You are viewing the Russian Vogue website. If you prefer another country’s Vogue website, select from the list

Ольга Свиблова: о моде, фотографии и влиянии Vogue

Самая влиятельная женщина мира искусства празднует юбилей

Ольга Свиблова: о моде, фотографии и влиянии Vogue

Ольга Свиблова

Директор и куратор Мультимедиа Арт Музея Ольга Свиблова сегодня празднует 65-летний юбилей. Одна из самых влиятельных женщин мира искусства накануне торжества поделилась с Vogue своими мыслями о моде, дизайнерах, питании и, разумеется, фотографии.

О новых вещах


Я никогда никому не подражала и никем не вдохновлялась. Человек должен жить и работать, и выглядит он при этом так, как он живет и как работает. У меня крайне мало времени, но есть здравый смысл — бессмысленно покупать вещь, если не собираешься ее носить. Более того, бессмысленно ее покупать на сезон – я приобретаю вещь с мыслью о том, что буду носить ее долго, и так и происходит. Сегодня я в брюках, которым ровно 20 лет — это Dries Van Noten. А рубашка — секонд-хенд, нашла ее, когда сбилась с пути в районе своей гостиницы в Базеле. Я искала остановку трамвая, по пути увидела винтажный магазин с большими марками и накупила там кучу белого и черного. Стоило это все даже дешевле обеда в хорошем кафе. Я ношу свои вещи годами, потому что я не меняюсь. 

Я умею экономить и быть разумной, поэтому не куплю вещь, если не буду знать, что мы проживем вместе долго. Я с ней не расстанусь — не люблю расставаться со старыми друзьями: мы можем не видеться годами, но я знаю, что это друг. И вещь также — я могу достать все, что покупала и 10, и 15, и 20 лет назад. Мода, ровно как и история, ходит спиралью. 

Ольга Свиблова: о моде, фотографии и влиянии Vogue
2008

О модных марках


Я не пойду к моим любимым японцам или бельгийцам только потому, что они любимые. Во-первых, цены на их вещи растут, а я взвешиваю, что могу себе позволить, а что нет. Во-вторых, у меня никогда не бывает времени на шопинг. Зато я могу случайно пробегать мимо магазина в плохом настроении, и в этот момент мне лучше оказаться перед Zara, а не перед Prada.

Я обожаю Uniqlo — у них правильные материалы. Хлопок, какого больше нет ни у кого, а еще они иногда приглашают дивных дизайнеров. Я постоянно в их черных майках, легинсах. У меня есть их плащи, которые я обожаю. Все про них спрашивают: «Кто это?». 

На знаменитый показ Dior на Красной площади я пришла в юбке Uniqlo, которую мне подарила гениальнейшая, самая стильная женщина — мы называем себя сестрами. Я хожу в этой юбке и на вечеринки, и на пляж много-много лет. Жара, я иду в ней и в майке Jean Paul Gaultier, сверху накидка обожаемого мною Йоджи Ямамото, купленная 20 лет назад (тогда этого дизайнера можно было купить меньше чем за 100 долларов). Все сотрудники Dior меня знают, ведь я год была их лицом и мы регулярно ставим их выставки, и вот они спрашивают: «Ох, какой шикарный Dior! Какая модель?». В этой юбке я чувствовала себя адекватно обстановке. 

Если случайно пробегаю мимо магазина в плохом настроении, в этот момент мне лучше оказаться перед Zara, а не перед Prada. 

О винтаже 


Я спокойно ношу Zara, объединяя с Issey Miyake. У меня есть вещи, у которых вообще нет дизайнерской бирки. Когда я иду на блошиный рынок, смотрю по сторонам, и сначала мне нравится вообще все, потом ничего, а через три минуты я уже устала и бегу в поисках старинной одежды. Что я покупаю? Старинные ночные рубашки, потому что у них удивительный материал. Сегодня с этим сложнее, чем 25 лет назад. Когда мы с мужем жили в нашем плавучем доме на Камарге, мы были одни, а вокруг только природа — я ходила в этих старых юбках, которые раньше служили подъюбниками. Эти старинные юбки XIX века — совершенно прелестные и стоят до 5 до 30 евро. Настоящая ткань, не синтетика. Для меня это важно: я человек тактильный, трогаю искусство и вещи тоже.

Ольга Свиблова: о моде, фотографии и влиянии Vogue
2008

Об украшениях


У меня очень много украшений, я обожаю бижутерию. Мама ее любила, и у меня всегда было что-то. Наличие каких-то сережек, колечек для меня сигнал, что я в рабочем состоянии. Когда прихожу домой, все снимаю. Каждый день два часа перед сном и на каникулах на мне ничего нет. Но если утром взяла телефонную трубку, должна надеть кольца: могу сидеть в халате, еще даже не успев умыться, но на мне уже моя кольчуга — мои колечки, мои браслетики. Они помогают мне работать, собираться.

Дивная коллекция украшений и бижутерии собралась, в том числе из подарков мужа — вкус у нас был одинаковый. Десять лет назад у меня украли два сапфировых кольца. Я не знала, что это были сапфиры — огромные глубочайшие темно-синие камни, которые мне казались бездонными. Было очень обидно.


