Радости жизни

Кто такая Винка Петерсен и что особенного в ее фотографиях

Рассказываем о бывшей модели, чьи снимки сегодня выставляются в галерее Saatchi

Если вам меньше 30 лет, наверняка вы представляете себе рейв-культуру 1980-х и 1990-х примерно так: тай-дай, панамы, логотипы в виде смайликов, музыка с тяжелыми битами и много «волшебных» таблеток. Однако работы фотографа Винки Петерсен показывают совсем другую сторону рейвов — тех, которые проходили не в клубах, а на открытых пространствах. Почти десять лет жизни Петерсен провела в путешествиях по Европе, документируя вечеринки в полях и на заброшенных складах, оттачивая свой творческий почерк и заводя друзей-товарищей. Это была новая реальность, в которой каждый был готов пожертвовать комфортом ради веселья.

«Вся моя работа — это история про путешествия, постоянные передвижения и свободу, — рассказывает Петерсен. — Перемещаясь по городам и странам со звуковыми системами за плечами, я нашла ту самую свободу, о которой всегда мечтала». Сейчас ей 46 лет, вместе со своим сыном-тинейджером она живет в городке Рамсгейт на берегу Северного моря, а ее прошлое рейв-кочевника осталось далеко позади. Все воспоминания Петерсен теперь хранят сделанные ею фотографии, которые этим летом можно увидеть сразу на двух выставках — Sweet Harmony: Rave | Today в лондонской галерее Рамсгейт и Seaside: Photographed и в Turner Contemporary в городе Маргейт.

Винка родилась в столице Южной Кореи, Сеуле, жила в Румынии и Швеции, а в возрасте шести лет вместе с семьей переехала в Великобританию. Петерсен начала фотографировать еще в раннем детстве и, уйдя из дома в 17 лет, забрала любимую камеру с собой. Вместе с бойфрендом она поселилась в одном из лондонских домов-сквотов. Это был эффект максимального погружения в новый, ранее неизвестный ей мир. «Когда вы встречаетесь лицом к лицу с чем-то субверсивным, начинаете чувствовать себя причастным к этому, в моем случае было то же самое, — вспоминает Петерсен. — Я жаждала такой жизни: будучи тинейджером, жила в забытой богом деревне где-то на отшибе, да еще и была иностранкой. Конечно, мне хотелось чего-то более радикального».

Вскоре Петерсен начала работать моделью: после того как одно агентство отказало ей в сотрудничестве, она твердо решила добиться успеха в этом деле. «На самом деле получалось у меня довольно паршиво, — смеется она. — Я не фотогенична. У меня было мало контрактов, но я все равно нравилась клиентам, потому что со мной было весело. Мне постоянно доставались странные проекты». Петерсен скромничает: после нескольких лет, проведенных в «неправильном» образе, она решилась на короткую стрижку — ее новый андрогинный стиль оценили издания i-D и The Face.

Благодаря моделингу Петерсен познакомилась с культовым модным фотографом Коринн Дей. После съемок Винки в музыкальном клипе, режиссером которого был партнер Дей Марк Сзасзи, между этими тремя завязалась тесная дружба. Дей интересовалась культурой лондонских сквотов — она дала Петерсен фотокамеру и несколько катушек пленки, чтобы та снимала все, что происходило вокруг нее. «Ей очень нравился мой образ жизни, — рассказывает Петерсен. — Это было взаимовыгодное сотрудничество: благодаря фотографиям, которые она просила меня делать, я чувствовала собственную значимость. А еще у нее был доступ ко всем этим сквоттерам и рейверам».

В 1994 году Петерсен купила автотрейлер и отправилась в путь. Как только подворачивалась какая-нибудь модельная работа, она возвращалась в Лондон: надо же было чем-то зарабатывать на жизнь. Тусовки с Дей и Сзасзи в их квартире в районе Сохо стали обычным делом. В 1999 году Дей получила заказ — запечатлеть на пленку дорожное путешествие по Техасу. С собой в поездку она пригласила своих подруг — продюсера Сьюзи Бэбчик, модель Розмари Фергюсон и Петерсен. «Думаю, меня взяли, потому что у меня был опыт путешествия «на колесах», — говорит она. — Они знали, что я наверняка умею чинить машины. Меня мало что могло испугать, поэтому в самых нелепых ситуациях я всегда бросалась на амбразуру».

Ее собственные фотографии из той поездки легли в основу книги Deuce and a Quarter. «На первый взгляд все просто — четыре девушки отправляются в путешествие на машине. Но скажите, когда в последний раз вы видели, чтобы подобный сюжет обходился без сексуальных домогательств, наркотиков и других опасных приключений? Теперь, 20 лет спустя, я понимаю, что наша поездка была уникальной. Это история, рассказанная через призму женского восприятия, ничего лишнего». Deuce and a Quarter не имеет ничего общего с вуайеризмом, фетишизмом или отрицательными нарративами: просто компания молодых девушек занимается своими делами, путешествуя по Техасу, и все это сдобрено отличным чувством юмора Петерсен.

Для выставки Sweet Harmony она составила личный таймлайн фотографий из серии The Life of Subversive Joy, который дополнила пятью крупноформатными кадрами из книги No System 1999 года. Еще один экспонат — игрушечный замок, который она построила вместе с дизайнером Харди Блекменом из вещей его бренда Maharishi. Во время поездок по Африке и Восточной Европе Петерсен показывала этот арт-объект детям из неблагополучных семей — те могли играть с ним.

В центре галереи — работа When Did You Last Feel Free?, которую фотограф называет «дешевой автономной зоной». Она представляет собой огромную платформу с покрывалом поверх — здесь гости могут отдохнуть и чувствовать себя абсолютно свободно. В представлении Петерсен это альтернатива открытым зеленым рейв-площадкам, где «все собирались вместе, ели, пили, а потом внезапно начинали танцевать. Разве сейчас можно найти подобные пространства, где все чувствуют себя равными, куда люди идут, потому что хотят окунуться в атмосферу всеобщего веселья?» И пускай рейвы остались для Петерсен в прошлом, главное, что ее вера в объединяющее счастье по-прежнему жива.

Seaside: Photographed пройдет в галерее Turner Contemporary, Маргейт, до 8 сентября. Sweet Harmony: Rave | Today пройдет в London’s Saatchi Gallery с 12 июля до 14 сентября.

Подпишитесь и станьте на шаг ближе к профессионалам мира моды.

Фото: Винка Петерсен

Читайте также

Радости жизни

Проведите свой медовый месяц как Елизавета II, Грейс Келли и Элвис Пресли

Красота

Почему решиться на пластику стало проще

Красота

Что такое «русский маникюр» и почему он свел с ума весь мир

Edition