПЧ уже 12 лет, если считать с первого концерта. Это безумие, сам не верю. Это очень много. Но итоги подводить – не про меня. Мне в целом не нравится прошлое. Мне намного интересней будущее. Мне очень много всего хочется сделать для группы сейчас. Много песен сочинить, клипов снять, организовать выступлений. Я очень ценю это состояние, это вообще очень важная штука – когда есть желание что-то делать. Пока оно есть, надо заниматься тем, чем горишь – прямо сейчас. А все остальное отложить. Потому что скоро желания этого может не стать. И тогда можно будет чем-то другим заняться. 

О преодолении слов

У нас есть песни, которые больше нравятся детям. Но я никогда не делал что-то специально для них. Дети любят ритмичное и мелодичное, когда можно плясать, можно поорать. У нас много таких песен, и это клево. Я на самом деле очень люблю, когда люди танцуют. Потому что в конечном итоге любая песня не про слова, а про то, как они с музыкой сцепились и стали неотделимы. Самый классный момент – когда не слышишь слов и не разбираешь, а просто скачешь, и что-то там льется. Это предел, которого хочется достичь. 

О планах

Скоро у нас выйдет несколько клипов, очень разных по духу и по ощущениям. 

Мы сняли видео в Лондоне на песню «Молодость простит». Сейчас снимаем в Подмосковье на песню «Комната». Еще сняли клип на «Такси» с невероятными танцами.

<iframe allow="autoplay *; encrypted-media *;" frameborder="0" height="150" style="width:100%;max-width:660px;overflow:hidden;background:transparent;" sandbox="allow-forms allow-popups allow-same-origin allow-scripts allow-storage-access-by-user-activation allow-top-navigation-by-user-activation" src="https://embed.music.apple.com/ru/album/%D0%BA%D0%BE%D0%BC%D0%BD%D0%B0%D1%82%D0%B0/1359130875?i=1359131593"></iframe>

О том, как поселиться
в собственной реальности

Вокруг огромное количество не описанных вещей, состояний, ощущений, про которые еще нет песен – или нет наших песен. В конечном итоге, все что мы делаем, – своими песнями, клипами, концертами, альбомами, всем на свете, – создаем некий огромный мир СБПЧ. Он безграничен. Его можно дополнять совершенно разными штуками.

Мы выстраиваем свою реальность. Любые слова, тексты, любая музыка и вообще любое произведение, кино, живопись – это попытка сделать свою реальность. Или посмотреть чуть-чуть иначе на ту реальность, которая уже есть, которая нас окружает.

Мы выстраиваем такой мир, в котором сами хотели бы жить. И благодаря своим песням – живем. Реальность вообще изменчива, а мы ее как бы фиксируем, очерчиваем. В древнегреческой философии есть такой термин – это апофатический метод. Ход от противного, когда описываешь то, чего нет, и таким образом понимаешь то, что есть.

О красоте – своей  

Мне кажется, чем меньше про это думаешь, тем лучше. Мне говорят, что я красивый, да, и я просто благодарю человека, говорю спасибо – и окей, все на этом. Ведь здесь нет никакого моего достижения. Я для этого ничего не сделал. Надо, наверное, поблагодарить родителей. Есть вещи, которые мне про себя важны: мои отношения с близкими людьми, то, что я делаю, и так далее… Мыслей о красоте в моей вселенной нет.

О вещах, которые нарушают хладнокровие  

О красоте увядания – и зимы  

Мне очень нравится поздняя осень. Этот момент, когда начинает холодать. Когда меняется ветер, и все вокруг переходит из теплого в холодное состояние. Мне нравится ощущение увядания, предвкушения зимы. Увядание – это очень красиво. Зима – совсем не про смерть, что бы ни говорили. Она, наоборот, все консервирует. Просто красивой зимы давно уже не было. В последние годы она темная, сырая и мрачная. Единственное, что правда тяжело для меня зимой – очень короткий световой день. Как с этим справляться? Уезжать куда-то. Терпеть. Дома сидеть.

Я же в Петербурге живу, у нас -10 воспринимается как -20. Но сам по себе Петербург не мрачный. Он может быть мрачным только в феврале. Но в феврале и Москва не то чтобы в радость. Как и любой город России.


