© barbieferreira

Красота

«Из-за того, что я крупнее «нормы», меня все время спрашивают про бодипозитив», — Барби Феррейра о стандартах красоты

Модель и звезда «Эйфории» рассказывает, как роль в успешном сериале HBO поменяла ее представления о себе

Барби Феррейра, которой в декабре исполнится 24 года, перед разговором с Vogue только закончила собирать пазл у себя дома в Лос-Анджелесе, куда она переехала в прошлом году. «Наконец я сделала это!» — восклицает она. Уже год прошел с тех пор, как Феррейра прославилась на весь мир благодаря роли дерзкой девчонки-доминатрикс Кэт Эрнандес в сериале HBO «Эйфория».

Феррейра выросла между Нью-Йорком и Нью-Джерси, но в какой-то момент все-таки выбрала Нью-Йорк. Ее карьера началась в 2013 году, когда ей было 16. Заметив недостаток моделей с формами в индустрии, она сделала пару своих фотографий и послала их в American Apparel, и они сразу же позвали ее на работу. Примерно в то же время разговоры о бодипозитиве стали просачиваться в популярные СМИ, и на этой волне Феррейра быстро стала лицом глобального движения. Особенно плотно эта роль закрепилась за ней после выхода кампании бренда нижнего белья Aerie, в которой использовались неотретушированные кадры. Все это обеспечило ей место в списке самых влиятельных подростков 2016 года по версии журнала  Time.

Спустя годы борьбы за репрезентацию разных типов фигуры в моде она обратилась к кино. Сейчас актриса надеется изменить то, как в этой индустрии изображают полных девушек. Но и с модельной карьерой Феррейра не прощается: ранее в этом году она стала лицом косметического бренда Becca и поучаствовала в Zoom-съемке кампании Jacquemus весна-лето 2020. Редакция Vogue поговорила с Барби о том, как с годами менялось ее отношение к самой себе и бодипозитиву.

Когда вы впервые стали экспериментировать с косметикой?

В очень молодом возрасте. Мне тогда больше всего нравился яркий макияж: черная подводка, акцент на глаза — такой классический эмо-образ. Черпала вдохновение в фотографиях людей с классическим готическим макияжем. Еще искала видеоинструкции на YouTube и так научилась наносить тональный крем. Сначала, конечно, я всегда получалась оранжевой. Когда ты ребенок, все нужно попробовать несколько раз, чтобы наконец вышло правильно.

А когда были младше, считали себя красивой?

Все подростковые, да и детские годы я себе вообще не нравилась. Делала такие очень художественные автопортреты, на которых на мне был огромный слой косметики, и выкладывала все это в Tumblr. И никогда не показывала фигуру.

В какой момент вы поменяли отношение к себе?

Когда стала работать моделью и попала в реальность, от которой было не спрятаться. Я оказалась в ситуации, когда буквально была вынуждена себя полюбить. Попав под прицел камеры, научилась тому, чему иначе никогда не научилась бы. До этого мне всегда казалось, что я совершенно ничего не значу… Эмоционально не значу, а физически я как раз крупная и очень даже значительная. Никогда не казалась себе особенной. Но поддержка определенной группы людей в интернете на многое открыла мне глаза.

Как изменилось восприятие собственного тела, когда вы стали моделью?

Я вынуждена была считать и называть себя крупной, когда начинала карьеру модели, потому что люди в этой сфере не привыкли видеть что-то нестандартное. Но сейчас, глядя на те фотографии, я понимаю, что в моих размерах не было ничего особенного — большинство подростков такие. 

Когда вы начинали работать моделью, было принято вешать ярлыки: «плюс-сайз», «пышная», «среднего размера» модель. Все это сейчас кажется устаревшим. Что вы об этом думаете?

Сначала для меня это стало отличным способом найти свою идентичность и почувствовать связь с определенной группой людей, если бы у нас не было этих ярлыков, мы бы остались поодиночке. Долгое время я ничего плохого о них не думала. Только спустя несколько лет работы в индустрии поняла: «Окей, то есть мы до сих пор всех этих красавиц-моделей выносим на периферию?» — сейчас я хочу этому противостоять.

Вас иногда называют активисткой в борьбе за свободу репрезентации телесного образа просто потому, что у вас нестандартное для мейнстрима телосложение. Вы комфортно чувствуете себя в этой роли?

