Радости жизни

Сильная и независимая Сирша Ронан

В выходящей сегодня в прокат исторической драме «Две королевы» актриса отстаивает право на английский престол, а в жизни реальной борется за права женщин

Прибрежный ирландский городок, где мы встречаемся с 24-летней Сиршей Ронан, охвачен подготовкой к референдуму. Давно набиравшее силу общественное движение в конце концов заставило правительство вынести на голосование вопрос об отмене закона, запрещающего аборты. Улицы завешаны плакатами с изображениями эмбрионов. Сама Ронан недавно появилась в проморолике в поддержку репродуктивных прав, и теперь это видео у всех на устах. Даже официант в кафе не удержался и завел с нами разговор о предстоящем голосовании.

Ронан родилась в 1990-е и выросла в Ирландии в эпоху стремительных социальных перемен. Католическая церковь постепенно теряла свое влияние на государственные институты, гомосексуальность была декриминализована, разводы разрешены, а контрацепция впервые стала доступной для широких слоев населения. В 2015 году, когда Сирше был двадцать один год, 62 процента ирландских избирателей высказались за разрешение однополых браков, и Ронан помнит тот день: «Я ехала по Дублину, везде были вывешены флаги. Люди танцевали на улицах. Казалось, нас всех вдруг разбудили».

На Сирше: платье из атласа и тюля Prada

Я спрашиваю Ронан, не боится ли она ответной реакции на свое выступление об абортах — теме, которая много лет вызывала в Ирландии особенно острые столкновения. «Для меня не важно, ждут ли меня последствия, — отвечает она. — Я знаю людей, которые пострадали из-за этого закона, и я не могла молчать».

Впрочем, Ронан волнуют не только те вопросы, с которыми она лично соприкасалась. В 2016 году она высказалась в поддержку нелегального захвата пустующего здания в центре Дублина, чтобы разместить в нем бездомных. А мне она советует книгу Джеффа Чанга «Все у нас будет хорошо» — сборник эссе о расовой сегрегации в США. «Я бы не сказала, что меня воспитывали политически сознательной, — говорит она. — Но чем старше я становлюсь, чем ближе я знакомлюсь с деятельностью активистов, тем сильнее мне хочется их поддержать».

Спустя две недели Ирландия абсолютным большинством голосов проголосует за отмену запрета на аборты, и Ронан будет счастлива: «Когда стали поступать первые результаты, я чувствовала гордость за то, что мои родные, друзья и люди, от которых я не ожидала, приняли решение вернуть женщинам Ирландии их права».

«Я ИСКАЛА СВЯЗЬ МЕЖДУ МНОЙ И МАРИЕЙ СТЮАРТ И НАХОДИЛА СТОЛЬКО ОБЩЕГО. И АКТРИСЕ, И КОРОЛЕВЕ ВСЕГДА НУЖНО БЫТЬ СОСРЕДОТОЧЕННОЙ, ВКЛЮЧЕННОЙ В ПРОЦЕСС».

Но пока победа еще впереди, и мы гуляем по городку в окрестностях Дублина, куда Ронан переехала из Лондона. «Ирландия меньше Англии, и это мне в ней нравится. Мне этого не хватало», — говорит она, показывая на берег моря. Выросла она в сельской местности, в графстве Карлоу на юго-востоке Ирландии. «Это остается с тобой навсегда. За городом я дома, мне спокойно. Хотя и в Лондоне мне нравится бывать. Там есть анонимность. Можно затеряться в толпе». В маленьком городке сохранить инкогнито не получится, даже несмотря на большие солнечные очки и на то, что в жизни Ронан кажется еще меньше, чем на экране. Прохожий просит Сиршу о совместном фото, я беру телефон, чтобы сделать снимок, и понимаю, что на экране, на фоне ярко-голубого неба Ронан выглядит более похожей на себя, чем в жизни. Во всяком случае, это та Ронан, к которой мы привыкли.

«Я до сих пор испытываю шок, когда меня узнают», — говорит она после спонтанной фотосессии. Я спрашиваю, занималась бы она тем же, чем сейчас, если бы не была знаменита. «Да, но я... не знаменита. Селена Гомес знаменита». Наверное, дело в том, что она не следит за тем, что пишет о ней пресса и часто ли ее фото появляются в инстаграме. «Меня это слишком нервирует, — смеется она и говорит, что в свободное время предпочитает готовить, слушать живую музыку или ходить в кино: «Талли» с Шарлиз Терон в роли замученной жизнью многодетной матери — по-настоящему храбрый фильм, а еще я влюбляюсь во все, что бы ни снимал Лука Гуаданьино».

Папа Сирши — телевизионный актер Пол Ронан — рано заметил, что дочке нравится играть перед камерой, и стал водить ее по кастингам. Свою первую номинацию на «Оскара» Ронан заработала в тринадцать лет благодаря обескураживающе умной игре в драме Джо Райта «Искупление» по роману Иэна Макьюэна. В 2015 году она была сердцем фильма «Бруклин» Джона Краули об ирландской эмигрантке, а в прошлом году получила «Золотой глобус» за роль ищущей себя старшеклассницы в фильме «Леди Берд» Греты Гервиг. В знак поддержки движения #MeToo все актрисы приехали на церемонию в черном, и Ронан выбрала платье Atelier Versace с широкими плечами, одним рукавом и блестящими вставками. На «Оскар», где она была номинирована на «Лучшую женскую роль», Сирша пришла в бледно-розовом платье-бюстье Calvin Klein с огромным бантом и шлейфом. Приз ей не достался, зато модные критики назвали актрису иконой стиля.