Я человек горячий. Энергичный, бодрый, борзый. И вообще мне все время жарко. На какие-то вещи могу бурно отреагировать. Я должен бы сейчас ответить, что не могу пройти мимо несправедливости, которая творится в мире, не могу пройти, когда обижают слабых? Ну да, не могу. А еще мимо еды не могу пройти. 

Есть вещи, которые вызывают у меня чистый восторг. Мой сын. Какие-то классные песни, кино, книжки. Есть книги, от которых животное, нутряное удовольствие испытываешь. 

Джейн Анкома

О том,
как все началось  

О времени 
делать – и времени вспоминать  

У меня очень музыкальная семья. Папа пел в Гане в церковном хоре, по маминой линии многие родственники тоже занимались музыкой. Мамина бабушка играла чуть ли не на семи инструментах. У нас всегда дома звучала самая разная музыка: от национальной ганской до британского рока. Как я могла не полюбить ее? 

СБПЧ уже 12 лет, если считать с первого концерта. Это безумие, сам не верю. Это очень много. Но итоги подводить – не про меня. Мне в целом не нравится прошлое. Мне намного интересней будущее. Мне очень много всего хочется сделать для группы сейчас. Много песен сочинить, клипов снять, организовать выступлений. Я очень ценю это состояние, это вообще очень важная штука – когда есть желание что-то делать. Пока оно есть, надо заниматься тем, чем горишь – прямо сейчас. А все остальное отложить. Потому что скоро желания этого может не стать. И тогда можно будет чем-то другим заняться. 

О драме, которая живет в каждой скрипке  

В семь лет я попала на концерт одной известной исполнительницы и просто влюбилась в скрипку. Меня восхищает, насколько это тонкий инструмент. Я люблю клавишные, но они точные, предсказуемые. За каждой клавишей зафиксирована конкретная нота – и все. А скрипка сложнее и тоньше. Стоит сдвинуться на миллиметр – и ты сфальшивил. Стоит повернуть смычок чуть иначе – и звук получается совсем другим. Меня заворожила стихийность, драма, которая всегда присутствует в этом инструменте. Когда я беру скрипку в руки, я ни о чем особенно не думаю. Просто есть я, и есть музыка. 

О выходе в люди  

Долгое время музыка была для меня исключительно домашней историей.

Были когда-то концерты в музыкальной школе, но не более того. Все изменилось с переездом в Москву. Год я не брала инструмент в руки вообще, а потом поняла, что хочу снова играть – только в новом формате. В моем первом эксперименте я совместила скрипку с электронным звучанием. Мне хотелось показать, что скрипка не заканчивается на Гайдне, Моцарте и Вивальди. И легко может быть вписана в современный контекст.

О главных музыкальных проектах  

Сейчас у меня два основных направления. Около полутора лет я играю с диджеем Димой Поляковым – человеком с прекрасным музыкальным вкусом. Он собирает сет, а я делаю что-то наподобие подготовленной импровизации. С этим перформансом мы выступали в нескольких московских клубах.


Сейчас у меня два основных направления. Около полутора лет я играю с диджеем Димой Поляковым – человеком с прекрасным музыкальным вкусом. 

Он собирает сет, а я делаю что-то наподобие подготовленной импровизации. С этим перформансом мы выступали в нескольких московских клубах.

Второе направление – еще более необычное. Митя Бортников, с которым мы в общих компаниях когда-то пересекались, неожиданно написал мне, что откопал где-то японскую клавишную арфу – кото. И предложил вместе поиграть. Потом он познакомил меня с Глебом Алексеевым, которого я считаю просто асом электронной музыки. И сложился наш проект Ankobo+Kaboo. 

Ankobo – это аккустическая часть, где я играю на скрипке, а Митя – на кото. В части Kaboo подключается Глеб, а Митя переходит на вокал. Эта история очень быстро выстрелила, хотя мы делаем довольно экспериментальную, непростую музыку. Люди на выступлениях постоянно спрашивают, где еще нас послушать, и сейчас мы наконец выпускаем первый сингл.


