You are viewing the Russian Vogue website. If you prefer another country’s Vogue website, select from the list

Table Talk

Карданы с мозгами

Что такое «кардан» и с чем его едят, задалась вопросом Нелли Константинова.

1 Ноября 2010 Нелли Константинова

Карданы с мозгами
В гарвардской библиотеке в 1996 году я обнаружила раздел русской литературы. А там – редкую тогда в России книгу Юрия Лотмана «Великосветские обеды» – обзор меню обедов в доме Петра Павловича Дурново.  Лотман писал: «Обед или ужин – это не только блюда, подаваемые на стол, не только обеденный ритуал и интерьер столовой. Это и настроение гостей, и застольные разговоры, а порой и споры. Такая устная история еще труднее дается в руки, чем история быта. Застольный разговор – сфера еще совершенно неизученная, а между тем это одна из чрезвычайно активных сторон бытовой жизни. Она еще в большей тепени, чем кулинарное искусство, принадлежит к тем граням истории, которые на миг вспыхивают и тут же исчезают, почти не оставляя следов». 

Первые 90 страниц хороши так, что я вам обещаю прочесть их вслух и выложить файл для наслаждения где-нибудь в машине, когда вы отправитесь в выходные километров этак за 200-300. «Шампанское пили с любым блюдом, начиная с супа», или «украшать стол чем-либо кроме фруктов и посуды было дурным тоном», или вот еще: «замена салфетки за обедом считалась знаком высшей роскоши». Ну разве не красота!

Петру Дурново, гостеприимному хозяину одного из самых больших и красивых домов в Санкт-Петербурге, тогда было 27 лет, его папа и мама путешествовали по Европе каждый со своей компанией, мама по обыкновению лечилась, папа играл на бирже и прочее, наш Петруша скучал в большом пустом доме в северной столице.

Неутомимый и блистательный ученый, Юрий Лотман расположил меню в календарном порядке и – внимание! – приаттачил к каждому письма, заметки из газет и дневники того самого дня.

Вот каким, например, был вчерашний день, 31 октября, всего лишь 153 года назад.

L1090824.JPG

На обед хозяин позвал следующих особ:

«Петр Васильев. Марченко, Евгения Иван. Дик, Гр. Дан. Бочацкий».

Дальше выдержки из «Книги прихода и расхода» и письмо Петра отцу.

«Дорогой папА!

Вы уже знаете из моего последнего письма, что мамА отбыла за границу в прошлую субботу, 19/31 октября, сушею, в Вашем дормезе; она избрала путь через Ригу и Таузогенн на Кенигсберг, где намерена оставить экипаж; она проведет два или три дня в Берлине, откуда намерена ехать консультироваться у Сканцони в Вюрцбурге и у Геленса в Гейдельберге; таким образом, она прибудет к Вам в Париж не ранее 3/15 ноября, и Антонио с нею. Дядя Грегуар с неделю как перебрался ко мне и занимает свободные комнаты внизу; у него две гостиные и столовая, которая служит ему спальнею; обедаем мы в малой библиотеке. Я ужасно доволен, что принимаю у себя дядю Грегуара: теперь мне уже не так одиноко в доме. Получил два дня назад Ваше письмо от 17/29 октября и горячо благодарю Вас за экипаж и коляску, которые Вы хотите заказать для меня в Париже, но так как Вадим Левашов теперь в Туле, я не могу сообщить Вам деталей экипажа до его возвращения, которое будет, верно, через две недели; все, что я могу Вам сказать, это то, что он получил свою коляску из Парижа, очень доволен ею и что она, вправду, ужасно хорошенькая: по новому тарифу за каждый экипаж платят сто рублей сер. пошлины. Я горячо благодарю Вас также за данное Вами позволение занять у Попова денег на мою новую экипировку майора Гвардии; но потратив прежде очень мало денег, я не хочу воспользоваться Вашим позволением, тем более что новая экипировка не слишком дорога. Здоровье бабушки совсем хорошо: на прошлой неделе она приняла ванну и через несколько дней, вероятно, будет выходить; что касается ее отъезда, то бабушка редко вспоминает об этом, и я предполагаю, что она проведет зиму в Петербурге, так же, как и дядя Грегуар, дабы отправиться в путь с открытием навигации. Марченко, мисс Женни и весь дом напоминают Вам о себе. Мои приветы де Барам. Если мамА уже а Париже, обнимите ее от меня и скажите ей как мне было грустно после ее отъезда.

