You are viewing the Russian Vogue website. If you prefer another country’s Vogue website, select from the list

Кто такая Агния Миргородская

Супергероиня из мира современного искусства и комиссар первой рижской биеннале современного искусства, которая уже преобразила Ригу и готова покорить весь мир

Кто такая Агния Миргородская

На Агнии костюм Рrada. Фото: Egor Zaika. Vogue Россия, август 2018

«Я все думала, почему чувствую себя в Риге как дома, а потом поняла — она напоминает родную Петроградку!» — повернувшись спиной к средневековому Старому городу, Агния Миргородская увлекает меня в район начала ХХ века, застроенный легендарным рижским югендстилем. Рига тогда лопалась от богатства — порт, заводы, чиновники, купцы.

Агния — комиссар первой рижской биеннале RIBOCA, которая проводится при поддержке ее отца-мецената Геннадия Миргородского, президента Северо-Западного рыбопромышленного консорциума. Отучившись в Институте искусств Sotheby’s в Лондоне, Агния Миргородская всерьез задумалась о деле всей жизни. Направление задал друг семьи, галерист Емельян Захаров: биеннале современного искусства там, где этого еще не делали, и там, где это действительно нужно. Северные корни ­Агнии подсказали: Рига, точка между родным Петербургом и Вильнюсом, откуда родом мама. Город, куда в последнее время из русскоязычного пространства стремительно перетекает наиболее кипучая жизнь, переезжают самые смелые медиа и культурные инициативы — от «Медузы» до «Артдокфеста». 

Кто такая Агния Миргородская
Жакет, рубашка и юбка Gucci

Мы идем по улице Альберта — главной витрине местного модерна. Она похожа на кондитерскую: что ни здание — то торт с кремовыми излишествами барельефов и балконов, украшенный желтой, оранжевой, красной, ярко-голубой мастикой. Главный виновник местной высокоуглеводной застройки — архитектор Михаил Эйзенштейн, отец классика кино Сергея (будущий режиссер, родившись в одном из этих зданий, навсегда возненавидел нажористую эстетику чрезмерности). «Нажористый» — подходящее слово! — смеется Агния. — А вот и мой любимый дом: если вы посмотрите наверх — увидите завораживающе большие лица. Они как будто смотрят — то ли на тебя, то ли куда-то вдаль».

Кто такая Агния Миргородская
Костюм Christian Dior
Огромные физиономии в пару метров высотой — эйзенштейновский архитектурный маркер. В районе, нашпигованном посольствами (особенно прекрасно германское в персиковом псевдовенецианском палаццо с декором цвета морской волны) и отличными ресторанами (Агния неравнодушна к остерии Casa Nostra на улице Элизабетес, 10), такие разглядывают тебя с каждого второго фасада. Именно отсюда организаторы рижской биеннале начали захват города, сняв в одном из гигабуржуазных и одновременно уютных зданий офис. Рядом — главная площадка биеннале, которую кураторы советуют посетить первой: парк Кронвалда — одно из многочисленных зеленых пятен в центре Риги. 

В неоклассицистской крепости на берегу пруда раньше жил факультет химии и биологии Рижского универ­ситета, но студенты с профессорами давно съехали в здание посовременнее, а простаивающий в ожидании собственной судьбы храм науки до октября захватили современные художники. В одном пыльном академическом зале — инсталляция польской художницы, которая вылавливает свои объекты из рек: поросшая ракушками и илом пара кроссовок adidas — живая иллюстрация того, что время облагораживает и красит. Другой зал греческий скульптор наполняет меланхоличной тотальной инсталляцией из раскрытых книг — трепещущие от сквозняка невесомые гармошки желтоватых страниц образуют что-то вроде настенных панно, увенчанных лестницей, ведущей в никуда. Материалом для инсталляции стали вывезенные из здания тысячи списанных в утиль научных пособий: ненужное может быть прекрасным. 

В третьем зале английский фотограф исследует роль женщины в науке: Латвия, к слову, — страна с самым большим числом женщин-изобретателей. На фото — мужчины с плафонами от настольных ламп вместо головы и мужчины, грустно катающие по парку детские коляски. В парке за окнами меж тем тоже происходит много интересного: велосипедисты и ­бегуны, обычная для этого места и времени публика, вооружившись фотокамерами, сгруппировались вокруг гигантского птичьего гнезда. Латвийский художник Анд­рис Эглитис свил его из поваленных древесных стволов, трамвайных рельсов и колючей проволоки. В центре гнезда — павильон-яйцо, внутри которого под медитативную техно-музыку колышется искусственное болотце. «Здесь мы собираемся устраивать вечеринки у бассейна», — сообщает художник.


Кто такая Агния Миргородская
Костюм Miu Miu, рубашка и туфли Brunello Cucinelli

Мы перемещаемся к следующему объекту — ­бывшей советской фабрике «Большевичка»: там, ­поддавшись комсомольскому духу, команда биеннале — пара десят­ков девушек с хорошим образованием в сфере искус­ства­ — под руководством Миргородской построила бар прямо из найденных на территории бесхозных кирпичей. «Мы решили, что никто, кроме нас, этого точно так быстро не сделает, — смущенно поясняет Агния. — Включили музы­ку — и вперед». Прямо напротив стойки, где красавцы бармены уже вовсю торгуют разливным пивом и сидром, располагается польская инсталляция, посвященная кустарному производству самогона. «Все элементы инсталляции совершенно аутентичны, — торжествующе сообщает на хорошем английском языке волонтер, указывая на проржавевшую бочку. — А вот отсюда капает очень крепкое спиртное».


Кто такая Агния Миргородская
Костюм, рубашка и туфли Brunello Cucinelli

Вместить в маленькую Ригу все казалось невозможным, так что часть объектов хотели разместить прямо на пляжах Юрмалы — но оставили песок отдыхающим. Ведь в море нужно купаться, а насладиться искусством можно и в брутальном павильоне станции Дубулты, уже привыкшем к выставкам. Ехать туда Агния советует на старой электричке, чтобы прочувствовать колорит. Экскурсия завершается в самой поэтичной точке го­рода — на стрелке реки Даугавы, речном острове Андрейсала, в порту. Здесь высится гигантская статуя, пародирующая памятник Бременским музыкантам. 

Вместо осла, пса и петуха друг на друге стоят автобус, легендарный рижский рафик, велосипед, телевизор и радиоприемник — монумент в честь технических достижений латвийской столицы. Рига никогда не принимала такого количества актуального искусства — и после этой ­инъекции, надо полагать, изменится навсегда. 

Кто такая Агния Миргородская
Костюм Рrada, туфли Brunello Cucinelli


Стилист: Olesya Sedova

Фото: Egor Zaika

Прическа и макияж: Anete Sidlovska

Ассистент фотографа: Toms Norde

Продюсер: Карина Чистякова

Ассистенты продюсера: Маргарита Синяева, Toms Norde

комментарии