You are viewing the Russian Vogue website. If you prefer another country’s Vogue website, select from the list

Хотите получать уведомления о самых важных новостях из мира моды? Да, подписаться

Suzy Menkes

Международный редактор VOGUE Сьюзи Менкес — один из самых известных в мире модных критиков. На протяжении 25 лет работавшая обозревателем International Herald Tribune (теперь The International New York Times), сегодня она пишет только для VOGUE — обо всем, что происходит в мировой моде

За столом императора Валентино

Сьюзи Менкес — о книге «За столом у императора», в которой рассказывается не только о том, как сделать «лепестки» из помидоров и чем украсить флан из козьего сыра, но и как правильно подать их гостям



7 Ноября 2014

Ланч на веранде шале в швейцарском Гштаде. Фото Оберто Жили
Ланч на веранде шале в швейцарском Гштаде. Фото Оберто Жили
«Надеюсь, и у них свой столовый этикет», — говорю я Валентино, показывая на бульдогов, которые бегают по его огромному лондонскому кабинету, заполненному книгами.

До этого мы говорили о книге «За столом у императора», в которой рассказывается не только о том, как сделать «лепестки» из помидоров и чем украсить флан из козьего сыра, но и о том, как правильно подать их гостям.
Лондонская квартира дизайнера. На столе: одна солонка из пары, созданной парижским Maison Odiot в XIX веке; одна из тридцати салфеток цвета индиго из набора от Cesari, украшенная монограммой VG; слева: набор бело-синей посуды из Китая периода Цяньлун (при
Лондонская квартира дизайнера. На столе: одна солонка из пары, созданной парижским Maison Odiot в XIX веке; одна из тридцати салфеток цвета индиго из набора от Cesari, украшенная монограммой VG; слева: набор бело-синей посуды из Китая периода Цяньлун (при
Уж в последнем Валентино точно знает толк. Каждый стол каждого его дома неизменно украшают изящные блюда, бесценный фарфор времен царской России и белоснежные лебеди, созданные в Мейсене.

Но перед тем как мы перешли к обсуждению того, какой фарфор лучше подходит для швейцарского шале в Гштааде, какой — для маленькой нью-йоркской квартирки, а какой — для яхты, пришвартованной у острова Капри, Валентино совершенно серьезно и даже ссылаясь на теорию питания Минни Мод, рассказал мне о гастрономических предпочтениях своих бульдогов.
Шале в Гштаде. На столе: большая фаянсовая супница конца XVIII века в форме латука, изготовленная во французском Со; немецкая фарфоровая супница в форме спаржи (конец XVIII или начало XIX века); граненые бокалы с зелеными ободками. На стене – картина худо
Шале в Гштаде. На столе: большая фаянсовая супница конца XVIII века в форме латука, изготовленная во французском Со; немецкая фарфоровая супница в форме спаржи (конец XVIII или начало XIX века); граненые бокалы с зелеными ободками. На стене – картина худо
Он провел меня в соседнюю комнату с камином и небольшим столиком перед ним. «Это Лаланн, — назвал Валентино имя рисовальщика, по чертежам которого был создан стол. — А орешки на нем припасены для бульдогов».

Мне невероятно повезло: я много раз обедала в гостях у Валентино, особенно мне запомнился прием в Видевилле, замке дизайнера под Парижем. Я до сих пор живо помню пышные розовые кусты, заросли лаванды, простирающиеся до самого горизонта, и небольшой грот на окраине луга.
Квартира в Нью-Йорке. Восемнадцать плоских и суповых тарелок из фарфора, произведенных в России, Петербурге в период правления Николая I (1825 – 1855); пара плоских солонок периода правления Георга II (примерно 1720 года); столовые приборы начала XX века
Квартира в Нью-Йорке. Восемнадцать плоских и суповых тарелок из фарфора, произведенных в России, Петербурге в период правления Николая I (1825 – 1855); пара плоских солонок периода правления Георга II (примерно 1720 года); столовые приборы начала XX века
Тогда мы собрались на обед по случаю презентации коллекции Валентино Haute Couture. Он проходил на террасе, гостей было не много, обстановка была почти что семейная, а стол был сервирован китайской голубой фарфоровой посудой периода Цяньлун. Ярко-голубая посуда тогда напоминала о мореходном судне дизайнера — его яхте TM Blue One.
T.M. Blue One (яхта Валентино): набор посуды, сделанный в Стаффордшире по модели более раннего набора из Торквея (1820 года), бокалы из набора от Ralph Lauren из шестнадцати штук, декорированные голубыми вертикальными полосами. Фото Оберто Жили
T.M. Blue One (яхта Валентино): набор посуды, сделанный в Стаффордшире по модели более раннего набора из Торквея (1820 года), бокалы из набора от Ralph Lauren из шестнадцати штук, декорированные голубыми вертикальными полосами. Фото Оберто Жили
Но до нашего нынешнего разговора я никогда не подозревала об интересе Валентино к посуде, о его коллекции блюд, бокалов и солонок и о том, с каким увлечением он подбирает их для каждого обеда, дополняя букетами цветов и подходящими салфетками.
Видевилль. Ланч в садовой беседке. Слева направо: Карлос Соуза, Чарлин Шорто, Валентино Гаравани и Жанкарло Джаметти. Фото Оберто Жили
Видевилль. Ланч в садовой беседке. Слева направо: Карлос Соуза, Чарлин Шорто, Валентино Гаравани и Жанкарло Джаметти. Фото Оберто Жили
«Мне нравятся розовые и голубые салфетки. Белые тоже, но они более уместны на официальных банкетах, они более формальны», — объясняет дизайнер.

