Радости жизни

Газ-вода и гастро-ужин

S. Pellegrino и Bulgari ужинали вместе с Нелли Константиновой в "Золотом"

Началось так: мини-пицца с подкопченным тунцом (с ней шеф Дмитрий Зотов представлял Россию в Венеции на конкурсе Cooking Cup и занял 4 место в когорте молодых поваров).

Нет, началось вообще-то так: заходишь – а среди фотографий и завитушек ресторана (который, на мой взгляд, мог бы быть и полаконичней), стоят лаконичнейшие витрины с ювелирными красотами от Bulgari. Глаз, как обычно, не отвести.

Потом под тексты Кати Стриженовой, заботливо упакованной в платье своей сестренки до полной невидимости не только Катиных ошеломляющих форм, но и украшений, наверняка, той же самой прекрасной марки, что и в витринах, принесли каннеллони из камчатского краба с облепихой и эстрагоном и с названием S. Pellegrino. Название в меню взяли в кавычки, что подчеркивает имя собственное этих каннеллони, но не соответствует нынешнему орфографическому тренду: писать латинские названия без кавычек. И теперь еще мне обидно за Bulgari: их именем в меню ничего не назвали. Каннеллони были вкуснее мини-пиццы. И вообще идея делать макароны из краба и начинять их крабом (каннеллони - это бооольшого диаметра паста) мне понравилась. Точно бы взяли в Венеции третье место.Тюрбо с венере и ароматом моря принесли вместе с "конфетой водка-лимон". (До мини-пиццы тоже подавали водку, но с личи, ничего не скажу, не знаю, потому что рулила.) Абсолютно удалась она, тюрбо, – и последнее из несладких блюд, перепелка с равиоли из сала, гречихи и куриных потрошков. С ними Зотов может гастролировать и смело ехать в Венецию снова. "Мороженое с юзу, ромашковым молоком в лучах сияния золота и горшочек с самоцветами" я проглотила в ужасе от пересечения диетической линии, с закрытыми прямо-таки глазами. Было так вкусно, что деталей я не рассмотрела и, только прочитав позже в меню про эти самые самоцветы, вспомнила, как наркоман после угара, что да, да, был горшочек. Был. Конфетки на палочках и просто так лежали в горшочке, ужасно разные, нарядные, ну, в общем, вы понимаете. Шоколад и прочее варенье, хрустит, льется, мерцает, шелестит.
И тут под барабанный бой понеслись меж столами официанты с коробками, как ювелирные кофры, а в них - что бы вы думали? - нарядная Сан-Пеллегрино. Такая нарядная, как Катя просто. Как будто она не вода, пусть и газированная, а вино. Как будто она невеста. А вот и нет, просто Сан-Пеллегрино, но особо чистая, прекрасная, редкая, и будет продаваться всего два месяца - а потом - раз! - и исчезнет. Я себе домой одну такую выпросила, теперь мне гарантировано обеспеченное будущее: продам на аукционе через сто лет, разбогатею.
А с интерьерами лучших гастрономических ресторанов нужно в Москве что-то делать: что мои любимые "Варвары", что вот теперь "Золотой", да что там, даже "Чайка" – все отличаются странным амбьянсом. Нет чтобы, как в хельсинкском Савое: элегантный интерьер тридцатых не оттягивает на себя внимание гурмана. Примерно как платье не мешает видеть украшения, ну, и всю фигуру, конечно.

ПС - я пропала с радаров на месяц, были каникулы, первые за полтора года.

Подпишитесь и станьте на шаг ближе к профессионалам мира моды.

Фото: Нелли Константинова

Читайте также

Афиша

Главное о выставке Питера Линдберга, которую курирует Джорджо Армани

Мода

В чем секрет парижского стиля Жанны Дамас

Мода

Анастасия Мыскина — о своей главной победе, цене успеха и о жизни после большого спорта

Edition