Радости жизни

Флорентийское палаццо Эдгардо Озорио

Создатель марки Aquazzura шьет туфли для принцесс, вдохновляясь своим домом-дворцом

Тридцатилетний красавец Эдгардо Озорио — из тех сапожников, которые судят много выше сапога. В окнах его флорентийской квартиры, расположенной в монументальном палаццо Корсини XVII века, — зеленая вода Арно и мост Понте-Веккьо. Он родился на берегах Карибского моря, в Картахене, учился на берегах Темзы, но как в девятнадцать лет попал на берега Арно, так и остался: «Флоренция сама выбрала меня. Даже в Колумбии я не чувствовал себя настолько дома».

Эдгардо делал обувь для Salvatore Ferragamo и Roberto Cavalli, потом решил объединить совершенство одного с сексуальностью другого и создал собственную марку Aquazzura. Для него в названии звучат аквамарин и лазурь, пляжи и купания на любимом Капри. Он хотел шить туфли, в которых можно было бы ходить весь день и танцевать всю ночь. В нынешней моде, где красота идет рядом с болью, а по вечеринкам бродят хромающие Русалочки и Золушки, это почти что манифест. И Озорио своего добился. Сейчас его называют то новым Лубутеном, то новым Маноло Блаником, он и правда нов, потому что молод, но его вещи не по-детски красивы и удобны.

Нет, я не носил, врать не буду (хотя Эдгардо и пообещал мне через годик подумать и о нас, мужчинах), но создатель Aquazzura явно перфекционист: достаточно посмотреть, как он поправляет платок в кармане или раскладывает книги на своем столе, не допуская даже миллиметровой погрешности. Так что я ему верю. Как верят красотки всего света: Джулианна Мур, Николь Кидман, Гвинет Пэлтроу, Диана Крюгер, Рианна.

В трехэтажном палаццо места хватило всем: по картинной галерее водят экскурсии, на первом этаже разместились флагманский бутик и офис Aquazzura, над ними — апартаменты Эдгардо Озорио. Дизайнер в гостиной на фоне старинного церковного портала

Точно так же, до миллиметра, выправлена его квартира, в которой находится место и для коллекции современного искусства, любовь к которому разделяет его партнер Рикардо, и для мебели, которую он ищет у антикваров или делает сам, и для купленного в Париже чучела аиста или настоящего церковного портала, найденного у португальского старьевщика. «Предпочитаю микс, не люблю ни историзма, ни минимализма, — говорит Эдгардо. — В обуви минимализм еще хорош, но не в жизни. Я путешествую семь месяцев в году, и мне нужен дом, который был бы моим продолжением, а не походил на номер в отеле или больничную палату».

Журнальный столик, обтянутый шкурой зебры, отлично сочетается с классической мебелью «короля диванов», американца Владимира Кагана. Столовая с длинным овальным столом обставлена бутафорскими колоннами, но они ироничны, как и фриз по периметру, украшенный зеркалами в алебастровых рамах: «У нас много зеркал, но не потому, что я все время хочу собой любоваться, — они просто увеличивают пространство». Неужели кому-то здесь может быть тесно? «Что вы! Мы только что праздновали мой день рождения и собрались здесь на афтепати. Пришло человек семьдесят, и хватило места даже для танцев!»

Большое достоинство квартиры, кстати, в том, что жилых помещений рядом нет. Соседей за стенкой нет, жаловаться на шум некому, можно поскакать-повеселиться.

В декабре Эдгардо устроит вечеринку в Москве в честь открытия бутика на Петровке. И пригласит любимых русских клиенток, о которых говорит с особой нежностью: «В Москве я пришел в клуб, а там все женщины — супермодели. Они заботятся о себе, прикладывают усилия, чтобы круто выглядеть. И могут носить то, что не всем под силу. Поэтому во всем мире знают Наталью Водянову, Мирославу Думу, Ульяну Сергеенко. Это будет трудная работа: бутик в Москве не может быть таким же, как в Лондоне или во Флоренции».

Но после обустройства квартиры, а также бутика и штаб-квартиры марки во дворце молодому человеку все по плечу. Спрашиваю, как он нашел такое сокровище. «Палаццо Корсини — самый любимый из флорентийских дворцов. У меня была коллекция, названная «Корсини», а мне предлагали представить ее в палаццо Питти. Но я же не променяю Корсини на Питти! В итоге мы устроили показ здесь, я познакомился с владеющей им семьей, и потом, когда я искал жилье во Флоренции, позвонил графине — хозяйке дома, чтобы спросить, нет ли у нее чего-то на примете. Все самое лучшее в Италии можно найти по дружбе. И вдруг она говорит: «Тебе повезло, жемчужина дома свободна». Я вошел в квартиру и влюбился в ту же секунду».

Подпишитесь и станьте на шаг ближе к профессионалам мира моды.

Фото: Sebastiano Pellion

Читайте также

Радости жизни

Подарки для тех, кто верит в магию кристаллов

Мода

Что надеть на корпоратив по совету Леандры Медин

Радости жизни

8 постов в инстаграме, которые изменили мир моды

Edition