Кажется, к выбору посуды для своей лондонской столовой, оформленной в голубом цвете, или приобретению бело-голубого стаффордширского фарфора для своей яхты Валентино подходил с такой же тщательностью, как и к подготовке коллекций Haute Couture. Стаффордширский фарфор отличается от китайского лишь незначительно, но на удивление удачно смотрится с томатным соусом пассателли и остроумными столовыми приборами, стилизованными под черепаший панцирь. 

Маэстро соглашается, что подбор посуды занимает его не меньше, чем создание одежды.
Валентино приглашает гостей на чай к элегантно накрытому столу. Фото Оберто Жили
Валентино приглашает гостей на чай к элегантно накрытому столу. Фото Оберто Жили
«В некотором смысле между тем, что я делал еще четыре года назад, и тем, с чем мне пришлось столкнуться в процессе работы над этой книгой, есть много общего: сервировка стола чем-то похожа на украшение вечернего платья: тут бант, там складка. Я всегда пытаюсь найти какой-то элемент, который сделает оформление менее типичным и более оригинальным».

Великолепный результат очевиден в книге, выпущенной издательством Maison Assouline, фотографии для которой сделал Оберто Жиль, а вводную главу написал Андре Леон Талли.
Валентино и Энн Хэтэуэй
Валентино и Энн Хэтэуэй
Вряд ли книгу можно назвать подходящей для кофейного столика в гостиной: скорее, ее нужно читать, потягивая шампанское (желательно из стаканов с монограммой VG – Valentino Garavani). Конечно, вам, может быть, захочется разместить книгу на кухне, ведь в ней есть рецепт Torta caprese (который начинается словами «Возьмите 300 граммов темного шоколада…»), но, возможно, рецепты лучше читать с экрана смартфона, чем из книги Валентино.
Видевилль. Люстра из черной жести и фарфора о восемнадцати свечах (Мейсен, XIX век); на столе – пары французских тарелок с подставками, покрытые серебром (G. Keller, Париж, XIX век); пара кружек из резного стекла, изготовленных Фаберже по императорскому у
Видевилль. Люстра из черной жести и фарфора о восемнадцати свечах (Мейсен, XIX век); на столе – пары французских тарелок с подставками, покрытые серебром (G. Keller, Париж, XIX век); пара кружек из резного стекла, изготовленных Фаберже по императорскому у
Валентино тепло отзывается о своем поваре Джонатане Сурине («Он путешествует со мной по всему миру»), своем компаньоне Майкле Келли («Он знает о моих вкусах больше, чем я сам») и думает о практичных вещах в том числе.
Валентино отказался от сахара, найдя ему органическую замену, — ксилитол. А приготовить тюрбо и тимбаль по его рецептам даже легче, чем сервировать стол набором из мейсенского фарфора со всеми замысловатыми солонками и перечницами.
Родственник Валентино, Карлос Соуза, который тоже успел написать книгу («Достопримечательности по Карлосу»)
Родственник Валентино, Карлос Соуза, который тоже успел написать книгу («Достопримечательности по Карлосу»)
Мартина и Проспер Ассулин приурочили презентацию книги Валентино к открытию своего первого книжного магазина на лондонской Пикадилли.

На презентации присутствовала и «команда поддержки» Валентино — Жанкарло Джаметти (его дизайнер называет своим лучшим другом) и Карлос Соуза, автор идеи создания книги и родственник дизайнера. Соуза является автором собственной книги — «Достопримечательности по Карлосу», — в которой он рекомендует лучшие места для обедов, лучшие пляжи и рестораны, места, связанные с модой на обширной территории от Капри до Рио-де-Жанейро.
Валентино и Хью Грант
Валентино и Хью Грант
Гламурности лондонской презентации придало присутствие знаменитостей — Хью Гранта, Энн Хатауэй и Кайли Миноуг. 

Но книга, без сомнения, будет продаваться, особенно в сезон отпусков: никому не хочется упустить возможности побывать за столом у императора. И помечтать.

Instagram @SuzyMenkesVogue
Twitter @SuzyMenkesVogue
Facebook.com/SuzyMenkes

еще в разделе Suzy Menkes

За столом императора Валентино

Ищите женщину

Сьюзи Менкес об уходе Марко Дзанини из Schiaparelli

За столом императора Валентино

Фильм о ночном клубе Annabel’s оставляет проблему классового общества за кадром

У клуба Annabel’s по пути из кинотеатра Curzon я замечаю машину, сверкающую так, словно на нее пролился дождь из звездной пыли

За столом императора Валентино

Что кроется за швами

В ателье Аззедина Алайи

комментарии /


самое популярное

Победитель конкурса L’Oréal Professionnel создает образцовый клубничный блонд
Новости Победитель конкурса L’Oréal Professionnel создает образцовый клубничный блонд

Парикмахер-стилист Алексей Нагорский создает клубничную красоту с помощью красителя #Colorfulhair


подписка на журнал

Для Вас все самое интересное
и свежее в мире моды

VOGUE на планшете

Свежий номер журнала
по специальной цене

VOGUE на iphone

Скачайте
по специальной цене!

VOGUE коллекции

Для iPhone
и iPad

Vogue Россия
в Facebook

Vogue Россия
в Vkontakte

Vogue Россия
в Twitter

Видео-канал
VOGUE Россия

vogue россия
в instagram

Instagram

Самые яркие
фото VOGUE.ru