You are viewing the Russian Vogue website. If you prefer another country’s Vogue website, select from the list

  1. Новости
  2. Новости

Маша Руденко об искусстве перевоплощения и искусстве вообще

Модель и художница пообщалась с Vogue накануне открытия своей московской выставки «Машпит»

Маша Руденко об искусстве перевоплощения и искусстве вообще

Vogue Россия, октябрь 2019. Фото: Daniella Midenge. Стиль Olga Yanul. На Маше: пальто Аnnakiki

Модель-актриса, модель-стилист, модель-художница — кажется, тем, что прекрасные представительницы модного бизнеса выбирают смежные творческие профессии, уже никого не удивишь. Однако много ли вы найдете манекенщиц, готовых к трансформациям, которые могут поставить под вопрос их внешнюю привлекательность?

34-летняя Маша Руденко в рамках проекта Mashpit не побоялась. С помощью грима, одежды и харизмы она «перевоплотилась» во вдохновляющих ее героев — Фриду Кало, Ричарда Брэнсона, Сальвадора Дали, Квентина Тарантино. В 2017 году проект был представлен в Allouche Gallery в Нью-Йорке, а 19 сентября выставка доберется до московской галереи современного искусства Who I Am Gallery. «Около четырех лет назад я собрала команду — визажиста Карли Пейдж, фотографа Бена Копа — и постаралась разобраться, как душа может странствовать и жить в разных телах». Руденко сама спродюсировала съемку, подробно расписала «атрибуты» каждого героя: «Вот, например, Вуди Аллен, что ему нужно? Парик, рубашка в клетку, вельветовые штаны, очки, журнал. А о чем вы думаете, когда представляете Владимира Путина? Я — о вертолете, армейской бронированной машине и грубой камуфляжной одежде». Маша признается, что интереснее всего ей было наблюдать за процессом преображения — когда за восемь часов полностью деформируются черты лица и проявляется чужая, прежде незнакомая мимика.

Маша Руденко в рамках проекта Mashpit в образах Квентина Тарантино и Сальвадора Дали
Маша Руденко в рамках проекта Mashpit в образах Квентина Тарантино и Сальвадора Дали

По Машиной задумке, проект должен был стать интересной темой для обсуждения на светских раутах, однако после очередного «превращения» — на этот раз в ямайскую певицу, модель и икону стиля 1970-х Грейс Джонс — потенциальный разговор зашел в тупик. Руденко обвинили в расизме и даже отказали в нескольких модельных работах. Маша, всегда восхищавшаяся знаменитой съемкой Верушки в Кении (сейчас гуталин на лице белой модели однозначно воспринимается как «блэкфейс»), была шокирована, но вины за собой не признала и не признает. «Мой посыл — безусловная любовь ко всему живому. Мы одно целое, вне зависимости от внешних данных и места рождения».

Маша Руденко в рамках проекта Mashpit в образе Грейс Джонс
Маша Руденко в рамках проекта Mashpit в образе Грейс Джонс

Желание «примерить на себя образ другого человека» появилось, безусловно, благодаря работе в модельном бизнесе. Маша с ностальгией вспоминает, как в 17 лет, после победы на конкурсе Elite Model Look, она переехала из Таганрога в столицу и начала работать с модельным скаутом Гией Джикидзе (который «открыл» Евгению Володину и Наташу Поли) и летать на съемки по всему миру: «Я, как хамелеон, адаптировалась к новым условиям. В Японии — старалась улыбаться, быть скромной и предельно аккуратной. В Германии —выезжала на съемки сильно заранее, четко следовала указаниям клиента». На сегодняшний день в портфолио Руденко — съемки для иностранных Vogue и Harper’s Bazaar, рекламные кампании Maх Mara и Jeremy Scott. Однако жажда творчества и самовыражения с годами так и не угасла. «Помню, я еще в семь лет карандашом перерисовала фотографии всех членов семьи с необыкновенной точностью. В десять — завела альбом, где рисовала обнаженных женщин с крыльями и писала письма мифическим существам». В 2009 году, после переезда в Штаты, Маша осуществила давнюю мечту и поступила в Нью-Йоркскую школу рисования, живописи и скульптуры, где научилась работать с большими форматами. Потом продолжила обучение в классической школе живописи The Art League School. «Я напрочь забыла о модельном бизнесе. Меня интересовало только искусство». Однако от модельного бизнеса у Маши остался расслабленный стиль model off duty — кеды или туфли на низком каблуке, джинсы оверсайз и жакеты любимого российского бренда Lesya Nebo: «Мне нравится, что мода сейчас стремится к комфорту. Минимализм, приглушенные цвета — вот что мне по душе».

Пальто Cult Gaia
Пальто Cult Gaia

За пару лет в Нью-Йорке Маша обошла все музеи Большого Яблока и ни на минуту не прекращала творить — разрисовывала белые рубашки, создавала пейзажи при помощи песка, пластика, мрамора и акрила или акварели; работала над портретами маслом на холсте. А в начале этого года познакомилась с Гаэтано Пеше и даже сделала с ним совместный арт-проект.


«МОЙ ПРОЕКТ — О ДУШЕ ХУДОЖНИКА, КОТОРАЯ ПОПАДАЕТ В РАЗНЫЕ ТЕЛА»

Сейчас девушка вместе со своим бойфрендом Дэвидом Маркони вьет семейное гнездышко, правда, уже на Западном побережье. Пара занимается поисками собственного дома — где-нибудь поближе к океану, с просторной студией, где Маша сможет оттачивать художественное мастерство. «Мой парень — моя самая большая поддержка. Когда я заявила, что если не реализуюсь как художник, то буду до конца дней несчастна, он тут же собрал все вещи — и переехал ко мне в Нью-Йорк». Оглядываясь назад, Маша признается, что ни о чем не жалеет — модельный бизнес дал ей нужные знакомства, но она всегда понимала, что это работа не на всю жизнь. Нужно было двигаться вперед. Первое время найти единомышленников было не так просто, знакомые фотографы отказывались со словами: «Маша, ты такая красивая, зачем ты себя превращаешь в этих мужчин?» Маша расстроилась, но рук не опустила. «Сейчас у меня выставка в столице, а Vogue берет у меня интервью — ну и кто из нас смеется последним? — Руденко расплывается в белоснежной улыбке. — Главный совет, который я могу дать начинающим художникам: прислушивайтесь к профессионалам, но делайте так, как считаете правильным, и не сворачивайте с пути».

Платье Perfect Number
Платье Perfect Number
Прическа и макияж: Daniella Midenge
Ассистент фотографа: Justin Thomson
Продюсеры: Karina Chistyakova, Magda Kupreishvili
комментарии