You are viewing the Russian Vogue website. If you prefer another country’s Vogue website, select from the list

Хотите получать уведомления о самых важных новостях из мира моды? Да, подписаться

Наследницы громких артистических фамилий дебютируют в кино

Вера Кинчева, Аглая Тарасова и другие юные актрисы готовы покорить сердца миллионов зрителей

Наследницы громких артистических фамилий дебютируют в кино

На Аглае Тарасовой: шерстяной костюм Chanel; кожаные туфли Balenciaga

Аглая Тарасова

«Фильм «Лед» — моя первая серьезная работа, — заявляет двадцатидвухлетняя Аглая о картине, которая выйдет осенью 2017 года и обещает стать ее прорывом. — Все, что я делала до этого, — сериалы «Интерны», «После школы» — неплохо, но только в этой работе я в полной мере начала понимать, что значит актерская профессия». На съемках драмы, где у актрисы главная роль фигуристки Нади, все было взаправду: Аглая каталась на коньках, влюблялась (хотя на вопрос об отношениях с Милошем Биковичем хитро щурится), пела «Бесконечность» Земфиры и даже тонула. «Моя героиня стала для меня реальным человеком, которого я полюбила».

Взглядом, низким голосом, манерой держать себя Аглая напоминает Эмму Стоун. Роль Надиной мамы играет мама актрисы — Ксения Раппопорт. «С одной стороны, это удовольствие: никто не сыграет наши отношения лучше. С другой — я пытаюсь быть самостоятельной в своей профессии». Актрисой Аглая становиться не планировала, но, поступив на факультет политологии, первый раз снялась в кино и не смогла остановиться. Помимо съемок обожает стихи, играет на рояле печальные композиции Людовико Эйнауди, мечтает освоить гитару и танцы. «Если танцую — то до упаду, если ем — то пока не лопну, если путешествую — то пока не депортируют».

На Вере Кинчевой: хлопковые блузка и брюки, все osome2some
На Вере Кинчевой: хлопковые блузка и брюки, все osome2some

Вера Кинчева

«Словом не кривить, ладить напрямик», — пела двенадцатилетняя дочь лидера группы «Алиса» Константина Кинчева в его песне «Родина». Сейчас Вере двадцать пять, а эти слова до сих пор для нее актуальны. «Во мне много противоречий, но есть сильный стержень, — характеризует себя она. — И это благодаря родителям».

Отца и мать, журналистку Александру Панфилову, Вера считает непререкаемыми авторитетами. «Они поражают меня независимостью от внешнего мира. Им все равно, что о них скажут, потому что у них есть свой мир», — твердо говорит она и смотрит на меня знакомыми глазами героя «Взломщика», исполнителя «Трассы Е-95». Вера далеко не сразу определилась с профессией. Долгое время вообще ничего не хотела, лишь училась играть на домре: «Инструмент мы с папой выбрали, потому что у меня были маленькие руки, а после домры легче на гитару перейти». Но когда у Веры встал вопрос, поступать в МГИМО или в театральный, родители помогли ей сделать выбор в пользу второго.

Девушка любит показать характер: бросила уроки фортепиано, потому что не нравился педагог. Ушла с мхатовского курса Кирилла Серебренникова, не найдя с мастером общего языка, и поступила в ГИТИС к Сергею Женовачу. «Когда я снималась в «Жизни и судьбе», Лика Нифонтова, игравшая мою мать, сказала: «До тех пор, пока у тебя дети не будут просить есть, не работай там, где тебе не нужно». И это позиция. Мне повезло, я могу выбирать. Талант — это дар, данный Господом, и ты несешь ответственность за то, что делаешь», — говорит Вера, меря шагами гримерку Театра имени Маяковского.

ДЕВУШКА ЛЮБИТ ПОКАЗАТЬ ХАРАКТЕР: БРОСИЛА УРОК ФОРТЕПИАНО — НЕ НРАВИЛСЯ ПЕДАГОГ. УШЛА С МХАТОВСКОГО КУРСА КИРИЛЛА СЕРЕБРЕННИКОВА — НЕ НАШЛА С МАСТЕРОМ ОБЩЕГО ЯЗЫКА.

На сцене актриса играет нежную Кити в «Русском романе» Миндаугаса Карбаускиса и темпераментную Вальку в спектакле Светланы Земляковой «На траве двора» по прозе Асара Эппеля, где за полтора часа действия превращается из девчонки в жену и мать, легко лавируя между невинностью и страстью.

На подходе целый ряд фильмов — сериал «Лучше, чем люди», где она будет ликвидировать андроидов, комедия «Гуляй, Вася», автор которой Роман Каримов называет Веру Одри Хепберн эпохи рейва. «Она может играть агрессивных, одержимых персонажей, при этом оставаясь обаятельной девушкой, способной влюбить в себя», — говорит режиссер.

Ее вдохновение — музыка, в плей-листе смартфона — Radiohead, Guns N’ Roses и, конечно, песни отца. Любимая книга — «На восток от Эдема» Джона Стейнбека: фигурирующее там слово «тимшел», которое означает право человека быть личностью, тут же оказалось в Верином дневнике и стало девизом по жизни.



С Полиной Виторган, Дарьей Авратинской и Софьей Ардовой
знакомьтесь в мартовском номере Vogue.

комментарии / 0

оставить комментарий