You are viewing the Russian Vogue website. If you prefer another country’s Vogue website, select from the list

  1. Новости
  2. Новости

Кукольный дом Фабрицио Вити

Дизайнер обуви показал Vogue сокровища своей квартиры и рассказал, как рождаются шпильки, которые сегодня носят it girls от Парижа до Москвы

Кукольный дом Фабрицио Вити

Наташа Гольденберг и Фабрицио Витти

Седьмой округ Парижа. Старые деньги, нафталин и скука — считают французы. «Зато здесь спокойно, романтично, пустынно, — парирует обувщик Фабрицио Ви­ти. — Это вам не дизайнерский лофт с видом на Эйфелеву башню, это старая парижская квартира, сто тридцать квадратных метров, весь декор — вещи времен моего детства, из Италии 1960-х». Пятидесятилетний Фабрицио Вити, имя которого передают из уст в уста it girls Парижа и Нью-Йорка, родился в знаменитой своим мрамором Карраре. Учился, как и многие там, на скульптора: «У нас там и профессий других нет — вся деревня стучит молотками!» — но стал дизайнером обуви. Успел поработать в Prada и с Томом Фордом в Gucci, а тринадцать лет назад пришел в Louis Vuitton и стал главным дизайнером обуви, одним из столпов команды Николя Гескьера. Год назад без отрыва от этой работы итальянец запустил собственную марку Fabrizio Viti. И сразу успех: от его обуви без ума и София Коппола, и Алексия Нидзельски. Коллекцию сразу же купили Colette и Barneys, а в Москве она эксклюзивно пред­ставлена в ЦУМе, в корнере его по­други Наташи Гольденберг. 

Кукольный дом Фабрицио Вити

«Обувь Фабрицио  как из старого кино. Это не удивительно, ведь он большой знаток моды 1940-х и 1950-х годов», — говорит Наташа


Кукольный дом Фабрицио Вити

В эту квартиру Вити влюбился с первого взгляда: «Я проходил мимо агентства и увидел красивого молодого человека. Я подумал: "Этот мальчик точно подберет мне квартиру". И первый же вариант попал в цель. Здесь есть все, что мне нужно: гостиная, две спальни


По мнению Вити, обувь не существует отдельно от тела: она — продолжение ноги, завершение бедра, опора груди, ответ цвету волос и глаз. «Мои туфли для того, чтобы женщина чувствовала себя в них радостно и легко, а не для того, чтобы на нее смотрели мужчины». Туфли Вити девичьих пастельных оттенков похожи на маленькую скульптуру: каблуки напоминают волну, а подъем — садовые арки, увитые цветами. Все милое и игривое. Откуда что берется, я понимаю, когда вижу его коллекцию.


Кукольный дом Фабрицио Вити

Дизайнер предпочитает работать в спальне за письменным столом


Коллекция внушительная, но нет, не современного искусст­ва — Фабрицио собирает кукол. «Прошлый владелец квартиры держал в подвале вина, а я — кукол. Им удобно в коробках и, надеюсь, не страшно», — говорит обувщик. Наверху, вместе с хозяином, живут только самые близкие, доверенные экземпляры. «Одна из кукол сейчас в библиотеке, она не захотела выходить, потому что не одета и стесняется чужого мужчины. Но я вижу, ей нечего бояться. Пойдемте, я вас познакомлю». Мы входим в комнату, где на диване сидит прекрасная девушка в полупрозрачном платье из органзы. Ростом мне, наверное, по пояс. «Она немного печальна сегодня, — говорит чуть извиня­ю­щимся тоном Вити. — Знакомьтесь, ее зовут Азалия». Азалия? Как цветок? «Да, я люблю цветы». Цветов в доме и правда море, но сплошь искусственные: «Мне было больно видеть, как они умирают, и я перешел на искусственные, они ничем не хуже. Их красота вечна, как красота кукол».


Кукольный дом Фабрицио Вити

За экземпляр Барби 1959 года ­пришлось заплатить пятизначную сумму на аукционе в Стокгольме


Кукольный дом Фабрицио Вити

Любимица хозяина – кукла Азалия

Дизайнер объясняет, что именно куклы были его первыми моделями и до сих пор они для него как макеты для архитектора. «Я все им дарю: и юбки Prada, и духи Guerlain, и сумочки Louis Vuitton, и платочки Hermès. А еще у меня есть портной в Италии, я рисую ему платья и белье из старых выпусков Vogue, и он их шьет. И конечно, фабрика Louis Vuitton помогает делать для них красивые туфельки». «Мои игрушки — единственное доступное мне изменение сознания. Я никогда не пил вина, ни разу не был пьян, не принимал наркотики, но с куклами мой мир меняется», — говорит Вити. Его новое увлечение — русские куклы. Он покупает их у известных мастериц Натальи Лосевой, сестер Поповых, Анны Добряковой. Родители никогда не мешали ему, мальчику, играть в куклы. Отец, Карло, был писателем, любил музыку, оперу, по четвергам водил сына в кино. Красавицу маму звали Альда, но она просила, чтобы к ней обращались Рената. Первая игрушка, полюбившаяся Фабрицио, была Барби 1970-х: «Это кукла-женщина с нереаль­ными пропорциями и с нереальной жизнью».

Кукольный дом Фабрицио Вити

Главное укра­шение спальни — бра от дизайнера 1960-х Паоло Венини, которое Фабрицио выку­пил у старой итальянской телестудии, а на комоде рядом с портретом Бар­бры Стрейзанд живет «русская кукла», как ее называет хозяин — ее создали сес­тры-близнецы Елена и Катя Поповы

Кукольный дом Фабрицио Вити

В отсутствие гостей в гостевой спальне живут куклы. Над письменным столом работы звезды промдизайна Джо Понти висит картина неизвестного японского художника

комментарии