You are viewing the Russian Vogue website. If you prefer another country’s Vogue website, select from the list

  1. Новости
  2. Новости

Шейха Аль-Маясса о том, как сделать Катар арт-центром мира

Сестра правителя, глава Ведомства музеев и одна из самых влиятельных женщин в искусстве — в интервью Vogue

Шейха Аль-Маясса о том, как сделать Катар арт-центром мира

Шейха Аль-Маясса. Фото: Brigitte Lacombe

Сестру нынешнего эмира Катара шейху Аль-Маяссу называют одной из главных персон современного арт-мира. Говорят, что именно она купила известную картину Поля Гогена «Когда свадьба?» примерно за 210 миллионов долларов и работу из серии Сезанна «Игроки в карты» — за 250 миллионов. Но уважение в арт-кругах шейха Аль-Маясса получила отнюдь не только благодаря финансовым вложениям.

Будучи главой Ведомства музеев Катара, шейха делает все, чтобы ее родная страна стала эпицентром культурной и арт-жизни не только Среднего Востока, но и мира. За последние десять лет она не только основала Национальный музей Катара, но и привезла несколько крупных выставок, например, блокбастер «Пикассо — Джакометти» и коллекцию Такаси Мураками, которая находится на постоянной экспозиции в Версальском дворце. Она также организовала несколько сольных показов одних из самых выдающихся художниц современности — Ширин Нешат, Моны Хатум, Луизы Буржуа и курировала установку крупнейшей работы скульптора Ричарда Серра East-West/West-East в самом сердце катарской пустыни.

Семья шейхи имеет большое влияние и в индустрии моды: ей, например, принадлежит лондонский магазин Harrods, а также пакет акций Valentino Fashion Group. Некоммерческая организация Fashion Trust Arabia, которая поддерживает начинающих дизайнеров из Среднего Востока и Северной Африки, функционирует под патронажем мамы Аль-Маяссы — Мозы бинт Насер аль Миснед, в то время как сама шейха является сопредседателем.

Шейх Джасим бин Мухаммад Аль Тани и шейха Аль-Маясса на открытии музея Fondazione Prada в Милане, 2015
Шейх Джасим бин Мухаммад Аль Тани и шейха Аль-Маясса на открытии музея Fondazione Prada в Милане, 2015

Любовь к искусству шейха Аль-Маясса унаследовала от своей бабушки, которая была живой свидетельницей того, как практически из ниоткуда появилась катарская столица. «Она жила в палатке посреди пустыни, все ее родственники были кочевниками, — объясняет шейха. — Она не ходила в школу и так и не научилась читать и писать, но она много что знает, потому что постоянно слушает радио, смотрит телевизор, окружает себя образованными людьми и коллекционирует невероятные арт-объекты. Она выросла, учась всему практическим путем».

Шейха искренне надеется привить такую же любовь к искусству и своим детям — сейчас у нее их пятеро. «Это часть их жизни. Я постоянно вожу их в музеи и на выставки, и они были на церемонии открытия Национального музея, — говорит шейха. — Я стараюсь, чтобы все шло естественным чередом. Как они занимаются спортом, так же познают искусство. Думаю, это важная часть воспитания любого ребенка, даже если в конечном итоге это не станет его профессией». В качестве доказательства она приводит в пример статью, в которой говорится, что студенты, изучающие гуманитарные науки, обладают большей исторической эмпатией, мыслят критически, а также лучше запоминают учебный материал.

Шейха Аль-Маясса и принц Чарльз в Дохе, 2014
Шейха Аль-Маясса и принц Чарльз в Дохе, 2014

На сегодняшний день молодые люди — самая важная демографическая группа на Среднем Востоке и в частности в Катаре: их численность составляет 60% населения. Чтобы привлечь в арт-сферу молодежь и сделать страну центром мира искусства, Аль-Маясса планирует продолжить курс, взятый на выставке Ай Вэйвэя в Дохе в прошлом году. «В ней использовалась технология дополненной реальности, которую публика очень хорошо приняла, — говорит шейха. — Мы планируем чаще внедрять VR-элемент в наши выставки, чтобы их могли увидеть, например, дети в больницах или школах и взрослые люди, у которых нет возможности выйти из дома».

Аль-Маясса носит черную абайю — традиционное мусульманское женское платье. Как она говорила в своем выступлении на TED 2010 года, «это не религиозный наряд, но форма культурного заявления, которую мы предпочитаем носить на себе». И выдвинула теорию о том, что такая одежда, напротив, помогает женщинам почувствовать себя более свободными, потому что под ней они могут носить что угодно. Похожий подход она использует и в развитии Катара — старается сделать его продвинутым современным государством, при этом не теряющим связь со своими традициями.

Национальный музей Катара по проекту Жана Нувеля
Национальный музей Катара по проекту Жана Нувеля
комментарии