Недавно Сирша сыграла молодую невесту в фильме Доминика Кука «На берегу» (еще одна экранизация Макьюэна) и Нину в киноверсии «Чайки» Майкла Мейера. Она сделала впечатляющую карьеру, ни разу не снявшись в фильме про супергероев (что вообще-то считается залогом успеха), но уверяет, что ничего не имеет против блокбастеров. «Да мне просто никогда такого не предлагали! — смеется она. — Если бы попался сильный, интересный, оригинальный сценарий, я бы согласилась. Хороший сценарий — самое главное». У ее следующего фильма «Две королевы», который выходит в прокат 17 января, с литературной основой все в порядке: в исторической драме британца Джози Рурка она играет Марию Стюарт.

Сирша на церемонии «Золотой глобус», 2018. На ковровой дорожке премии «Оскар», 2018

С моря дует холодный ветер, небо белой пеленой застилают облака, и Ронан предлагает зайти к ней на чай. По дороге она рассказывает мне, что чувствует себя защитником молодых актеров и актрис. В жизни Сирши эту роль играла мама, ездившая с дочкой на все съемки и твердо обозначавшая границы, как далеко может заходить съемочный процесс. Теперь Ронан поддерживает Тимоти Шаламе, она называет его Тимми, — звезду фильма «Зови меня своим именем» Гуаданьино, снявшегося также в «Леди Берд». Тимоти младше ее на год. Я напоминаю, что Ронан и сама еще очень молода. «Я знаю, — спохватывается она. — Я ловлю себя на том, что говорю о ровесниках, будто они младше меня». И дело не только в том, что она чувствует себя ветераном киноиндустрии. «Я никогда не ощущала себя молодой», — говорит Сирша. В 2007 году она снималась с Гаем Пирсом в фильме «Смертельный номер». Встретившись с ней на съемках «Двух королев», Пирс сказал: «Ты такой же была и в тринадцать лет». Другие коллеги и друзья с ним согласны. Марго Робби, играющая в «Двух королевах» Елизавету I, считает, что она «старше своих лет», писатель Колм Тойбин, автор романа «Бруклин», говорит, что Ронан «очень, очень разумная, у нее зрелая голова и душа. На съемках «Бруклина», пока все ходили танцевать, Сирша работала».

Чтобы вжиться в образ Марии Стюарт, Ронан положилась, как она это часто делает, на интуитивную связь с персонажем. «Я находила столько общего», — говорит она. Ведь и актрисе, и королеве, по словам Сирши, «надо быть всегда сосредоточенной, включенной в процесс». О том, что Ронан сыграет шотландскую королеву-католичку, которая подростком вернулась из Франции и оказалась главной соперницей протестантки Елизаветы I в борьбе за престол, стало известно еще в 2012 году. Именно участие Ронан привлекло в проект выпускницу Кембриджа, режиссера и художественного руководителя лондонского театра Donmar Warehouse Джози Рурк.

Кадр из фильма «Две королевы», 2018

В противостоянии королев им обеим интересна именно Стюарт. Знаменитая красота, острый ум, трагическая судьба: Марию предали, изгнали из Шотландии и обезглавили по приказу Елизаветы — все это делает ее идеальной героиней для истории о женщинах и лидерстве. Рурк говорит, что фильм в итоге состоялся благодаря Ронан. «Многие из тех, кто работал над ним, делали это потому, что хотели быть рядом с ней как с актрисой. Даже будучи очень молодой женщиной, она излучает уверенность и силу».

Ронан вспоминает, как в девять лет после первых в своей жизни съемок — в ирландской теледраме «Клиника» — она на несколько недель впала в меланхолию: «Я помню, как сидела на кровати рядом с мамой и повторяла: «Со мной больше никогда в жизни такое не случится». Чувство единения, сплотившее всех на площадке, растаяло, и Сирша оплакивала эту потерю. Она и сейчас отдается работе без остатка: «Во время съемок я не хожу тусоваться, ни с кем не встречаюсь, даже книг не читаю. Кто-то сказал мне, что когда дело касается кино, я абсолютно моногамна». Спрашиваю Сиршу, чувствует ли она себя счастливой оттого, что у нее есть призвание. Она на секунду отворачивается, а потом говорит: «Да. Хочется делать в жизни что-то такое, что тебя пробуждает. И потрясающе, когда работа является частью тебя, потому что ты можешь отдать ей все, что у тебя есть. И она столько дает тебе взамен. Ты становишься лучше. Ты становишься лучше как человек».

На Сирше: пальто Michael Kors Collection, шарфы Miu Miu

Подпишитесь и станьте на шаг ближе к профессионалам мира моды.

Фото: Jamie Hawkesworth

Читайте также

Красота

Парфюмерия и кино: связь ароматов и любимых фильмов

Радости жизни

Классные и модные лампы, столы и зеркала на осень

Мода

Голубая рубашка — и в пир, и в мир в осеннем сезоне

Edition