Наличие украшений для меня сигнал, что я в рабочем состоянии. Первые утренние звонки — на мне уже мои колечки, мои браслетики. Они помогают собираться.

О русских дизайнерах


Недавно была у Вали Юдашкина — оделась на 20 лет вперед. Ровно столько лет я обещала ему, что приду, но все никак не было времени. Теперь есть вопрос, какая погода выпадет на мой юбилей, потому что мне ужасно хочется надеть то, к чему я вообще-то никогда не подошла бы. Валя уговорил меня это попробовать, и все отлично село. 

Или Юля Янина. К ней я попала перед венчанием — за день до церемонии и с температурой 39\. У меня не было никакого платья, кроме подаренного мужем Issey Miyake, но оно не подходило по длине. Мне звонит подруга, спрашивает, что я делаю: «Стою на улице и реву, наконец-то нашлись два дня, когда мы можем повенчаться, муж приедет, а венчаться не в чем». Она и отправила меня к Яниной. Юля тут же нашла дивное светло-серое платье, еще через три минуты сшила к нему капюшон. Я себя чувствовала принцессой. 

Пальто, в котором я везде хожу, мне подарила Вика Андреянова. И во Франции, и в Италии все меня спрашивают, кто сделал эту гениальную вещь. У меня их три, все гениальные, но все-таки лучшее — то, что с пластиком. Тепло, ветром не продувает, под дождем не промокает. Шик, который длится уже много сезонов.
Ольга Свиблова: о моде, фотографии и влиянии Vogue
2008

О фигуре


На уроках домоводства нас учили готовить и шить, мы шили трусы. Для этого мама давала мне обрезки от занавесок. Научившись делать все шовчики, я спросила: «Зачем нам шить третьи трусы?» Учительница отвечает: «Когда вы вырастите, у вас деформируется фигура, а трусы вы купить не сможете». И я заключила с ней пари, что у меня фигура не деформируется. Пока я в выигрыше.

Я ничего не делаю для того, чтобы фигура не деформировалась. Ем все, что хочу, но мало, потому что мне некогда. И всегда на ночь — иначе не могу спать. Мне некогда заниматься фитнесом, хотя это моя крупнейшая мечта, потому что в детстве я много занималась спортом и балетом, эффекта мне хватило надолго.

Ольга Свиблова: о моде, фотографии и влиянии Vogue
1961

О Vogue


Мы с Vogue сделали очень много проектов, в том числе выставки Dance in Vogue и Russia in Vogue. Фотографов, которые работали с Vogue (а проще назвать, кто с журналом не сотрудничал), очень много. Эдвард Штайхен, Ги Бурден, Ли Миллер — назвать один кадр или одну съемку невозможно. Если я беру на выставку хороших фотографов, они все в свое время поработали на Vogue. Все великие снимали для журнала, Vogue собирал силы блестящих авторов. А те, кто снимают сегодня, станут великими завтра.


О любимых выставках


Пока ты работаешь директором музея, ты — многодетная мать. Юной я думала: у всех девочек обычно потом рождаются дети, вдруг у меня будет несколько, как я смогу их любить одинаковой любовью? Это меня очень мучило. Я хотела пять детей или одного. Получился один, но не по моей вине. Я очень жалею — хотела бы все-таки пять. И дико завидую многодетным подругам. Так вот каждый проект, который мы показываем, я люблю бесконечно. Бывает момент, когда ты особенно влюбился. А потом тебе надо одну выставку сменить на другую. И это беда, потому что ты еще до конца не насладился, а тебе уже нужно одного ребенка выселить из квартиры, все переделать и поселить другого ребенка.

Все великие снимали для Vogue, журнал собирал силы блестящих авторов. А те, кто снимают сегодня, станут великими завтра.

О музеях, в которых нужно побывать


Ходите в наш музей регулярно, потому здесь все меняется каждый месяц. Считаю, что ММОМА чудесно работает, «Гараж» делает просто прекрасные выставки. В фонде «Екатерина» бывают очень интересные проекты. Про большие музеи даже говорить неудобно.

Оказавшись в Париже, бегите в галерею Тадеуша Ропака (Galerie Thaddaeus Ropac) или Карстена Грэва (Galerie Karsten Greve) — гениальные, практические музейные институции. Но сначала дойдите до Центра Помпиду и галереи Maison Rouge. В первом смотрите не только временные экспозиции, сходите и на постоянную тоже, она меняется раз в полгода, ее стоит посмотреть. А вторая — Maison Rouge — скоро закроется. В ней идут выставки, не похожие ни на что другое. Совсем недавно меня потрясла выставка частной коллекции Black Dolls: американка собрала куклы, сделанные вручную афроамериканским населением XIX века. Как они были инсталлированы, я не могу сравнить ни с одним крупнейшим музеем мира. Еще есть замечательный Fondation Cartier, там не так часто меняется экспозиция, зато каждый раз там совершенно замечательно.

И все-таки в искусстве нельзя назвать что-то правильное и единое для всех. Искусство дает нам возможность по-разному выразить себя, общаясь с разными художниками. Это зависит в том числе и от того состояния, в котором ты приехал.


комментарии