© Джессика Барден. Фото: Robert Chilton

Красота

«Ужасы пубертатного периода настигли меня в довольно зрелом возрасте», — Джессика Барден о своей борьбе с акне и тревожным расстройством

Звезда сериала «Конец ***го мира» не боится открыто говорить о своих переживаниях и о том, как ей удается с ними справляться.

27-летняя актриса Джессика Барден расположилась на заднем дворе своего дома вместе с трехногой немецкой овчаркой по кличке Хэмми. Она уже довольно давно живет в Лос-Анджелесе, и в ее узнаваемом йоркширском акценте появились еле заметные нотки американского диалекта. 

Барден с детства мечтала стать актрисой. Периодически ей доставались небольшие роли в разных проектах, но настоящая слава пришла к ней в 2017 году с выходом мрачной комедийной драмы Netflix «Конец ***го мира» о двух подростках, которые, как современные Бонни и Клайд, сбегают на машине от школьной рутины и жизни в пригороде. Барден играет главную героиню Алиссу.

Сейчас ее можно увидеть в новом проекте Pink Skies Ahead: в центре повествования — молодая девушка, которая пытается справиться с тревожным расстройством после отчисления из школы. Про такие истории говорят: «Жизнь имитирует искусство». Но в случае Барден все ровным счетом наоборот: она не понаслышке знает о том, что такое тревожность и как трудно бывает ее преодолеть. Теперь актриса делится в инстаграме собственным опытом, надеясь помочь другим людям пережить это состояние.

С какими трудностями вы столкнулись в период взросления?

Я поздно повзрослела. В 21 год выглядела на 13. Знала, что у меня миловидная внешность, но не чувствовала себя женщиной и страдала от неуверенности в себе. Вдобавок ко всему, в 17 лет у меня появилось акне, которое я никак не могла вылечить. И оно вернулось, когда мне было 25 или 26. Так что все ужасы пубертатного периода настигли меня в довольно зрелом возрасте.

Столкнуться с акне, будучи взрослым, — то еще испытание. Каким был для вас этот опыт?

Мне было очень стыдно и больно. Помню, Gucci пригласили меня на Неделю моды, и как раз в то время моя кожа была в очень плохом состоянии. Визажисты общались со мной очень мило, но они думали, что мне лет 16—17, а никак не 25. Я чувствовала себя очень неловко, потому что в такие моменты не ощущаешь себя взрослым. Мои агенты не поднимали эту тему, за что я им крайне благодарна. Дело в том, что во время съемок я несколько раз слышала, как люди говорили, что им придется исправлять мою кожу с помощью компьютерной графики — это было ужасно.

Публичность только все усугубляет?

Должна признаться, акне стоило мне больших денег — я потратила много средств на лечение кожи. Не думаю, что делала бы все это, если бы не была актрисой. Но понимаю, что отчасти моя работа зависит от того, как я выгляжу, и мне не хотелось слышать комментарии людей о моих проблемах. Хочется быть более сильным человеком и не беспокоиться о таких вещах.

Как вся эта ситуация повлияла на ваше ментальное здоровье?

Определенно, моя тревожность была тесно связана с акне. Когда вы беспокоитесь или находитесь в состоянии стресса, ваш гормональный фон скачет, как бешеный, и от этого появляются высыпания. Это замкнутый круг: акне провоцирует тревожность, из-за чего вы впадаете в депрессию. С этим очень тяжело справиться.

Вы сказали, что актерская деятельность неотделима от внешнего вида. Оказавшись в этой среде, вы стали как-то по-другому оценивать себя?

Я всегда думала о своей внешности, потому что выгляжу гораздо младше своего возраста. На протяжении всей моей жизни окружающие то и дело отпускали комментарии на этот счет: обычно они не имеют в виду ничего плохого, скорее делают комплимент. Моя мама ярая противница подобного. Она не бреет подмышки и вообще из тех людей, которые говорят: «Я выгляжу вот так и не пытаюсь кому-то что-либо доказать». Поэтому у меня не было особых проблем с принятием себя. И хотя я понимаю, что огромная часть киноиндустрии построена на аспектах внешности, чувствую, что благодаря положительному примеру своей мамы могу сохранять внутренний баланс.

Инстаграм как-то повлиял на ваше восприятие себя?

