© Irving Penn

Красота

Что такое осознанное одиночество

И почему женщины больше не боятся остаться без постоянного партнера

Cамые желанные женщины планеты в последнее время делают странные заявления. Эмма Уотсон — что у нее нет бойфренда, потому что она «встречается сама с собой». Шарлиз Терон — о том, что никогда не хотела иметь мужа. И это не просто поза или синдром разбитого сердца. В США ­количество свободных женщин превысило число замужних и находящихся в отношениях, и цифра продолжает расти (всего в стране 110 миллионов людей без партнеров). Да, брак давно не в моде, но то, что среди западных ­женщин теряет ­популярность сама идея традиционных моногамных отношений, — это шок. Мужчины во все времена могли жить с котом, женщина же, как считалось, не может без постоянного партнера — он для нее и тихая гавань, и крепкое плечо, ну или просто бумажник, чтобы закрыть ипотеку. И тут — сюрпри-и-из! Кто-то задается вопросом: что случилось с женщинами? А я, глядя на своих подруг, которые ведут себя в точности как Шарлиз и Эмма, предлагаю подумать о другом. Что-то случилось с любовью. И нужно срочно понять, что именно.

Только точки после буквы «л»

В России заводить разговор о том, что женщины больше не хотят замуж, — это как выступать перед жителями Чукотки с лекцией «Бикини или монокини?». Актуальность не­очевидна. И все-таки эта тема (свободы, не бикини) волнует россиянок не меньше, чем американок или француженок. Наша статистика гласит: каждый второй брак в России заканчивается разводом. Причин расставания всегда множество. Но есть ощущение, что дело все чаще не только в несходстве характеров: распределение ролей в российской семье изменилось так драматично, что это невозможно игнорировать.

В закрытой женской группе в фейсбуке, в которой я состою (мос­квички 30+, экс-тусовщицы ­«Симачева», молодые мамы и self-made women), недавно произошел взрыв. «Девушки, а зачем вам муж? — писала одна участница. — Вот я руковожу компанией, успеваю ­менеджерить дом, быт, здоровье ребенка вроде плановых визитов к зуб­ному, а муж — зарабатывает мало, с дочкой не сидит, секс — ха-ха-ха, редко. Что вы думаете про такого мужа? Какова его роль в семье?»

Истории, которыми стали делиться наши одногруппницы, — ­настоящий J’accuse! в сторону брака. Если коротко: современная ­высокофункциональная женщина хочет видеть рядом равного ей партнера, который сможет оказать моральную поддержку, внесет вклад в семейную казну, будет хорошим отцом и любовником. Если же power couple не получается, мужчина по какому-то из пунктов недотягивает, он сам становится ­обузой, ведь его проблемы тоже падают на плечи женщины. В итоге ей проще развестись и нанять няню, домработницу, водителя. А где же любовь, спросите вы? Отвечу: главное открытие XXI века — переосмысление природы любви.

Любовь — это ты

В мелодрамах, которые мы все смотрим под Новый год, вроде «Неспящих в Сиэтле», доказывается: счастье — это когда ты нашел своего человека. В начале 2020-го это выглядит смешно! Теперь мы знаем: даже если тебя любит правильный человек, а ты себя нет, — счастья не будет. Сегодня не любовь помогает обрести гармонию, а хороший психоаналитик. Только работая над собой, перерабатывая свою тревогу и нарциссический комплекс, мы обретаем шанс на счастье. Как гласит главный девиз осознанности, тебе не нужна любовь другого, ты и есть любовь.

Понятно, что у Шарлиз Терон и Эммы Уотсон яркая жизнь, им скучать некогда. Но кто те обычные женщины, которые не ищут пары и любви? В Японии, например, это руководительницы. Глядя на своих матерей, они поняли, что брак в жестко­ регулированном обществе их закабалит — придется самой готовить еду в детский сад и обслуживать впахивающего на корпорацию мужа. В Корее волна одиночек вызвана активной виртуальной жизнью, которая интереснее реальной. А в Москве? «В 20 ты выбираешь партнеров на волне гормонов и иллюзий. Когда тебе 35+, ты уже не готова идти на компромиссы и хочешь либо идеального мужчину, либо сразу несколько», — говорит моя подруга Лена. Свободное от работы время она проводит на свиданиях по тиндеру и всегда развлекает нас историями о том, что шептал ей в постели Извращенец Марк и какой ужин закатил Сергей Рублевка Будни. И Лена такая не одна.

Лицо фемдвижения России Залина Маршенкулова, по­пуляризатор слогана «ни мужа, ни бога, ни господина» и создательница телеграм-канала «Женская власть» считает, что у москвичек за последние годы радикально изменилось отношение к сексу. «Если раньше женщины воспринимали секс как штуку, ­которая поможет удержать мужчину, то теперь — как источник оргазма и хорошего настроения для самих себя. А какая главная проблема в длительных отношениях? Падение качества секса и его количества. Сегодня женщины не готовы это терпеть. Если один мужчина не может удовлетворить сильное либидо парт­нерши, она не будет тихо сидеть и страдать, а предложит ему полиаморные отношения, в которых можно заниматься сексом сколько ­хочешь с кем хочешь и быть счастливой».

Свобода навсегда

Конечно, женщины за последние годы прошли большой путь. Все эти #MeToo (флешмоб против харассмента) и женские марши, прокатившиеся от Нью-Йорка до Парижа под лозунгом Women’s rights are human rights! («Права женщин — это права человека»). В результате блицкрига ­патриархальный канон был если не разрушен, то потеснен: просвещенный мир более или менее признал, что нам не нравится, когда нас хватают за попу посторонние мужчины, и мы имеем право не создавать семью.

А где же ­любовь, ­спросите вы? ­Отвечу: ­главное ­открытие XXI века — переосмысление природы любви.

Социолог Элиаким Кислев, автор книги «Счастливое одиночество», уверен: это вообще важное умение — жить одному и не впадать в депрессию. Потому что большинство людей на планете проводит значительную часть жизни в статусе одиночки (просто вспомните, насколько ваши бабушки пережили дедушек). Редкие везунчики — те, кто поженились в институте, не развелись до пенсии и умерли раньше партнера.

Футурологи же делают такой прогноз: декада с 2020-го будет временем одиночек. Старые гендерные роли разрушатся, и дальше начнется многообразие связей, количественное и функциональное. Эксперты говорят, что языку не хватает десятка слов для обозначения новых статусов личной жизни, их предстоит придумать (первое слово уже есть — selfpartnered, его использовала Эмма Уотсон). И точно так же мы должны придумать слова, объясняющие, зачем мы друг другу. Ведь не только мы, женщины, разрушили стереотип, то есть разрешили себе не быть женами, мамами, домохозяйками, став теми, кем хочется. Но и мужчины зеркально получили право выйти из гендерной роли: не быть добытчиками, не хотеть секса, быть не сильными, а слабыми. Не все женщины оказались готовы это принять, и это одна из причин, по которой многие партнерства разрушаются. Да, теперь мы просто X и Y. Почувствовав тягу к другому, важно не бежать в страхе, а садиться и догова­риваться, кто мы друг для друга. Да, свобода — это тяжело. Но если вы среди тех, кому было тесно в рамках, — впереди ваше время.

\

Читайте также

Мода

Что мечтает получить на 23 февраля Карен Хачанов

Красота

Что такое луковая диета и какие блюда можно приготовить

Афиша

Главное о выставке Питера Линдберга, которую курирует Джорджо Армани

Edition