You are viewing the Russian Vogue website. If you prefer another country’s Vogue website, select from the list

Суданские активистки о жестоком разгоне протестующих и будущем страны

Три очень смелые девушки рассказали Vogue, как они пережили последствия революции и что собираются делать сейчас

Суданские активистки о жестоком разгоне протестующих и будущем страны

Хартум, май 2019

В апреле в Судане произошел переворот, и правивший на протяжении 30 лет президент Омар аль-Башир был свергнут. У власти оказались военные — они создали совет, который должен управлять страной во время переходного периода, но многие люди требовали передачу власти гражданским. Активисты организовали в Хартуме, столице Судана, палаточный лагерь, он и стал «сердцем» революции. Каждый день там собирались сотни тысяч людей, мечтающих построить «Новый Судан».

Накануне праздника Ураза-байрам, на рассвете военные пробрались в лагерь мирных демонстрантов и начали массовую резню: активистов насиловали, пытали, убивали, а затем скидывали их тела в реку Нил. Многие палатки сжигали вместе с находившимися там людьми. По сведениям врачей, которые сотрудничали с протестующими, зафиксирована сотня убитых, однако все еще находят тела жертв, а случаи насилия продолжают происходить по всей стране. Три активистки, участвовавшие в революции, рассказали британскому Vogue, как они пережили случившееся и почему их борьба за свободу только началась.

Алаа Сатир, художница и иллюстратор

«Ураза-байрам — большой праздник в Судане. Но в этом году все было очень тихо. Люди оказались сломлены. Мы целый день смотрели ужасающие видео, следили за новостями и плакали.

3 июня я проснулась от сообщения друзей, в котором они спрашивали, все ли со мной в порядке. Вышла из дома и услышала выстрелы, улицы были перекрыты баррикадами, везде стояли посты военных.

Для нашей страны начался новый этап. Теперь мы имеем дело не просто с режимом, а с настоящими чудовищами — проправительственным ополчением Джанджавид, которых мы знаем со времен конфликта в Дарфуре. Их совершенно не волнует то, что они нарушили всяческие права человека. Эти люди насилуют, сжигают все вокруг дотла и получают от этого удовольствие. С ними нельзя вести никакие переговоры. Изначально мы думали, что в правительстве будут представлены военные и гражданские, но теперь просто хотим вернуть свою страну. Мы хотим, чтобы в нашей власти не было военных, и требуем, чтобы они понесли наказание за то, что сделали.

Рисунок с надписью «Место женщины — в сопротивлении» в Хартуме, апрель 2019. Фото: @alaasatir
Рисунок с надписью «Место женщины — в сопротивлении» в Хартуме, апрель 2019. Фото: @alaasatir

Мне кажется неправильным продолжать вести себя как ни в чем не бывало после убийства неповинных людей. Мы боимся выйти на улицу, потому что в любой момент нас могут остановить, избить, изнасиловать, убить — что угодно. Мы очень злы, но не хотим разжигать огонь ненависти. Самый эффективный способ добиться желаемого мирным способом — сделать так, чтобы жизнь в стране замерла.

Нам закрыли доступ в интернет. Из-за этого мы не можем узнать, в безопасности ли другие люди. Нас пытаются заткнуть, не хотят, чтобы мы говорили о происходящем, поэтому международный резонанс так важен для страны. Все наши арт-работы уничтожили (Алаа стала инициатором серии муралов, которую поддержали местные художники. — Прим. ред.). Они сделали так, чтобы в городе не осталось ни намека на противостояние. Но огонь революции, зажженный в каждом из нас, будет гореть до последнего. Несмотря на все ужасы, эти события сделали нас еще более решительными».

View this post on Instagram

جاء العيد و لم يجدنا Eid came and didnt find us .. Yesterday we witnessed the quietest and saddest eid in sudan .. after rapid support forces ( janjaweed) burnt the sit in down resulting in a massacre that killed over 100 people and injured many more, many bodies were thrown in the nile making the final number of deaths still undetermined.. the internet is under shut down and random attacks against civilians still happening.. the sit in that was the heart of our revolution and where we dreamed of a new sudan is now gone . We lost a battle but hopefully we will win the war #Sudan #Khartoum #Sudan_Uprising #Sudan_civil_disobedience #HQ_massacre #RSF_violations #SudanUprising #مجزرة_القيادة_العامه #يسقط_المجلس_العسكري #تسقط_ثالث #العصيان_المدني_الشامل

A post shared by Alaa Satir (@alaasatir) on

Марва Бабикер, нейробиолог, врач и поэтесса

«Покидая палаточный лагерь в прошлом месяце, я и подумать не могла, что все так обернется. Накануне одного из самых священных для мусульман праздников в город пришли тысячи солдат. Я смотрела Facebook в режиме реального времени и видела, как мой народ убивают, а врачи делают людям операции на импровизированных станциях медицинской помощи прямо на улице.

Центральный комитет врачей Судана обратился за помощью к Всемирной Организации Здравоохранения, ООН и другим неправительственным организациям. В реанимациях находится огромное количество людей, доктора обслуживают раненых в больницах прямо на полу, потому что все переполнено, медикаментов не хватает. Врачи ни на минуту не прекращали работу, но военные атаковали и их: врывались в больницы, терроризировали людей, не давали лечить раненых.

Протесты в Хартуме, май 2019
Протесты в Хартуме, май 2019

Эти люди пытаются запугать нас, но на самом деле только придают нам сил. Все знают — настоящая борьба начинается именно сейчас. Какое-то время назад я выложила видео с описанием событий, и на сегодняшний день его посмотрели более 200 тысяч человек.

Во время протестов я видела тот самый «Новый Судан», о котором всегда мечтала. Если ты был голоден — ел, хотел пить — пил, и ни за что не надо было платить. У женщин были равные с мужчинами права. Взрослые учили бездомных детей читать и писать. Врачи уходили с оплачиваемых работ, чтобы помогать демонстрантам. Люди выращивали растения, чтобы озеленить лагерь. Художники создавали прекрасные произведения искусства. Для каждого находилось место. И после того, что военный режим отнял все это у нас, мы ни за что не признаем его власть».

Юсра Эльбагир, репортер новостной программы Channel 4 News

«Палаточный лагерь был абсолютно волшебным местом. Это был хаб для художников и представителей современной культуры. Женщин здесь считали за равных. В какие-то моменты все казалось слишком хорошо, чтобы быть правдой, но вместе с этим мы надеялись, что это место навсегда останется нашим.

Люди Судана хотят знать, почему Международный уголовный суд не призывает к ответу генерал-лейтенанта Мохамеда Хамдана «Хемети» Дагало, ответственного за преступления в Дарфуре и суданской столице. Они хотят, чтобы переходный военный совет заставили передать власть народу. Они хотят, чтобы им вернули доступ к интернету и они могли связаться со своими семьями. Сейчас у всех такое чувство, что Судан изолирован от остального мира. Я звонила тем, кто сейчас там, и они спрашивали у меня, что происходит в стране.

События 3 июня дали людям примерное понимание того, что происходило в Дарфуре, Южном Кордофане и Южном Судане на протяжении десятилетий правления режима. Долгое время люди пользовались привилегиями жизни на севере или в столице, а теперь поняли, что творилось в других регионах. Это заставило всех объединиться и понять, что нам всем предстоит пройти еще долгий путь».

На протестах в Хартуме, апрель 2019
На протестах в Хартуме, апрель 2019

Интервью были сокращены и отредактированы.

Amel Mukhtair/Vogue.co.uk

комментарии