Вероника Хейлбрюннер и Джастин О'Ши о первых впечатлениях от родительства

Самая модная пара Instagram рассказала, как меняется образ жизни с рождением ребенка
Вероника Хейлбрюннер и Джастин О'Ши фото с сыном и интервью о родительстве

Я на верном пути в лондонскую квартиру Вероники Хейлбрюннер и Джастина О’Ши, или «пары холостяков», как они сами себя называют: сразу за бутиком Oscar de la Renta сворачиваю на Маунт-стрит. Она — модель, инфлюенсер, основатель онлайн-издания Hey Woman!, он — бывший байер Mytheresa и один из самых стильных мужчин в Instagram. Девять месяцев назад модный дуэт разросся до троицы (у пары родился малыш Уолтер), и в обновленном составе семья продолжает попадать в стритстайл-отчеты из Милана, Лондона и Парижа.

Instagram content

This content can also be viewed on the site it originates from.

Заветная дверь расположилась где-то между витринами Celine, Balenciaga и Christian Louboutin (ну естественно). «Я влюбился в Мэйфэйр, когда только переехал в Лондон, — начинает разговор Джастин. — Рестораны, бары, магазины — жизнь здесь кипит. И все это круто, когда тебе двадцать. Но когда у тебя ребенок, а за окном по ночам ревут соседские Maserati, весь восторг куда-то испаряется». Бывший креативный директор Brioni обосновался здесь еще два года назад, но из-за постоянных разъездов семейное гнездышко оформлено не до конца. В просторной гостиной только диван и несколько рейлов с одеждой — цветочное платье Christopher Kane, плащ с бахромой Max Mara, юбка Celine и другие подиумные новинки из коллекции Вероники. Кухня заставлена картонными коробками, и лишь кислотно-розовая спальня выглядит завершенной. «У нас даже тарелок нет, — признается хозяйка. — Кашу для Уолтера я покупаю в магазине. Иногда приходится кормить прямо из упаковки». Видно, что в берлинской квартире пара проводит больше времени. «Мы еще не решили, где будем жить через год или через пять лет, когда Уолтеру нужно будет идти в школу. Может быть, здесь, в Лондоне, может, в Берлине, а может, где-то между — в тихой деревушке», — загадывает Вероника.

Instagram content

This content can also be viewed on the site it originates from.

С Джастином они познакомились восемь лет назад в шоуруме Acne на парижской Неделе моды. Они уже шесть лет вместе, но первые разговоры о детях в семье Хейлбрюннер / О’Ши начались лишь пару лет назад: «Мы слишком долго откладывали, — считает Вероника. — Всегда находили причины сказать себе: давай в следующем году. То очень напряженный сезон, то проект, который мы никак не хотели упустить. К тому же друзья постоянно запугивали разговорами о том, как ребенок меняет жизнь, о том, что воспитание несовместимо с нашим кочевым образом жизни, и все в таком духе. Потом внезапно, в разгар Недели моды в Париже, я почувствовала себя странно, постоянно хотела есть, меня то и дело бросало в пот. Я сразу же поняла, что беременна». «Первое время мы никому не хотели говорить, не знали, как наши знакомые отреагируют, — вспоминает Джастин. — Особенно боялись реакции родителей Вероники. Чтобы поговорить, я позвал их в Лондон, сам приготовил ужин, но выпалил все еще по дороге из аэропорта. Они были счастливы».

Лет пять назад представить детей в модной индустрии было невозможно: модели скрывали беременность, а детей прятали дома. Cейчас все это словно легализовали. Модные мамочки позируют с детьми перед стритстайл-фотографами, кормят грудью на показах. И во многом это заслуга Вероники — самой стильной беременной модницы, как ее окрестили журналисты. Даже находясь на седьмом месяце беременности, она не поменяла своих модных предпочтений и то и дело радовала подписчиков фотографиями в плотных черных колготках с кроссовками, огромными дутыми куртками и оверсайз-дубленками, макси-юбками и яркими олимпийками Nike. Да и появление Уолтера никак не повлияло на ее гардероб: «Я люблю наряжаться, но теперь делаю это только для себя, домой меня тянет сильнее, чем на светские вечеринки».

Instagram content

This content can also be viewed on the site it originates from.

За время нашего разговора в дверь звонят пять или шесть раз — доставка от Gucci, Burberry или Ralph Lauren. Джастин пытается обидеться: «Это шмотье приходит каждый день, всегда для Вероники и Уолтера, никогда для меня». C первых же дней жизни за стилем мальчика пристально следят не только мама и папа, но и целая армия фолловеров (на двоих почти 300 тысяч человек). «Я не хочу видеть его сидящим в этой скучной британской детской одежде. Я хочу нормального пацана». Больше всего Джастин любит одевать Уолтера в деним с ног до головы. «Это наш малыш с Горбатой горы», — смеется он.

Но у такой публичности есть и свои минусы. «Со дня рождения Уолтера люди пишут в комментариях, что мне не стоит так увлекаться модой. Что у меня должны быть дела «поважнее». Очень странно, потому что Джастин таких замечаний не получает. Безусловно, ребенок меняет твою жизнь, но ведь можно стать мамой, оставаясь прежней собой. Вот я проснулась, вот моя прическа утром (мочалка на голове), вот мы на прогулке, вот мы летим в Милан, а вот мы в первом ряду на показе. Мы не сбавляем ритма. И за это я очень благодарна Джастину. Он ответственный папа, у него всегда в запасе несколько бутылочек с молоком, пустышки и памперсы».

Чем еще заняты молодые родители? Два года назад вместе с командой 032c Джастин запустил бренд мужской одежды SSS World Cup, а после того как стал папой, расширил ассортимент до детских вещей. А Веронику все так же можно застать на подиумах Michael Kors или Chloé или на страницах Vogue. Только теперь кроме обложек ей достаются колонки о воспитании детей. Все действительно меняется.

Instagram content

This content can also be viewed on the site it originates from.

Подпишитесь и станьте на шаг ближе к профессионалам мира моды.

Фото: Tung Walsh