© Elizaveta Porodina

Мода

Фигура речи: как дизайнеры экспериментируют с формами

Что за этим стоит?

«Воздушный шар» и тем более «мыльный пузырь» — не самые романтичные названия. Но именно так журналисты окрестили один из двух главных силуэтов сезона. Первый, с подчеркнутой талией, резкими плечами и крутой линией бедер, пришел из строгих сороковых. Второй же оказался полной его противоположностью — нарочито объемным, пышным, округлым. И пришел он из эпохи торжества Haute Сouture. Или даже из фантазии о ней — где креативных директоров до сих пор величают «маэстро» и «кутюрье», а от радости в верно подобранном платье можно взмыть прямо в небо — да, как воздушный шарик. 

Платье-баллон Кристобаля Баленсиаги, Vogue US, 1950

© Irving Penn

Самой яркой иллюстрацией этой фантазии стал показ JW Anderson. Одну идею британский дизайнер по традиции разложил на две коллекции — сразу для обоих подопечных брендов. Версия для Loewe оказалась чуть более приземленной. Буквально: Андерсон использовал приглушенные «земные» цвета и снизил накал страстей — уменьшил объемы. Зато в именной линии отыгрался. 

JW Anderson

Loewe

Два года назад Демна Гвасалия, цитируя Кристобаля Баленсиагу, сшил для Balenciaga монструозных размеров пальто — и соцсети взорвались: мемы с человечками, тонущими в гигантской одежде, появлялись сотнями. Не прошел мимо и Марк Джейкобс. Он влюбился в огромные пальто, купил одно — и записал короткое видео, на котором пытался втиснуться в обновке на заднее сиденье машины, где уже сидели три собаки. Издевкой или подколом это не выглядело, судя по количеству восторженных хештегов и подписи «Самое веселое пальто!». Тот же предмет из осенне-зимней коллекции JW Anderson был ничуть не меньше — сесть в таком в такси, даже без собак, наверняка непросто. Но над ним уже никто не смеялся. Как и над пышным голубым платьем, с ворота до подола покрытым легким пушком. Пусть оно и напоминало снеговика — если бы того слепили не зимой из снега, а из облаков в чистом весеннем небе. Несмотря на гиперболизированные объемы, бахрому из целлофана и странность форм (другое платье в коллекции напоминало воздушного змея), вещи выглядели красивыми, даже элегантными. А еще легкими, наивными, по-детски жизнерадостными — хотя над созданием этих конструкций Андерсон явно работал с тщательностью архитектора. 

Marc Jacobs

Многие вещи из этой коллекции кажутся явными отсылками к наследию того же Баленсиаги — главного мастера по архитектурным формам. Самый очевидный момент — его balloon dress 1950 года, платье с очень говорящим названием. Вспомнил о нем не только Джонатан Андерсон. Похожие вещи были в коллекциях Nina Ricci, Carolina Herrera и даже Marc Jacobs — при желании его короткие пальто, по форме напоминающие колокола, можно сравнить с пальто-коконами Баленсиаги. В коллекции Richard Quinn и вовсе смешались намеки на разных кутюрье, которые сами такого соседства могли бы и не одобрить: немного (ну ладно — много) new look Кристиана Диора, красок Ива Сен-Лорана, безудержной пышности Кристиана Лакруа, нарядности и яркости Эмануэля Унгаро. И Джона Гальяно его золотых времен. 

Richard Quinn

Nina Ricci

Вопрос о смысле коллекций Haute Couture в современном мире, задаваемый слишком часто, привел к тому, что эти коллекции стали ближе к реальности. И никого на Неделях высокой моды уже не удивить даже денимом. Зато prêt-à-porter в этом сезоне вышло пышнее и наряднее, чем за все последние годы. Среди вечериночных мини и кожаных брюк все чаще попадаются пышные юбки, рукава-буфы, словно снятые с диснеевской принцессы, до неприличия объемные перьевые жабо. Чего стоит одна только коллекция Off-White, для которой Вирджил Абло сшил бальные платья с камуфляжными брюками и брутальными куртками! Почему все это понадобилось прямо сейчас? Вспомним комментарий Джонатана Андерсона: «Мне просто хотелось чего-то оптимистичного», — и это желание легко разделить. На мир, полный тревог, мода реагирует двумя путями. Кто-то призывает защищаться, мобилизоваться, упаковать себя в костюм, как в броню. А кто-то предлагает воздушный шар — чтобы в нем спрятаться и улыбнуться, пуститься в воспоминания или красивую фантазию. В этом смысле «мыльные пузыри» тоже могут быть и доспехами, и оружием. 

Area

Фото: Elizaveta Porodina (1); Irving Penn (2); indigitalimages.com 

Скачайте новый номер Vogue, чтобы всегда иметь его под рукой — для IOS и для Android.

Читайте также