Lifestyle

Старинный английский дом Клаудии Шиффер

Помимо хозяев здесь живут собаки, кошки, черепаха и добрые привидения

«Говорят, что этот особняк, построенный в 1574 году, обязан своим названием королеве Елизавете I: она была так возмущена, когда ей подали здесь холодную ветчину, что окрестила поместье Coldham Hall, «Домом холодной ветчины». Еще говорят, что дом может похвастаться ­парочкой тайников — каморок, скрытых под полом, которые служат детям идеальным мес­том для игры в прятки. «Раньше они целыми днями ходили с магнитами на леске, проверяли, нет ли там ­чего-нибудь ценного, — смеется Клаудия. — Правда, ничего интересного так и не нашли».

На протяжении трех столетий дом оставался во владении семьи, которая его построила. Теперь особняк с четырнадцатью комнатами и огромным парком служит домом Клаудии Шиффер, британскому режиссеру Мэттью Вону и их троим детям — четырна­дцатилетнему Каспару, двенадцатилетней Клементине и семилетней Косиме, а также целому зверинцу: тут есть собаки, кошки, овцы, свинья, а также черепаха. Это подарок Мэттью, который он сделал вскоре после того, как они с Клаудией первый раз увиделись на свидании вслепую, устроенном друзьями. «Мы тогда еще даже не встречались, — говорит Шиффер. — За ужином я сказала Мэттью, что обожаю черепах и что всегда мечтала завести себе одну». И вуаля! Черепаха оказалась на Майорке у порога Клаудии в день ее рождения. Сейчас животное счастливо ползает по конюшне.

«Тут все наполнено историей, и мы должны всегда помнить об этом, — говорит хозяйка. Из уважения к богатому прошлому дома супруги подошли к оформлению интерьеров размеренно и вдумчиво. — Мы не торопились. Ничего быстро не покупали». Удобные мягкие диваны соседствуют с антиквариатом и фамильными вещицами. «В дизайнерских интерьерах часто не хватает личных деталей. Я хотела, чтобы в доме были предметы, которые для нас важны, с которыми связаны воспоминания», — говорит Шиффер и показывает на дубовый сундук из дома в Германии, где она ­провела свое детство, и щит с фамильным гербом ее мужа в парадной столовой.

Повсюду яркие цветы и узоры. Стены гостевых спален оформлены традиционно для сельской Англии: в одной комнате на стенах древо жизни, в другой — обои с изображением фруктового сада. Еще одна спальня оклеена обоями Galbraith & Paul с красными лотосами, чтобы получился эффект шатра. Мебель обита крепкими и практичными тканями вроде бархата и парусины. «Я хотела дом, не похожий на музей. Чтобы он был сельским и живым, чтобы собаки заходили с улицы и могли бегать по комнатам, а за ними ­носились дети, измазанные вареньем».

Если мебель нарочито старомодная, то картины на стенах, наоборот, сделают честь любому музею современного искусства. Страстные коллекционеры, Шиффер и Вон собрали впечатляющую подборку художников — от Андреаса Гурски и Дэмиена Хёрста до Кандиды Хёфер. Среди свежих приобретений — несколько рисунков на iPad Дэвида Хокни: британские сельские пейзажи, которые привлекли Клаудию тем, что они могли бы быть запросто запечатлены с натуры у нее в поместье. Посещать галереи современного искусства Шиффер начала еще молодой ­моделью в Париже. Пока ее сверстники не вылезали с ­вечеринок, эта застенчивая девочка из хорошей семьи закладывала фундамент своей будущей коллекции. «Помню, в Центре Помпиду была выставка Энди Уорхола, и я подумала: если когда-нибудь у меня будет достаточно денег, я потрачу их на какую-нибудь из его работ». Спустя десять лет карьеры она купила своего первого Уорхола, эта картина теперь висит в кабинете. «ПО ВЫХОДНЫМ КЛАУДИЯ И МЭТТЬЮ ДЕЛАЮТ ПАУЗУ В ДИЕТИЧЕСКОМ ПИТАНИИ. НА ДЛИННЫЙ ДУБОВЫЙ СТОЛ ПОДАЮТ ТРАДИЦИОННЫЕ АНГЛИЙСКИЕ БЛЮДА – ПАСТУШИЙ ПИРОГ И ЙОРКШИРСКИЙ ПУДИНГ».

Несколько лет назад в доме случился пожар: дотла сгорела башня с часами. Потом, когда супруги рассуждали о том, что они стали бы выносить из огня в первую очередь — до этого, по счастью, не дошло, — они сразу ­подумали о произведениях искусства. Среди шедевров коллекции — фотографии детей, ­сделанные ­Ашканом ­Сахихи в технике трехмерной печати, фотограмма Косимы в младенчестве работы Адама Фусса («К сожалению, когда я поняла, как он работает, для старших ­детей было уже поздновато») и пара картин Эда Рушея, на которых написано «Выходи за меня» и «Да». Мэттью купил первую, когда сделал Клаудии предложение. Вторая — ее ответ, хотя она утверждает, что  сначала ответила ему устно.

Изначально поместье служило загородным домом, куда семья приезжала на выходные из Лондона, но уже несколько лет они живут здесь постоянно. Отправив детей в школу (ни одного папарацци по дороге), родители встречаются в кабинете, где работают за двумя соседними столами. Тут же проходят творческие совещания: Клаудия выступает в качестве исполнительного продюсера фильмов своего мужа. Последний из них, «Kingsman: Золотое кольцо», недавно вышел на экраны. «Здесь так тихо, мы действительно можем посвятить время себе, — говорит Клаудия об идиллической обстановке поместья. — Мы с Мэттью замкнутые люди, нечасто ходим на вечеринки. Наши любимые развлечения дома».

Подпишитесь и станьте на шаг ближе к профессионалам мира моды.

Фото: Simon Upton

Читайте также

Мода

Пример для подражания: Энди Макдауэлл

Дизайн

Украсьте дом вазами из тонкого стекла и цветами, несмотря на карантин