© Юн Ан

Мода

Дизайнер марки Ambush Юн Ан о том, как молодому бренду пережить коронавирус

Сооснователь японского бренда рассказала Vogue, почему важно ориентироваться на внутренний рынок 

Популярность ювелирного дизайнера Юн Ан среди стритстайл-фотографов противоречит ее сущности «серого кардинала». Соосновательница бренда Ambush и дизайнер мужской ювелирной линейки Dior — настоящий инфлюенсер с фан-базой в 479 тысяч инстаграм-подписчиков. Созданная в 2015-м линия ювелирных изделий Ambush превратилась в полноценный лайфстайл-бренд, который в январе этого года купила миланская компания New Guards Group, куда входят Off-White, Palm Angels и Heron Preston.

На данный момент Ан находится на родине Ambush — в Токио, где число заболевших COVID-19 продолжает расти. Мы поговорили с дизайнером о том, как она обеспечивает безопасность сорока своих сотрудников, сокращает излишние расходы и пытается адаптироваться к новым реалиям.

Amboush в районе Сибуя, Токио

Расскажите о нынешней обстановке в Токио.

На самом деле все спокойно. Мы не отрицаем очевидного. Япония была одной из первых стран, куда коронавирус пришел после Китая, поэтому ситуация здесь отличается от США. Людей постоянно тестировали, напоминали мыть руки. В Токио многие носят маски, они давно стали частью культуры, так как население часто болеет сенной лихорадкой. Правда, правительство не проводит массовых тестирований на коронавирус, что тревожит японцев.

Как кризис сказался на вашем бренде?

Он повлиял на состояние всей страны. Сильнее всего пострадала сфера туризма — последние несколько лет именно иностранные покупатели делали огромный вклад в экономику Японии. Особенно это затронуло индустрию моды и ресторанный бизнес. Когда произошла вспышка коронавируса, Япония одной из первых закрыла въезд в страну из Китая и Кореи, и это значительно подорвало экономику. Но ничего не поделаешь, и сейчас именно внутренний рынок помогает Японии существовать автономно. Над этим мы работаем последние несколько месяцев. Но в мире все связано, и то, что происходит в США или Европе, сказывается на состоянии нашей страны. Каждый день приходится думать о том, что мы можем сделать в текущих условиях, как адаптироваться и двигаться дальше.

Получается, карантин в США отразился и на вас тоже?

У нас много иностранных клиентов, особенно из Китая, Кореи и США, и когда происходят ситуации, подобные нынешней, первая статья расходов, которую урезают люди, — покупка новых вещей. Мы стараемся делать упор на местных клиентов и местную экономику, пока все не вернется на свои места, что, по моим прогнозам, случится не раньше чем через полтора года. Я слышала, что Китай постепенно возвращается к нормальной жизни. Но что можно считать нормой? Обычно, как только люди теряют бдительность, наступает вторая волна пандемии. Я не эксперт и руководствуюсь только здравым смыслом, но мне кажется, нужно быть готовым к тому, что мы выкарабкаемся из всего этого только года через полтора. Мы уже затянули пояса, сократили расходы до минимума и теперь планируем сконцентрировать все силы на внутреннем рынке. Впереди много работы. 

Какие именно меры вы приняли?

Мы разработали несколько новых моделей, ориентированных на местных клиентов. Я просто пытаюсь как можно быстрее адаптироваться к новым реалиям и дать покупателям то, что им нужно: какие-то вещи, что пригодятся дома. Сейчас разрабатываем целую линейку товаров по доступным ценам.

Насколько важен китайский рынок для вашей компании?

Очень важен! Япония процветает благодаря китайским туристам. Вся эта ситуация показала, какую большую роль играет Китай и его экономика и как он влияет не только на Японию, но и на весь мир. По части производства все тоже сильно зависят от Китая. К счастью, в последние несколько лет мы активно развивали связи с местными производителями, поэтому мы не зависим от Китая хотя бы в этом аспекте. Очевидно, что из-за этого наши вещи стоят дороже, но зато мы можем быстро запускать их в продажу.

Расскажите, как пандемия повлияла на другие аспекты вашей жизни. Вы работаете с Dior Men, и недавно Ambush купила миланская компания New Guards Group. Но сейчас у вас нет возможности путешествовать, верно?

В конце февраля я должна была лететь в Италию. Наш рейс был с пересадкой, и, когда мы приземлились в Германии, выяснилось, что в Италии уже объявили карантин. Нам пришлось поменять билеты и вернуться в Токио — в противном случае мы рисковали по-настоящему застрять в Милане — было страшно. Я знала, что на тот момент в Японии уже были случаи коронавируса, и тут я поняла, как все серьезно. Сейчас мы, как и все, работаем через Zoom.

Amboush в районе Сибуя, Токио

Как вы восприняли новость об отмене мужской Недели моды в Милане в июне, во время которой байеры обычно делают закупки? Может быть, они будут проходить удаленно? Думали о такой перспективе?

Думаю, мы отложим встречи с байерами до сентября и организуем их в рамках женской Недели моды. Сейчас главный приоритет нашей компании — оставаться на плаву следующие несколько месяцев и выжить. Мы уже начали работать над новой коллекцией, но сейчас нужно направить все силы на работу с внутренним рынком, чтобы выстроить крепкие отношения с местными клиентами. Во время кризиса спасаются не самые большие или самые умные, но те, кто успеет вовремя перестроить и адаптировать свой бизнес. Думаю, стоит исходить из наихудшего сценария и тогда все будет в порядке. Важно быть начеку.

Похоже, вы действительно много думаете о нынешней ситуации и при этом выглядите вполне спокойной. Все дело в вашем характере?

Мы столкнулись со всем этим еще в январе. Сперва я, конечно, злилась, информации было очень мало. Но я постоянно слежу за новостями и читаю много исследований, не только по текущей ситуации, но и о том, как бизнесы справлялись с последствиями стихийных бедствий и пандемий в прошлом. Я не просто дизайнер — у меня собственная компания с штатом в почти 40 человек. Мне нужно мыслить рационально и строить планы на будущее. Не хочу допустить увольнений, я в ответе за то, чтобы у людей была работа. Важно думать наперед и не поддаваться панике. Все мои прошлые представления и идеи теперь ничего не значат. В данный момент я не знаю, что будет дальше. Такое ощущение, что нам каждый день приходится отрабатывать учебную тревогу. Что мы будем делать при том или ином исходе? Я веду открытый диалог с людьми: честно признаюсь сотрудникам, что у меня нет ответов на все вопросы, но сейчас мы нужны друг другу больше всего на свете. Также сказала, что не собираюсь сглаживать углы — нас ждут непростые времена, потому что пандемия затронула США, Европу, весь мир, и, чтобы придумать, как безболезненно пережить ближайшие месяцы, потребуются силы и отдача каждого.

Вы видите хоть что-то положительное во всей этой ситуации?

Мне кажется, главный плюс пандемии в том, что все замедлили темп. У нас появилась возможность подумать о действительно значимых вещах и о том, на чем стоит сконцентрировать внимание. Думаю, после эпидемии все станет более локализованным. Я рада, что мы сосредоточились на местном производстве и выстроили крепкие взаимоотношения с фабриками. Раньше переживала, правильно ли поступаю, но теперь счастлива, что сделала такой выбор.

Vogue.us / Nicole Phelps

Читайте также

Красота

Где и как лучше всего рожать

Красота

Сколько раз в день нужно есть