Люди в интернете постоянно обсуждают мои зубы, потому что они заметно отличаются от голливудского идеала. Раньше меня это сильно беспокоило: я не могла носить брекеты, как все нормальные подростки, потому что в то время снималась в ТВ-шоу. И думала: «Это нечестно!» Но, конечно, ты не можешь оправдываться перед всем интернетом. А еще мне часто пишут люди, говоря, как здорово видеть на экране человека, который не похож на всех остальных. Для меня гораздо важнее быть таким позитивным примером, нежели пытаться подстроить свою внешность под стандарты.

Вы подаете хороший пример в вопросах борьбы с тревожностью, потому что не стесняетесь открыто говорить о своем опыте. Что мотивировало вас на это?

Прежде всего на открытое обсуждение этой темы онлайн меня подстегнул тот факт, что я сама столкнулась с тревожным расстройством. В определенных ситуациях у меня постоянно случались так называемые всплески адреналина. Я замечала, что нервничаю, но не понимала почему. Такие состояния преследовали меня на протяжении всей жизни, и в какой-то момент панические атаки начали накатывать каждый раз, когда садилась в машину. Именно тогда я начала говорить об этом в сети, так как попросту не знала, что еще делать. Мне начали отвечать разные люди и благодарить за мою откровенность. Было невероятно приятно получить такую обратную связь, я почувствовала себя нормальным человеком.

Какой главный вывод вы сделали из своего опыта борьбы с тревожностью?

Почти все сталкиваются с такими состояниями, но я поняла, что у каждого они проявляются по-своему. Думаю, большинство людей переживают такой период, когда они хотят просто подавить в себе это или отрицают проблему. Но чем раньше вы осознаете, что у вас тревожное расстройство, и будете обсуждать это с кем бы то ни было, тем быстрее ваша жизнь придет в норму. Не обязательно обращаться к психотерапевту — сперва можно поговорить с другом, именно так я и поступила. Сейчас я хожу к психотерапевту, во время пандемии мы занимаемся пару раз в неделю. Я больше не боюсь садиться за руль. Не думала, что когда-нибудь добьюсь таких успехов.

Помимо сеансов психотерапии что еще помогает вам справиться с тревожностью?

Я медитирую, у меня на телефоне стоит приложение Headspace. Не пью кофеин — это большое достижение. Занимаюсь спортом каждый день, пусть это даже легкая 20-минутная пробежка или упражнения для дыхания. Когда вы учитесь контролировать дыхание и использовать физические ресурсы своего тела, это дает вам невероятный прилив сил. Стараюсь придерживаться здорового питания. А еще пытаюсь ограничить употребление алкоголя, потому что похмелье только усугубляет мое состояние. Но мне ведь 27 лет, и я не откажусь от бокала вина в компании друзей. Стараюсь рассказать о своем опыте максимальному количеству людей онлайн. Всегда говорю: если вы подросток или вам чуть за 20, просто делайте то, что хотите, потому что однажды наступит время, когда у вас не будет такой возможности. Вам придется учиться на своих ошибках.

Какие изменения в лучшую сторону вам хотелось бы увидеть в контексте обсуждения темы ментального здоровья?

Хочется жить в мире, где о проблемах психического здоровья будут говорить в школах. В каждом учебном заведении должен быть человек, к которому можно было бы обратиться за помощью. Многие сталкиваются с тревожностью еще в школе, но не знают, что с этим делать. И поэтому к 27 годам они чувствуют себя сумасшедшими. Тревожность влияет на принятие решений. Она не позволяет вам строить нормальные романтические или дружеские отношения. Провоцирует низкую самооценку и меняет вектор вашей жизни. Школы должны взять эту ситуацию под контроль.

В своем инстаграме вы также часто высказываетесь на тему движения Black Lives Matter. Насколько важно для вас использовать эту платформу в таком ключе?

За последние несколько недель я узнала больше, чем за всю свою жизнь. Будучи актрисой и имея такую площадку, я правда надеюсь, что у меня есть шанс хоть как-то помочь. Делилась с подписчиками всем, что читала сама.

Вы с надеждой смотрите в будущее? 

Да. Надеюсь, каждый извлечет определенные уроки из всего того, что произошло с начала этого года. Надеюсь, что с этого момента все будут добрее относиться друг к другу. Мы ведем себя так в кругу семьи и друзей, так почему не делать то же самое по отношению ко всему миру? Я действительно на это рассчитываю. Мне радостно от мысли о том, что мы вернемся в мир, где перемены к лучшему будут возможны.