You are viewing the Russian Vogue website. If you prefer another country’s Vogue website, select from the list

  1. Table Talk
  2. Table Talk
Table Talk

Ресторан ЦДЛ, версия 3.0

Алексей Зимин открыл новое место, а Нелли Константинова там поужинала

17 Апреля 2014

Ресторан ЦДЛ, версия 3.0

Первое и главное: мне понравился интерьер. Начинаю с него, потому что слышу вокруг всякое. Отвечаю: с неоготическим особняком с церковного вида витражами можно было бы сделать многое, не будь он историческим памятником. По той же причине 12 лет назад Габан О'Кифи в Лондоне сделал ресторан Sketch в шелках африканских оттенков – фиолетовом, оранжевом, багряном, коричневом. По той же причине 10 лет назад над ресепшеном нью-йоркского Le Cirque 2000 вознесся шатер всех оттенков радуги, а пять лет назад его же бар с кессонными потолками оснастился белой барной стойкой из кориана, присевшей, как космический корабль, посреди зала. Да что там, даже в историческом памятнике по адресу Санкт-Петербург, Вознесенский проспект, 1, в ресторане Percorso разубрали все стены в стиле «ночной клуб, роскошно». Еда при этом во всех трех местах великолепна. Ничем особенным ЦДЛ в этом смысле не отличился, разве что не стал использовать ткани, как это было модно 10 лет назад, а использовал панели из пластика с подсветкой, как это делают сейчас. Основной зал не стал намного уютнее, но сидеть в нем стало лучше, не как на сцене, в том числе и благодаря низким светильникам. Сработало деление ресторанного пространства на «купе» заборчиками с симпатичным узором, отсылающим к теме пламенеющей готики.




Для меня это уже третье перевоплощение. Я видела ЦДЛ эпохи СССР, да что там, я на втором этаже справляла свадьбу в 1992 году (стоимость без вина cоставила 90 долларов на 15 человек). Уже тогда зал был раздираем противоречиями: в проеме лестницы висел гобелен с кавказским пейзажем и церковью, к чему бы это? Потом пришел Деллос и сделал все то же, что и упомянутые в первом абзаце рестораны, а именно, затянул тканью все по кругу. Теперь настало время Зимина, кстати, автора книг и статей, и не всегда на гастрономическую тему, бывшего редактора GQ и удачливого ресторатора: его Ragout получал в свое время призы за то, что, как ледокол, громко прошел первым по теме роскошной и модной еды, подающейся в суперсовременном аскетичном интерьере. Мне, как и в первой жизни ЦДЛ, больше всего нравится место под лестницей у камина, за овальным низким столом, на диванах с высокими спинками.

Свой банкетный зал я не узнала, настолько он изменился не интерьерно, а, я бы сказала, геометрически: добавились объемы, появился эркер; режьте меня, не было эркера. Жаль, что сократилась анфилада наверху, зато там у балюстрады появились столики, и в следующий раз я сяду за один из них, чтобы люстра была на уровне лица. Люстра, кстати, сталинская. Представляю, как фыркали писатели, когда ее повесили, тоже, поди, не соответствовала амбьянсу и первоначальному замыслу, а сейчас ничего, актуально.



В нынешнем ЦДЛ исчезла сакральность места, исчезло священнодействие, которое всегда было свойственно всем ресторанам СССР и которое пытался удержать когда-то Деллос (сейчас, кстати, не пытается: вы же видели его барную стойку, которую он взгромоздил прямо под люстрой в «Турандот»). И нравятся нам эти исчезновения или нет (мне, кстати, нравятся), но это абсолютная примета времени, и нам с ней жить. Как сказал мне будущий шеф деллосовского Orange 3, финн по происхождению: «Ненавижу сидеть за столом как в церкви. Это же фан! Хорошая еда, хорошее вино; да расслабься уже, получай удовольствие, веди себя, как тебе удобно». Кстати о еде. Мне не понравился только вегетарианский грибной суп, в который явно «пожалели заварки», остальное было интересно.




Неожиданно боевые, острого характерного вкуса пельмени с оленьим, в том числе, мясом:



Упоительный говяжий тартар, который требуется смешивать с содержимым мозговой косточки. Красотка «няня», которая сочетанием гречневой каши с потрошками напомнила древний рецепт «кундюбки». Кундюбки, пельмени с гречневой кашей и потрошками, подавали в Москве в «Хлестакове» на Фрунзенской, и, кстати, отличались они там еще и бульоном, который умягчал плотность такого союза. Здесь такую роль исполняет ложе из мягчайшей мятной баранины:



Тартар из лосося был многосложен и многослоен, хотя с виду обманчиво прост, и хрустел на разные лады во время еды:


Я буду еще ходить, пробовать другие блюда, а пока поздравлю коллегу с несомненной удачей и с шумным откликом прессы на событие. Проект удался, и, как часто бывало и с текстами Зимина, все до единой ассоциации в нем считывают только подготовленные. Льщу себя надеждой, что число таких растет в Москве. Десять лет назад автора бы линчевали за надругательство над великими стенами, где отчаянно праздновали свое бытие советские писатели. А теперь все спокойно: не кремлевская, чай, стена.




комментарии

подписка на журнал

Для Вас все самое интересное
и свежее в мире моды

VOGUE на планшете

Свежий номер журнала
по специальной цене

VOGUE на iphone

Скачайте
по специальной цене!

VOGUE коллекции

Для iPhone
и iPad