You are viewing the Russian Vogue website. If you prefer another country’s Vogue website, select from the list

Suzy Menkes

Международный редактор VOGUE Сьюзи Менкес — один из самых известных в мире модных критиков. На протяжении 25 лет работавшая обозревателем International Herald Tribune (теперь The International New York Times), сегодня она пишет только для VOGUE — обо всем, что происходит в мировой моде

Стервам — бой!

Официальное заявление Гвинет Пэлтроу, свадебная церемония Ким и Канье или внешний вид Кейт (будь то Мосс или Миддлтон) — поток гадких постов в твиттере на любую, связанную с внешним видом знаменитостей, тему никогда не иссякает

29 Мая 2014

Стервам — бой!

На той неделе одна из Кейт, спускаясь по трапу приземлившегося в Новой Зеландии самолета, была уличена общественностью якобы в ношении униформы стюардесс Virgin Air. Вторая — откровенно привлекательная в свои сорок — «продемонстрировала» полноценное возрастное наследие периода нескончаемых вечеринок длиной в несколько десятилетий.


Николь Кидман, сразу же после появления на красной ковровой дорожке Каннского кинофестиваля, была титулована принцессой Грейс Ботоксной. А Ким Кардашьян в помпезном свадебном платье обозвали напрочь лишенной вкуса мисс Декольте.


Николь Кидман на премьере «Принцессы Монако»

Интернет дает благодатную почву для самой нелицеприятной модной критики. При малейшей возможности сказать гадость длиной в 140 символов, всегда найдется кто-то, кто вынесет всю грязь на блюдечке с золотой каемочкой: отметит плохо сидящее кутюрное платье или неуверенный проход на огромных каблуках.



При малейшей возможности сказать гадость длинной в 140 символов, всегда найдется кто-то, кто вынесет всю грязь на блюдечке с золотой каемочкой


Брошенный в сторону той или иной знаменитости одобрительный комментарий сейчас такая же редкость, как крупные бриллианты. Им, кстати, тоже досталось сразу же после того, как Джордж Клуни наконец-то обрел свое счастье и объявил о помолвке. Общественность сочла роскошное кольцо слишком вульгарным.


Лично я имею качественно другое представление о роли критика моды. И в новой должности международного редактора VOGUE обойдусь без гадостей.


Я рада поделиться с читателем радостью от увиденной прекрасной коллекции. А если показ оказывается откровенно плохим? Ну что же, я буду прибегать к конструктивной критике, без ненависти и оскорблений. Глубокие мысли должны главенствовать над вредностью, анализ — над мгновенной и примитивной реакцией.


Не стану отрицать наличие популярного, особенно среди не являющихся частью нашего мира и бизнеса людей, мнения, что в моде работают сплошные стервы.


Невозможно забыть все эти истории из далеких тридцатых годов прошлого века, когда Коко Шанель в свойственной ей резкой манере не раз проходилась по дизайнерскому таланту Эльзы Скьяпарелли, пренебрежительно отзываясь о сопернице как о «той итальянской художнице, что перешла на одежду».


Карл Лагерфельд как-то раз поставил в тупик приличное французское общество, назвав Ива Сен-Лорана «черноногим» — чем довольно грубо и презрительно указал на алжирское детство дизайнера. Немало было сказано друг о друге Джорджо Армани и Джанни Версаче — представитель маскулинного минимализма и сторонник пышущей сексуальности вели между собой холодную войну.


Впервые я осознала, что общество считает мир моды глянцевым побоищем, еще в девяностых, когда меня попросили принять участие в ситкоме Absolutely Fabulous, где две немолодые представительницы индустрии из выпуска в выпуск отчаянно пытаются остаться «в теме».



Оказавшись в студии, я обнаружила актрису Джоанну Ламли орущей на парикмахера. Она рвала и метала, пока он изо всех сил пытался повторить на ее волосах необходимый для сюжета мой вечный боб. А когда во время съемок ее прическа — в отличие от моей — испортилась, та впала в еще большее бешенство.


Однако в реальной, не вирутальной, жизни люди ведут себя вызывающе оскорбительно гораздо реже. В моде существуют, например, модные кланы — настоящие или же сплотившиеся на поприще общего дела. Яркий тому пример — семья Миссони. Я видела их в Сан-Франциско всего месяц назад: Анджела и ее дочь Маргерита получали докторские степени в Академии искусств, в присутствии Розиты, матриарха семейства.


Розита Миссони в центре. Слева от нее Анжела, на заднем плане — Дженнифер и Тереза

Но даже если речи о биологическом родстве, как у Фенди, Феррагамо и Лоренов, не идет — существуют и преданные друг другу команды дизайнеров. И когда ведущий покидает марку, остальные переходят вместе с ним. Недавний пример Николя Жескьера — прекрасная тому иллюстрация.


Карл Лагерфельд и Николя Жескьер шутят во время вручения последней премии LVMH Young Fashion Designer Prize

В мире моды между критиками и творцами есть реальная физическая связь, даже если она ограничивается периодом показов два раза в год.


Жюри на вручении LVMH Young Fashion Designer Prize

Развитие интернета стало причиной усиления роли общественного мнения: краудсорсинг и виртуальные связи обрели реальную силу. Впрочем, чаще всего мнение, выраженное с помощью клавиатуры, веб-камеры или аккаунта в twitter — мнение одностороннее. И оказывается, что остроты и гадости для простого наблюдателя остаются единственным шансом быть услышанным.


Взгляните только лишь на пример TMZ, на комментарии в их рубрике «we gotta ask» — это лучшая иллюстрация того, как сладка для людей возможность говорить гадости с помощью социальных сетей.


Что же делать, как вести себя в этой гонке на выживание?


Меня по-настоящему удручает не сам по себе непрекращающийся поток критики, но последствия его. Печально думать о том, как кто-то, избегая попадания в очередной список «хуже всего одетых» в интернете, будет бояться пробовать что-то новое. Я стою за разнообразие в моде, отсутствие диктатуры, я предпочитаю радоваться успехам, а не придираться.


Стервятники имеют преимущество — скорость реакции, за счет которой необдуманный отзыв может распространится подобно вирусу, а то и стать основой очередного блога. Однако нам не стоит спешить с выводами ни по поводу синяков на теле Линдси Лохан, ни по поводу упругого живота Натальи Водяновой сразу после родов, ни по поводу очередной круизной коллекции.


Наталья Водянова во время беременности и сразу после родов во время собора средств для фонда «Обнаженные сердца»

Если выиграют стервятники, проиграем мы — те, кто искренне любит моду.


И я, Сьюзи Менкес, как редактор VOGUE, собираюсь бороться со стервятниками на собственном примере.



комментарии

подписка на журнал

Для Вас все самое интересное
и свежее в мире моды

VOGUE на планшете

Свежий номер журнала
по специальной цене

VOGUE на iphone

Скачайте
по специальной цене!

VOGUE коллекции

Для iPhone
и iPad