Обнимаю вас от всего сердца и остаюсь неизменно преданный Вам и почтительный сын

П.Д. 
Петербург, 29 октября/10 ноября 1857 года

L1090825.JPG

а вот и Малая Морская улица, на которой стоял дом Дурново.

И дальше – отрывки из отцовского дневника:

«24 октября

<...> Князь Орлов сочетался браком с княжной Трубецкой, дочерью князя Николя, женатого на графине Гудович. Они обосновались в Фонтенбло. Князь Николя принял католичество, жена – нервная сумасбродка. О молодой особе отзываются хорошо. И все же, я желал бы для Орлова чего-нибудь лучшего, ибо это – личность. Обедал в «Мезон Доре».

25 октября

Биржа посредственная. Дождь. Обедал в английской таверне, на улице Ришелье. Вечером, в «Фоли Нувель»: четыре вздорные и скучные пьесы. Забыл сказать: г-жа Адрианова, экс-танцовщица, умерла здесь.

26 октября

Алина позавчера благополучно прибыла в Кенигсберг. Виделся утром с Базилевским: они весьма удачно устроены. Обедал в английской таверне. Вечером, ночной праздник с «Консет де Пари».

27 октября

В утреннее время не выходил. Обедал у Фанни. Вечером в Неаполитанском кафе встретил Николая Безбородко, только что прибывшего из России. Он привез мне из Берлина письмо от Алины, которая прибыла туда третьего дня и завтра отправится оттуда в Вюрцбург, консультироваться у Сканцони относительно своей железы.

28 октября

Генерал-адьютант Монсуров был назначен посланником в Гаагу, на место Ломоносова (скончавшегося). Г-н Шрейдер, посланник в Дрездене, и Кокошкин – в Неаполе, отозваны и получили отставку. Гра Константин Бенкендорф, посланник в Штудгарте, также покинул свой пост, по причине болезни: говорят, у него размягчение мозга. Обедал в Таверне и провел вечер у г-жи Булычевой: ее супруг только что прибыл из России.

29 октября

Биржа вновь немного поднялась, несмотря на английский дисконт, выросший на 10%. Я продал 500 процентных бумаг по 800.10. Это хорошо. Заходил к г-же Арнольди, чтобы повидать ее сводного брата Россетта, который очень болен: у него поражен позвоночник. Обедал в Английской таверне: там очень славно, и я задержался.

30 октября

Французский банк поднял дисконт коммерческих сделок до 8%, 9% и 10%. Вывоз зерна и муки <нрзб.> и дистиллятор зерновых культур также. На бирже было волнение и падение. Начинает понемногу холодать. Обедал в Таверне. Вечер провел дома, ожидая приезда Алины, но тщетно.

31 октября

Г-н Аббатуччи, хранитель печати и министр юстиции, скончался вчера после мучительной болезни. Он родился на Корсике в 1791 году. На бирже значительное падение. Созыв Законодательного корпуса назначен на 28 октября. Обедал в Таверне: вечером ждал Алину.

Мне дневник, конечно же, напоминает наш Facebook. Приятно увидеть, что грамматика не вечна и слово «жарИное» писалось именно так; прекрасно название «карданы с мозгами».

В гугле про кардан только то, что мы с вами и без него знаем. У Даля и Ушакова слова нет. Википедия отсылает к Джероламо Кардано, (1501-1576), математику, физику, астрологу и азартному игроку эпохи Ренессанса. Единственное, что слегка в тему – на сайте чат-маньяков в списке значений мелькают «шарики из фарша, сваренные в бульоне» и «шарики из рубленого мяса или рыбы». В сущности, если знать, как устроен карданный вал, ничего неожиданного.

Кто-нибудь знает, что такое «карданы»? Позову на обед, обещаю сделать карданы, умру от любопытства.

комментарии / 0

оставить комментарий

подписка на журнал

Для Вас все самое интересное
и свежее в мире моды

VOGUE на планшете

Свежий номер журнала
по специальной цене

VOGUE на iphone

Скачайте
по специальной цене!

VOGUE коллекции

Для iPhone
и iPad

Vogue Россия
в Facebook

Vogue Россия
в Vkontakte

Vogue Россия
в Twitter

Видео-канал
VOGUE Россия

vogue россия
в instagram

Самые яркие
фото VOGUE.ru