Из-за того, что я крупнее, чем принято в обществе, меня все время спрашивают про бодипозитив. Что бы я ни делала. А это не способствует нормализации. Из-за того, что я выбрала карьеру в индустрии, где исторически существовали жесткие стандарты внешнего вида, люди видели во мне активистку, и поначалу я ей и была. Но с годами начала мыслить по-другому, и эти мысли не про размеры. Теперь я скорее такая: «Давайте-ка устроим хорошую встряску». В Голливуде и в моде существует предначертанный, выдуманный идеал, которому все должны соответствовать, и я бы очень хотела увидеть, как он рушится — чтобы любой, кто не вписывается в эти рамки, мог найти свое место.

Начиная работать моделью, вы много говорили о смене представлений о норме. В те времена это было необходимо. Но теперь вы безмолвно меняете правила: играете главную роль в очень успешном сериале, становитесь лицом известного косметического бренда. Пришла пора перестать вести эти разговоры о норме?

Люди говорили об этом годами: те, у кого крупное тело, транссексуалы, квир-активисты, кто угодно. В моем случае громкие речи о бодипозитиве, в которые я ударялась в подростковом возрасте, не совсем сработали. Многие усердно трудятся на благо бодипозитив-сообщества и готовы положить жизнь на то, чтобы сделать мир немного лучше — и я восхищаюсь такими людьми. Но я чувствую в себе больше сил, когда делаю свое дело тихо. Уже сказала все, что хотела сказать, в видеороликах и статьях. Следующий шаг — просто делать дело.

Давайте поговорим об «Эйфории». Этот сериал любят не только за неожиданные развития в сценарии и героев, в которых легко узнать себя, но и за революционные бьюти-образы. Съемки научили вас чему-то новому в этом плане?

«Эйфория» меня многому научила. Моя жизнь переменилась. Я перестала испытывать потребность в том, чтобы то, как я выгляжу, кто-то хвалил. Я захотела, чтобы хвалили мой талант. Этот сериал научил меня быть уверенной в себе как никогда ранее.

Как бы вы описали подход Кэт к бьюти?

Первую треть сезона Кэт особенно не красилась. А потом она стала выбирать для себя готические образы, под стать доминатрикс, и то был вызов. Она как будто говорила: «Вот так я себя защищаю». С ней ведь произошел жуткий эпизод: кто-то записал на видео, как она занимается сексом, — это просто ужасно. И она такая: «Ладно, теперь у меня есть эти доспехи, в которых я выгляжу устрашающе, и в них я человек, готовый быть заметным». Так Кэт всем дала знать, что она больше не девочка, по которой можно безнаказанно проехаться.

Что вам дает макияж?

Для меня это как терапия. Обычно я не крашусь сильно, но если и прибегаю к макияжу, то это потому, что хочу почувствовать  себя определенным образом: милашкой, оторвой, показать какую-то эмоцию… Макияж — это отражение того, как человек себя чувствует и кем хочет быть в глазах других.

Недавно вы стали лицом бренда Becca. Расскажите об этом опыте?

Это мечта, которая стала явью. Мне выдался шанс поработать с брендом, который делает потрясающую продукцию. Теперь я могу сама придумывать средства, могу подключать к кампаниям друзей. Becca поняли, что хотят расширяться и делать свою косметику инклюзивной. Они хотят, чтобы мир бьюти эволюционировал.

Как вы думаете, как бы на вас повлияли такие кампании, как ваша для Becca, если бы вы увидели их ребенком или подростком?

Когда смотришь на людей, которые с тобой созвучны в контексте красоты, самовыражения и творчества, это очень многое значит. Важно понять, что мир бьюти задает стандарты внешности: стандарты того, какой должна быть косметика, кожа, размеры. Долгое время рамки этого были слишком строги. В прошлом когда я смотрела на рекламу, то думала что-то вроде: «Мне такой никогда не стать, что бы я ни делала». Потому что у таких, как я, все работает по-другому. А для тех, кто находится на еще большем количестве пересечений систем угнетения и дискриминации, все работает вообще иначе, и виной этому — жесткие бьюти-стандарты.

Так что здорово видеть, что в индустрии происходят такие большие перемены. Потому что в них есть потребность. Чтобы продать что-то, моделям необязательно выглядеть каким-то определенным образом. Люди хотят видеть то, в чем найдут отклик. Их это подкупает.

Какой совет вы бы дали себе в молодости?

Я бы cказала: «Крепись, девочка, негатива будет много, но оно того стоит».

Читайте также

Lifestyle

Гороскоп Vogue: октябрь 2020