О тете-вожде
и Гане 

В детстве я очень любила приключенческие и пиратские истории. Мне было интересно читать про альтернативные реальности и далекие страны. При этом всегда существовала мифическая Гана, о которой постоянно рассказывали родственники. С одной стороны я понимала, что это настоящее место, где живут мои родные. С другой, Гана казалась каким-то фантастическим миром. Оказалась я там при необычных обстоятельствах. Моя тетя стала вождем – и я поехала на ее инаугурацию. Со съемочной командой, потому что мы решили параллельно снять об этом фильм.
Главным моментом поездки стал сам обряд посвящения. Сначала шаман обратился к малому духу, подкупив его шнапсом, потом к большому. У реки принес в жертву животных и их кровью омыл ноги тети, чтобы кровь рассказала реке и лесу, что новый вождь взошел на трон.

В конце обряда стреляют из ритуального ружья, и люди должны выбежать из леса, не оборачиваясь, чтобы не увидеть духа смерти. 

Когда мы выбегали из леса, начался проливной дождь. И вот ты выходишь из тропиков босиком, пережив то, что не мог еще недавно даже представить, и дождь идет стеной, и вокруг деревья. Переживания ни с чем не сравнимые. Я вернулась из Ганы очень заряженной: солнцем, любовью родственников. С новыми силами вернулась к тому, что делаю.

О магии
и семейных легендах  

В нашей семье до поколения папиной мамы практиковалась магия – не черная магия, не вуду, скорее врачевание. К сожалению, на бабушке все прервалось: она вышла замуж за священника, и история с колдовством закончилась. Но мне было бы безумно интересно увидеть, как это все происходит. Я никогда к этому не относилась скептически и допускаю, что это может работать.

У нас в семье есть легенда, что когда мама папиной бабушки была беременна, брат собрал для нее специальные травы, чтобы родился мальчик. Но родилась девочка – моя прабабушка, в честь которой меня и назвали Джейн. Зато она с рождения была крупной, сильной и волевой, а после стала настоящей главой семьи. За собой я тоже замечаю всю жизнь, что с мальчиками мне общаться легче. И, возможно, какие-то черты традиционно «мужские» мне тоже передались.

<iframe width="100%" height="150" scrolling="no" frameborder="no" allow="autoplay" src="https://w.soundcloud.com/player/?url=https%3A//api.soundcloud.com/tracks/510765249&color=%23050504&auto_play=false&hide_related=false&show_comments=true&show_user=true&show_reposts=false&show_teaser=true"></iframe>

О душевном холоде  

О том, как пережить холода  

Я очень эмоциональный человек, но часто сдерживаю эмоции. Мне кажется, людям бывает со мной трудно, потому что со стороны я кажусь человеком холодным, безразличным. Даже если внутри у меня в этот момент пожар. Я научилась сдерживать эмоции еще в детстве. Дети в школе не очень-то дружелюбны с теми, кто сильно отличается. И я привыкла делать вид, что все хорошо, что я не обращаю внимания на насмешки. Решила всегда быть сильной и не давать волю чувствам. Сейчас я, наоборот, учусь свободно выражать свои эмоции. Когда-то мне помог сделать первый шаг основатель модельного агентства, с которым я сотрудничала. Он был первым человеком со стороны, не из моих родственников, кто сказал мне, что отличаться – это круто. И тогда, наверное, мои комплексы постепенно начали уходить.

Я люблю весну, когда природа пробуждается, и ты сам чувствуешь, что дышится свободней и легче. Чем ближе к лету, тем, видимо, сильнее моя южная кровь дает о себе знать. А зиму не люблю. Но чем больше у тебя дел, –
а в последние годы с этим проблем у меня не возникает, – тем меньше хочется даже зимой впадать в спячку. 

О том, что может растопить сердце  

Открытость. Я сама пытаюсь научиться открываться людям, и вижу, что они всегда открываются в ответ. Бывают люди, с которыми вы мало общаетесь и редко видитесь, но все равно чувствуете, что как будто бы сто лет знакомы. Это подкупает. 

На Кирилле:

На Джейн:

{"width":990,"column_width":127,"columns_n":6,"gutter":45,"line":20}
false
767
1300
false
true
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt","slides_form":{}}
{"css":".editor {font-family: Helvetica Neue; font-size: 16px; font-weight: normal; line-height: 24px;}"}
комментарии